Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

У.Кыдыралиев: Как повысить зарплату учителям?

Дата: 05 января 2011 в 10:20

CA-NEWS (KG)

Улан Кыдыралиев, экономист

В свете последних требований учителей о повышении им зарплаты возникает вопрос, какая должна быть экономически обоснованная зарплата учителя – на 30 процентов больше, в размере средней зарплаты, 10 тысяч, 20 тысяч или остаться прежней, так как денег нет в бюджете?

Почему выставляя свои требования об увеличении зарплаты, учителя с ностальгией вспоминают советские времена? В чем принципиальная разница финансирования системы образования при социализме и при рыночной экономике, при капитализме? При социализме действует принцип уравнительного перераспределения национального дохода. Почти вся прибыль предприятий Союза и большая доля реальной заработной платы населения аккумулировалась в централизованных фондах, а потом перераспределялась на образование, здравоохранение, сельское хозяйство и т.д. Сейчас не будем обсуждать хорошо это или плохо с экономической точки зрения. Если советское государство считало необходимым обеспечить бесплатное всеобщее среднее образование, бесплатное высшее образование (с соответствующей технической базой и материальным обеспечением учителей), то оно могло позволить себе это.

В условиях рыночной экономики бесплатное образование для всех не могут себе позволить даже самые богатые развитые страны. Что тогда говорить о бедном Кыргызстане, с его слабой экономикой, большая часть которой к тому же находится в тени и не платит налоги. Мы должны принять и понять, что бесплатное среднее образование (настоящее образование) в нашей стране в современных условиях не возможно. Именно из-за игнорирования этой аксиомы у нас сложилась анекдотическая ситуация, когда государство делает вид, что платит учителям, а учителя делают вид, что работают.

Что мы сейчас имеем? Какой конечный «продукт» на выходе дает наша система образования? Если не говорить о весьма не положительных субъективных впечатлениях, то давайте примем за истину опубликованную в СМИ информацию о том, что по результатам испытаний, прошедших в 2010 году, наши ученики по уровню знаний находятся на последнем месте из проверенных 60 стран. Выходит, что среднюю школу у нас оканчивают в основной массе малограмотные дети, 70-80 процентов которых в дальнейшем поступают в ВУЗы на юристов или экономистов. По плотности юристов и экономистов на душу населения Кыргызстан, наверное, уже вышел на первое место в мире, но до экономического процветания и правового государства с законопослушным населением нам еще далеко.

Если рассматривать взаимосвязи в системе школа – ВУЗ – экономика – госбюджет, то понятно, что она имеет вид замкнутого круга: из школы, ВУЗа в экономику идут работники, специалисты, экономика работает, налоги идут в госбюджет, а оттуда — в виде зарплат учителям. В нашей стране этот круг получается порочным: недовольные учителя — полуграмотные школьники – некачественные специалисты – бедная страна – недовольные учителя.

Также можно сравнить систему народного образования с фабрикой, а учителей с ее работниками, и получается, что кыргызская фабрика выпускает некачественную, дешевую, зачастую ненужную продукцию и не платит своим работникам хорошую зарплату. Работники недовольны и бастуют. Кто виноват? Можно было бы обвинить самих работников в том, что они недобросовестно относятся к своей работе. Но все-таки, с точки зрения экономиста, основная вина лежит на руководстве фабрики, которое не выстроило более эффективное производство, не реализует маркетинговую политику, направленную на производство качественной и необходимой продукции. Если же не менять систему полностью, то увеличение зарплат не возможно в принципе, так как это может привести в конечном итоге к банкротству.

Таким образом, мы определили цель, на которую должна ориентироваться система образования — это выпуск качественных, востребованных специалистов. Также определили основное ограничение – невозможность полного финансирования из госбюджета.

Чтобы найти пути, основные направления реформирования всей системы образования, нужно исходить из ее основной цели и учитывать основное ограничение. Начнем с цели и попробуем конкретизировать ее. Если исходить из структуры нормальной экономики, где должны будут трудоустраиваться выпускники нашей предлагаемой системы образования, то их нужно разделить на пять, примерно равных, групп: специалисты с высшим образованием, специалисты со средним специальным образованием (далее: специалисты) для сельского хозяйства, специалисты для промышленных отраслей и строительства, специалисты для сферы услуг, служащие силовых структур. Высшее образование необходимо только для пятой части занятых в экономике, выходит, что и общеобразовательное среднее образование, как базу для высшего, нужно оставить только для пятой части старшеклассников. Большинство учеников должно в основном получить профессионально-техническое или военное образование.

Для соответствия определенному нами ограничению по государственному финансированию и насущной необходимости в значительном увеличении средств, направляемых для финансирования системы образования, нужно:

В первую очередь, рационализировать использование средств госбюджета и населения. У нас в настоящее время значительная часть национального дохода страны в виде средств из госбюджета, средств родителей на репетиторов, дополнительные занятия, контракты, содержание студентов, взятки преподавателям расходуется нерационально, не дает нужного экономического эффекта. Эти средства распыляются, размазываются на ненужные общеобразовательные дисциплины для большинства старшеклассников, на ненужные, не востребованные ВУЗовские специальности.

Во-вторых, привлечь в систему образования средства заинтересованных в будущих специалистах структур. Для большей ясности приведем следующий пример подготовки служащих для силовых структур: В Кыргызстане на текущий момент избыток предложения рабочей силы, молодые люди в поисках работы уезжают в основном в Россию. Одной из перспективных сфер предложения своих услуг для молодых кыргызстанцев может стать Российская армия. Она в соответствии с основными направлениями реформы вооруженных сил в скором будущем полностью перейдет на контрактную службу, при этом контрактникам будет предложена весьма хорошая оплата даже по российским меркам. Закон позволяет иностранцам служить в ее армии, а с учетом демографической ситуации это будет даже поощряться. Т. е. законодательная и экономическая база для службы кыргызстанцев в России есть. Если правильно согласовать вопрос с ее соответствующими ведомствами, то можно открыть, по крайней мере, во всех областных центрах нашей страны российские военные сержантские училища. Там, например, можно будет обучать детей от 14 до 18 лет. Дети будут получать полноценное питание, обмундирование, научатся правильно говорить по-русски. При достижении 18 лет они пойдут сержантами-контрактниками в Российскую армию, наиболее способные пойдут в высшие военные учебные заведения.

В мировой практике есть близкий прецедент – это служба сикхов и гуркхов в британской армии. Для последних такая служба является даже, своего рода, национальной специализацией. Она очень почетна, материально обеспечивает всю родню, достойную жизнь после выхода на пенсию.

Таким образом, мы нашли источник финансирования обучения для значительной части наших детей в возрасте от 14 до 18 лет. Качественного обучения с последующим гарантированным трудоустройством на высокооплачиваемой работе. Нужно только проявить расторопность и занять эту новую перспективную нишу.

Аналогичным образом можно организовать систему профтехобразования с привлечением средств из России, наших крупных предприятий. Для специалистов в сельском хозяйстве, сферы услуг более приемлемым может оказаться смешанная система профессионально-технического образования и ученичества у фермеров и мелких предпринимателей.

В-третьих, чтобы начать системную реорганизацию сферы образования уже в ближайшее время, необходимо изыскать значительные средства. Одно материально-техническое обеспечение качественного образования, переобучение и повышение квалификации учителей будет требовать огромных капиталовложений. Эти инвестиции можно будет привлечь извне, но для спокойствия инвесторов и для согласования наиболее благоприятных для нас условий, нашей стране не помешает дополнительный собственный финансовый источник. Этим источником может стать прямой, целевой, подушный налог на образование, когда каждый гражданин Кыргызстана в возрасте от 18 лет до выхода на пенсию будет платить, например, 1,5 – 2 тысячи сом в год. (Чычкак улактын баасы. В масштабах страны может дать дополнительных 5 -6 млрд сомов). При правильно проведенной разъяснительной компании, такая мера позволит обеспечить начальные условия для стабильного финансирование системы образования. (В условиях широкого распространения теневой экономики, несовершенства законодательства, когда большая часть населения не платит налоги, такой налог может положить начало формированию у населения сознания примерного налогоплательщика, причастного к государственным делам. Одна из принципиальных отличий западной демократии в том, что граждане требуют качества государственных услуг как налогоплательщики, непосредственно оплачивающие эти услуги.) Фиксированный, целевой налог на каждого работника можно ввести и для крупных работодателей для финансирования профессионально – технического и высшего образования.

Таким образом, вырисовывается следующая система народного образования в стране: Государство гарантирует бесплатное всеобщее, начальное (например – восьмиклассное) образование. Параллельно работают частные платные школы или государственные с частичной оплатой. После окончания восьмилетки двадцать процентов выпускников поступают в средние общеобразовательные школы, расположенные в райцентрах и крупных населенных пунктах с общежитиями для приезжих из сел. Частные средние школы – платные. Государственные школы освобождают от оплаты в соответствии с вступительными баллами и по мере показываемых результатов. Профессионально – техническое и военное образование финансируется частично за счет будущих работодателей, частично за счет целевого налога, применяется также система мастер-ученик.

В завершении вернемся к зарплатам учителей. Понятно, что когда средняя оплата труда учителей составляет 2 – 3 тыс. сом, ее повышение на 30 или даже на 100 процентов неприемлемо. Также нельзя в наших условиях брать за базу среднюю по стране официальную зарплату, так как из-за «серой» составляющей фактический уровень оплаты труда значительно выше. К тому же, в общей структуре доходов населения доля зарплаты весьма незначительна. В этих условиях за реальную базу для определения экономически обоснованного уровня зарплаты учителя можно принять размер минимальной потребительской корзины (он же прожиточный минимум, он же уровень бедности). В настоящее время его среднее значение составляет около 3,5 тыс. сом в месяц на одного человека. Значит, чтобы учитель на уровне бедности обеспечил себя и хотя бы двух своих детей, его зарплата должна быть не ниже 10,5 тыс. (3,5 тыс. х 3) сом.

2011-01-05 10:00:02

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба