Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Итоги 2010-Госбанки РФ ушли в отрыв в посткризисном тумане

Дата: 03 января 2011 в 19:40

Триумфальное шествие двух крупнейших российских госбанков Сбербанка и ВТБ в преддверии приватизации задвинуло робкие надежды частных банков на рост. А крупнейшее банкротство — крах Международного промышленного банка, оставшегося должным казне более $1 миллиарда, обнаружило скелеты в шкафу отечественной банковской системы, подтолкнув ЦБР к закручиванию гаек.

Частные банки вышли из кризиса с дорогими пассивами, и уступили кредитный рынок государственным, у которых стоимость фондирования ниже. В условиях стагнации спроса на кредиты разошлись даже кризисные должники Внешэкономбанка, которым госкорпорация помогла в кризис расплатиться с внешними долгами. Сбербанк взял на себя рефинансирование кредита на $4,5 миллиарда Русалу, и на $1,5 миллиарда — холдингу Altimo.

Битва за качественного клиента и доходность бизнеса обещает продолжиться и в следующем году.

«Для банков 2011 год станет годом активного кредитования со сниженной маржой, увеличения доли комиссий в структуре доходов и контроля за издержками», — говорит глава Райффайзенбанка Павел Гурин.

Темпы роста будут в 2-4 раза медленнее докризисных, добавляет он.

Аналитики Тройки Диалог прочат банкам непростой выбор между риском и доходностью. Тут на страже стоит Банк России, который обещает наказывать банкиров за любовь к рисковым операциям повышенными коэффициентами к капиталу.

«Это повод для банков задуматься, что они делают и для чего, и является ли это для них прибыльным», — считает Гурин.

Председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин предвидит уход с рынка ряда региональных банков, укрупнение госсектора и консолидацию частников в попытке составить конкуренцию госбанкам.

ГОСУДАРЕВО

Получив в кризис господдержку и накопив «подушку» безопасности Сбербанк и ВТБ чувствовали себя на коне, и весь год мерялись рекордами прибыли, планами поглощений и передела рынка.

Битва гигантов достигла апогея осенью, когда оба попали в программу приватизации и принялись за предпродажную подготовку.

В желании стать крупнее, прибыльнее и обрасти новой клиентской базой ВТБ замахнулся сразу на поглощение двух игроков из топ-30 — Транскредитбанка, обслуживающего железнодорожную отрасль, и опорного банка столичного правительства — Банк Москвы, осиротевшего с изгнанием Юрия Лужкова из мэрии.

Сбербанк, на который уже сейчас приходится треть российского рынка кредитования, решил не раздражать антимонопольные органы и нацелился на Восточную Европу, Турцию и Азию, правда его планы, в отличие от ВТБ, пока не обросли конкретикой.

Крупнейший госбанк близок к прорыву на новом для него поприще — инвестиционном банкинге. Ему прочат покупку одной из инвесткомпаний — Тройки Диалог, что перекроит рынок российского инвестбизнеса, оставив на поле битвы двух казенных игроков.

Частные банкиры от укрупнения госсектора не в восторге.

«Всякий госмонополизм в сфере, где должна эффективно работать конкуренция — это плохо», — говорит Вьюгин из МДМ-банка.

На Сбербанк и ВТБ приходится почти треть $1-триллионных активов российской банковской системы.

«Но вообще мне этот процесс начинает не очень нравиться, мягко выражаясь, когда государственные банки покупают не совсем государственные. Вроде мы всегда говорили о необходимости проведения приватизации, сокращения государственного сектора в экономике», — говорил в конце года председатель Банка России Сергей Игнатьев.

Его подчиненные не видят в ситуации ничего противоестественного.

«У любой матери есть материнский инстинкт... мать, а государство — это солидная мать, никогда не допустит, чтобы дочери, которые представляют ее, чувствовали себя на фоне прочих девочек не очень хорошо», — говорил глава департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский.

«Консолидация — это совершенно рыночная тенденция... Повышение капитализации банков — это позитивно, если наши банки будут стоить дороже — это хорошо», — считает глава департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления Михаил Сухов.

Главный госбанкир страны — глава Сбербанка Герман Греф говорит, что не видит никаких преференций от государства, напротив, страдает от бремени в виде социальной нагрузки и поддерживает консолидацию.

ПОПОЛЗЛИ

Российские банкиры, очнувшись от кризисного застоя, не спеша разбирали завалы накопленных проблем и переманивали другу у друга знатных клиентов, пытаясь вернуть к жизни банковский бизнес, остановившийся в период финансовой турбулентности.

С весны кредитование медленно, с перебоями, поползло вверх: ЦБ ждет, что банки закончат год с ростом кредитов компаниям на 12 процентов, населению — на 13-14 процентов. После «нулевого» роста корпоративного портфеля и падения розничного кредитования в 2009 году на 11 процентов банкиров прогноз вдохновляет.

«Изменение тренда с падения или стагнации кредитного портфеля, которое мы выдели в 2009 году, к медленному его росту», — вспоминает уходящий год Гурин. Правда, оно сопровождалось ужесточением конкуренции банков за качественных заемщиков, которое привело к снижению доходов от кредитования, говорит он.

«Но большинство банков сумели показать рекордную прибыль благодаря сокращению отчислений в резервы и положительной переоценке портфеля ценных бумаг в условиях рекордно низких ставок на денежном рынке, продержавшихся уже более полугода», — добавляет глава Райффайзенбанка.

«Банки в основном решали проблемы с просроченной задолженностью и формированием нового кредитного портфеля, — говорит зампред банка Возрождение Александр Долгополов. — Все коммерческие банки столкнулись с давлением со стороны госбанков на стоимость денег... видели демпинг по ставкам, работали в условиях снижения маржи и накопленных в кризис дорогих пассивов».

Следующий год, по его прогнозам, будет «немного порезультативнее, чем этот, чуть побизнесовее».

К осени банки справились с ростом просрочки, накопив 1 триллион рублей «плохих» долгов, и прошли пик резервирования под обесценение кредитов. Однако, проблема, по мнению банкиров, еще аукнется.

»...банки переупаковались (улучшили балансы с помощью вывода просроченной задолженности за баланс) и нарисовали на лице улыбки», — говорит Вьюгин.

«Никуда не делась проблема с «плохими» долгами в 1 триллион рублей», — соглашается Гурин.

ЦБР оценивает «спрятанные» во время кризиса проблемные активы в 500 миллиардов рублей.

БАНК ПУГАЧЕВА

Посткризисную эйфорию несколько омрачило падение Международного промышленного банка, чья предсмертная агония длилась несколько месяцев в ожидании исполнения обещаний владельца банка — сенатора — миллиардера Сергей Пугачева помочь ему через продажу активов Объединенной промышленной корпорации. Еще в феврале инвесторы покупали евробонды, летом — в отчаянии пытались получить свои деньги, а в октябре — уже рыдали над останками банка из тридцатки крупнейших.

ЦБР, которому лопнувший банк остался должен 32 миллиарда рублей, воззвал к помощи российского премьера Владимира Путина и пожаловался прокурорам, но с «вызовом доктора» власти спешить не стали.

Причиной банкротства Межпромбанка стала закредитованность на бизнес собственников, которой, по оценкам Standard & Poor's, страдает, больше половины российских банков. Регулятор задумался над проблемой, предложив вести надзор на консолидированной основе и ввести новый норматив, ограничивающий кредитование собственников, а также наделить его полномочиями самостоятельно определять связанность сторон.

СОБЫТИЕ ГОДА ПО ВЕРСИИ БАНКИРОВ:

Герман Греф, глава Сбербанка:

1. «Я воочию понял, что такое ежик в тумане... Смог над Москвой, аномальные погодные условия, которые стали причиной падения сельхозпроизводства... Если бы этого не случилось, то рост ВВП был бы под 5 процентов... Это — драматический удар по экономике».

2. «Победа России на проведение чемпионата мира по футболу — 2018».

Эдуард Иссопов, член правления Юникредит банка:

«Я бы обратил внимание ... на приобретение и объявление о будущем приобретении госбанками других банков, что свидетельствует о повышении доминанты госбанков на рынке, в условиях наличия у них избытка капитала».

Павел Гурин, глава Райффайзенбанка:

«Очень резкий скачок от отсутствия ликвидности и высокой стоимости денег к существующем избытку (средств) в условиях исторически низких процентных ставок заставил банки задуматься о том, насколько долго продлится такая ситуация, и как минимизировать процентные риски».

Николай Цехомский, глава Барклайс банка:

«В этом году самое приятное событие — это то, что ничего плохого не произошло, «второй» волны кризиса, которой боялись, не было».

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-банка:

«Ничего особо не запомнилось... Год был вялотекущий».

Александр Николашин, глава Московского кредитного банка:

1. «Год был тяжелый — трудились как слоны... Самое позитивное, что плохие ожидания не сбылись».

2. «Чемпионат мира по футболу-2018».

Источник: Reuters

По сообщению сайта Банкир.ру