Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Деньги — в землю

Дата: 06 января 2011 в 13:50

Фарида Галиева
В этом году завершается одна из самых актуальных государственных программ — «Развитие сельских территорий». Действует она с 2003 года, и ее итоги подвергли анализу в Институте политических решений с участием экспертов и представителей агрокомплекса страны

Как было отмечено в ходе дискуссии, определенные социальные сдвиги в сельских районах за эти годы произошли: обновились школы, больницы, водопроводы, инженерные инфраструктуры. Но в то же время за тот же период с казахстанской земли исчезло 650 сельских населенных пунктов, отнесенных к неперспективным. Одновременно почти в два раза выросло количество «перспективных поселков», что привело к значительной миграции сельского населения.
Однако главная цель программы, а именно создание условий для современного агропромышленного комплекса, по мнению специалистов и аграриев, достигнута не была. Несмотря на значительное финансирование, которое постепенно привело к формированию нынешнего, как было отмечено, огромного бюджета Минсельхоза в этом году — 292,5 миллиарда тенге (в 2005 году, например, он составлял 80,6 миллиарда тенге), ситуация в сельском производстве оставляет желать лучшего.
Сегодня 72 процента в валовой продукции казахстанского сельского хозяйства составляют продукты так называемых мелких формирований. Почти половина из этих продуктов производится на личных подсобных хозяйствах, численность которых ныне около 2 миллионов, тогда как 22,8 процента производства — это продукция собственно крестьянских хозяйств. Крупные же сельхозпредприятия поставляют только 28 процентов валовой продукции. В основном это зерно.
Таким образом, преобразование нашей сельской отрасли в постсоветский период, направленное на создание малых частных крестьянских хозяйств, можно назвать осуществленным — их доля в составе всех сельхозформирований составляет сегодня около 97 процентов. То есть землю раздали, собственников ее создали. Однако агропромышленного комплекса так и не появилось. Почему? На этот вопрос участники дискусии дали несколько неоднозначных ответов.
Правительство быстрыми темпами провело реформирование на селе и, в первую очередь, эти преобразования затронули совхозы. С одной стороны, центральные органы власти стремились провести разгосударствление для того, чтобы «выглядеть в лучшем свете» перед мировым сообществом и иностранными инвесторами, стремясь к тому же избавиться от тяжелого бремени дотирования аграрного сектора, с другой — подобными мерами пытаясь сохранить за собой функции административного управления агропромом, назначая руководителей еще сохранившихся крупных хозяйств.
Однако оказалось, что, несмотря на сохранение контроля, реорганизация крупных хозяйств и других структур явилась довольно сложным процессом для наших реформаторов. Так, в ходе разгосударствления при поспешном и необдуманном его проведении возникло резкое снижение технической оснащенности хозяйств и эффективность использования основных технических фондов.
Как считает экономист Канат Берентаев:
— После всех этих реформ сейчас отсутствует ядро агрокомплекса. Нет производства минеральных удобрений, сельскохозяйственной продукции как для животноводства, так и для растениеводства, нет хороших дорог, элеваторов, подготовленных кадров — всей производственной инфраструктуры. Компонент под названием «Отрасли, связанные с развитием сельского хозяйства» просто за эти годы выпал из поля зрения тех, кто осуществлял госпрограмму.
Это, в частности, привело к тому, что теперь более 82,2 процента крупного рогатого скота находится в личных подсобных хозяйствах населения, мясная продуктивность этого поголовья крайне низкая, кормовая база  слабая, а уровень развития фермерства в мясном скотоводстве не отвечает никаким современным нормам. И с каждым годом Казахстан вынужден увеличивать импорт мяса, на что тратятся огромные средства.
По последним данным, объемы импортируемого мяса составляют около 20 тысяч тонн ежегодно. Это включает 10 тысяч тонн замороженного мяса крупного рогатого скота. Причем ввозится это мясо со всего света, со всех континентов — из Австралии, Аргентины, Бразилии, из стран Европейского союза. К этим поставщикам следует добавить также США и Канаду, которые экспортируют нам еще и свинину, а также пищевые субпродукты из домашней птицы.
Иными словами, «реформа» привела к значительному отставанию от развитых стран в эффективности развития именно животноводства.
Республика для покрытия внутренних потребностей вынуждена в больших объемах импортировать также масло и растительные жиры — в объеме 58 процентов от производимого в стране, колбасных изделий — 50 процентов, сахара — 49 процентов, мясных консервов — в объеме 94 процента. А также ввозить 82 процента рыбопродуктов и неизвестное, но, видимо, солидное количество муки и макаронных изделий.
Хотя по многим позициям, например, растительному маслу, в республике существует возможность отказаться от импорта при налаживании соответствующих производств внутри страны.
Не лучше складывается ситуация с производством овощных культур. Регулярно здесь случается так, что в период овощного урожая часть плодов просто пропадает, не дойдя до потребителя. Происходит это, по мнению Каная Жунусова из Союза фермеров Казахстана, из-за отсутствия государственной сельскохозяйственной политики, рыночных механизмов, нормальной законодательной базы, маркетинговых исследований.
К тому же разрушена система заготовительных контор, которая существовала во времена колхозов. Простой крестьянин до рынка не может доехать, чтобы реализовать свою продукцию.
— На рынке существует своя, грубо говоря, мафия, — говорит Канай Жунусов, — туда просто так со своей продукцией не заявишься. Постоишь день, два, три — она испортится и отдашь задаром. К этому можно добавить целую цепочку посредников. Все против крестьянина, ни одного фактора за крестьянина нет, кроме как заявлений от государства, что оно его якобы поддерживает.
В каждом из прилегающих к Алматы районе от 10 до 20 тысяч гектаров незадействованных поливных, пахотных земель. Почему так происходит? У фермеров нет средств на развитие, нет ликвидного залогового имущества. Из-за этого инвесторы (банкиры) не хотят к ним идти. Кроме того, сельское хозяйство считается одним из самых рискованных и требующих «длинных денег». Инвесторы же, несмотря на избыток свободных финансовых ресурсов, не желают вкладываться в долгие и рискованные проекты.
Высокопоставленные чины из правительства неоднократно заявляли, что в агропромышленный комплекс регулярно увеличиваются дотации. Что, казалось бы, является делом благотворным. Но здесь важно учесть одну деталь. В данном случае важен не объем дотирования, а структура и механизмы для распределения финансовых ресурсов. Коль скоро сельское хозяйство находится в хаотичном, неотрегулированном рынке, не выработаны финансовые механизмы и не созданы принципы эффективного менеджмента, дотировать его все равно, что выбрасывать деньги в трубу или сжигать на костре. Непонятно, куда уходят эти дотации и помогают ли они реально? Судя по сегодняшнему состоянию в агрокомплексе, бездумное увеличение дотирования бесперспективно.
Подводя же обсуждения и анализы результатов реализации программы, участники дискуссии пришли к общему выводу: современного агропромышленного комплекса в Казахстане еще не создано. Это было подтверждено конкретными цифрами, которые говорят, что у нас нет промышленного производства практически по всем видам сельхозпродукции.
А создать его возможно только лишь путем перехода на индустриальные масштабы, что предусматривает укрупнение, консолидацию мелких хозяйств, создание системы крупных производственников. Однако данные преобразования не поддерживаются мелкими фермерскими хозяйствами, которых в стране более 200 тысяч. И для изменения ситуации нужны, как всегда, политическая воля, решение вопроса перераспределения земли, поиск адекватных и правильных механизмов ее использования, изменение сроков ее аренды, изъятие земли у тех, кто не использует ее по назначению. Только тогда возможен процесс консолидации мелких хозяйств.

По сообщению сайта Новое поколение