Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ответственность корпораций (Диляра Тастемир)

Дата: 05 января 2011 в 14:10

Ответственность корпораций

 

Диляра Тастемир

 

Одной из задач, поставленных Главой государства в свете реформирования правоохранительной и судебной систем, является введение института уголовной ответственности юридических лиц.

Существенным отличием законодательства РК по борьбе с экономическими преступлениями от законодательств стран с развитой экономикой является отсутствие норм, позволяющих привлекать к уголовной ответственности юридическое лицо за совершение преступления в сфере экономической деятельности. А необходимость в этом по мере развития рыночных отношений и продвижения демократических реформ в стране все более возрастает.

По законодательству РК в качестве субъекта преступления, в том числе и в сфере экономической деятельности к уголовной ответственности за совершение преступления может быть привлечено только физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. При этом в Концепции правовой политики на 2010-2020 годы поставлена задача о введении уголовной ответственности юридических лиц за совершение некоторых преступлений, в том числе экономических. Подобную позицию в своих работах поддерживали такие ученые, как Б. Айсин, И. Борчашвили, Э. Жевлаков, С. Куставлетов, А. Плешаков и другие.

В некоторых странах, граничащих с Казахстаном, в законодательстве уже установлена ответственность юридических лиц. К примеру, в Уголовном кодексе КНР применительно к этим преступлениям законодатель применяет понятие «корпоративное преступление», к коим относятся посягательства против социалистического рыночного экономического порядка. Появление в уголовном законодательстве Китая такой системы свидетельствует о стремлении поставить заслон широкому распространению в стране организованной преступности в области промышленного производства, кредитно-финансовых и валютных операций, таможенного контроля и т.п. Оно вызвано реальными условиями современного развития общества, состояния преступности в сфере экономики в целом.

На постсоветском пространстве интересным для изучения представляется опыт Латвии.

В Уголовном законе Латвии сохранены все правила квалификации деяний и наказания виновных физических лиц, а уголовная ответственность юридических лиц сформулирована в порядке применения не наказания, а мер принудительного воздействия.

Специальная глава Общей части УЗ Латвии под названием «Меры принудительного воздействия, применяемые к юридическим лицам», вступила в силу с октября 2005 г. Такие меры применяются только в случаях, если осуждено физическое лицо за преступление, совершенное им в интересах юридического лица.

Статья 12 УЗ Латвии исчерпывающе определяет виды такого интереса. Он имеет место, когда физическое лицо, действуя индивидуально или как член коллегиального органа юридического лица, имеет право: представлять юридическое лицо, или действовать по его заданию, или принимать решения от имени юридического лица, или осуществлять контроль в пределах юридического лица, а также, если физическое лицо находится на службе у юридического лица.

Во Франции, представляющую группу стран континентальной правовой системы, кстати, ставшей основой и для казахстанского права, уголовный кодекс допускает ответственность юридических лиц по очень широкому спектру преступлений. К ним относятся: преступления против человечества; неумышленные посягательства на жизнь и на неприкосновенность человека; изготовление, импорт, экспорт, перевозка, хранение, передача наркотиков; терроризм и др.

Вместе с тем надо отметить, ряд западноевропейских стран воздерживается от привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, стремится изыскивать иные способы воздействия на них в случаях правонарушающей деятельности. Так, по законодательству Федеративной Республики Германии ответственность корпорации за противоправные действия ограничивается системой наложения штрафов.

Определенные опасения по существу рассматриваемого вопроса были озвучены в СМИ и отечественными правоведами и практиками. Совершенно очевидно, что юридическое лицо может оказаться в роли подсудимого благодаря исключительно своим руководителям, органам управления, должностным лицам. И если санкция закона грозит юридическому лицу отзывом лицензии, запретом заниматься тем или иным видом деятельности вплоть до ликвидации предприятия, то почему при этом должны страдать интересы рядовых работников, учредителей, простых акционеров — задаются вопросом представители казахстанской Фемиды. Ведь в конечном итоге именно на судебную систему ляжет бремя ответственности за вынесенные решения.

Отвечая критикам установления уголовной ответственности для юридических лиц, французская исследовательница М.-Л. Расса указывала, что противоположное решение привело бы к более тяжким последствиям, когда за преступление юридического лица ответственность несли бы только его руководители. Это действительно противоречило бы принципу ответственности каждого за свои действия, поскольку, с одной стороны, руководители — это только органы по исполнению решений совета управления и общего собрания юридического лица, с другой — руководители сменяют друг друга, а юридическое лицо остается. Поэтому неправильно привлекать к ответу руководителя, выполняющего свои функции на момент обнаружения преступного деяния, за действия, совершенные его предшественником. К тому же Расса полагает, что юридическое лицо не может быть отождествлено с людьми, входящими в него. Оно имеет собственную волю, которая выражается в решениях, принятых более или менее квалифицированным большинством его членов.

Аргументы, высказываемые pro (в защиту) введения системы уголовной ответственности для юридических лиц, по мнению ряда исследователей, в общем виде звучат так:

1) поскольку значительное число преступлений совершается в настоящее время через корпорации, единственным эффективным методом борьбы с корпоративной преступностью является наложение на них прямых карательных санкций;

2) подвергать уголовному преследованию исключительно физических лиц за действия, которые они совершали в рамках корпорации и своих должностных обязанностей, несправедливо и к тому же это не позволит достичь желаемого результата, поскольку упущения в работе организации не исчезнут из-за того, что один из ее сотрудников предстал перед судом;

3) альтернативные модели ответственности юридических лиц (административная, гражданская) не дают тех процессуальных гарантий, как при уголовном процессе;

4) на корпорации может налагаться штраф, значительно превышающий максимальный размер штрафа для индивидуума; к тому же большое значение может иметь сам факт осуждения корпорации (стигма);

5) на международном уровне государства оказывают правовую помощь друг другу в преследовании преступников часто только по уголовным делам, а преступная деятельность корпораций будет все более носить вненациональный характер.

Решение задачи, поставленной Главой государства перед законодателем, потребует серьезного подхода и четкого обозначения следующих положений: правового определения вины юридического лица; видов преступлений, в орбиту которых могут быть вовлечены юридические лица; особенностей досудебного производства, судебного разбирательства, возможных видов санкций. При этом необходимо особо акцентировать внимание на строгом следовании общим принципам гуманизма и справедливости уголовного судопроизводства.

По сообщению сайта Zakon.kz