Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Узбекистан беспокоит нарастающее стремление стран верхнего водосбора проводить курс гидроэнергетического диктата

Дата: 06 января 2011 в 18:10

CA-NEWS (UZ) — Узбекистан беспокоит нарастающее стремление стран верхнего водосбора проводить курс гидроэнергетического диктата.

Узбекистан все больше беспокоит нарастающее стремление стран верхнего водосбора проводить курс гидроэнергетического диктата, под которым подразумевается переход с ирригационно-экологического на неприемлемый по отношению к природе и человеку энергетический режим, сообщает Газета.уз со ссылкой на газету Народное слово.

Об этом говорится в статье Муродбека Нормуродова «Гидроэгоизм как фактор дестабилизации обстановки в Центральной Азии».

«Гидроэгоизм как инструмент давления вот уже несколько лет используется для планомерного сокращения подачи воды в летнее время без учета интересов соседних стран низовья, особенно когда остро ощущается потребность в орошении сельскохозяйственных угодий. Официальная причина таких «деяний» -необходимость сбора воды для выработки электроэнергии», – пишет автор.

Такая тенденция, последствиями которой все чаще становятся искусственные паводки зимой и усиление дефицита воды летом, получает все большее развитие. Это происходит несмотря на то, что Токтогульское, Нурекское и Кайраккумское водохранилища, активно задействованные в вышеназванных процессах, были построены на реках Амударья и Сырдарья только в целях ирригации, отмечается в статье.

Узбекистан в целях защиты экологии и экономии использования водных ресурсов планомерно сокращает объем орошаемых земель и осуществляет переход к посеву менее влагоемких сельскохозяйственных культур. Если в начале 1990-х годов около 50% орошаемых земель занимал хлопчатник, то сейчас доля хлопчатника в орошаемом земледелии составляет около 30%.

Страна также перешла от административно-территориального управления водными ресурсами к бассейновому, что позволило обеспечить более эффективное, стабильное и равномерное распределение воды на всех уровнях. Водозабор по всей республике по сравнению с 1980-ми годами снизился с 64 миллиардов до 53 миллиардов кубометров в год.

Однако со стороны политиков государств, расположенных выше по течению Амударьи и Сырдарьи, планомерно проводится линия диктата над существующим естественным экологическим равновесием, создающая дисбаланс водных ресурсов верхнего и нижнего течения двух крупных рек Центральной Азии, пишет Муродбек Нормуродов.

Таджикистан, помимо практически осуществленного перевода от ирригационного режима потребления водных ресурсов Сырдарьи и Амударьи к энергетическому, планирует реализацию комплексной программы использования водных ресурсов реки Зарафшан для ирригационно-энергетических целей. Согласно этой программе предусматривается изъятие дополнительно более 1,5 кубических километра водостока реки для обеспечения около 130 тысяч гектаров орошаемых площадей в Ура-Тюбинской зоне страны.

Катастрофическими последствиями для водопользователей Самаркандской и Навоийской областей Узбекистана может обернуться и запланированное Таджикистаном строительство в верховьях реки Зарафшан каскада ГЭС с крупными водохранилищами.

«Все вышеназванные проекты на трансграничных реках реализуются без какой-либо оглядки на основные многосторонние универсальные договоры в сфере международного водного права в рамках ООН, такие как Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер от 17 марта 1992 года и Конвенция о несудоходных видах использования международных водотоков от 21 мая 1997 года», – говорится в статье.

Автор напоминает, что Узбекистан выступает за проведение независимой международной экспертизы намечаемого строительства всех крупнейших гидроэнергетических объектов в регионе.

«Призывы к этому продиктованы реальными угрозами экологического, техногенного и экономического характера. Тем более, в контексте неослабевающего нагнетания напряженности вокруг трансграничных рек позиция и беспокойство стран низовий вполне объяснимы. Очевидно, что непонимание или даже открытое игнорирование этих рисков и угроз является проявлением односторонней политики, основанной на концепции гидроэгоизма», – подчеркивает автор.

Гидроэгоизм как опасная политико-нравственная проблема проявляется в Центральноазиатском регионе в следующих действиях, суммируется в статье:

* в сознательном ухудшении естественной природной среды за счет игнорирования экологических прав и интересов соседних стран;

* в стремлении получить сиюминутную политико-экономическую выгоду благодаря бездумному переходу от ирригационно-оросительного к энергетическому режиму водоснабжения;

* в нанесении глобального экономического вреда странам, расположенным ниже по течению рек Амударьи и Сырдарьи;

* в сознательном отказе от строительства малых гидроэлектростанций, которые гармонизировали бы с экологией региона, в пользу возведения форсированными темпами крупных и опасных плотин в сейсмоактивных зонах;

* в невыполнении международных конвенций ООН, справедливо учитывающих интересы всех стран, находящихся как в низовьях, так и в верховьях рек;

* в продолжении строительства Рогунской ГЭС на основе устаревшего проекта, в котором не учтены современные национальные и международные нормативы, включающие учет таких важнейших факторов, как гидрология, геология, сейсмоустойчивость, селе — и оползнеопасность;

* в непризнании какого-либо контроля со стороны международных экспертов по соблюдению качества и темпов строительства гидросооружения.

По мнению Муродбека Нормуродова, гидроэгоизм может стать определяющей причиной возникновения глобальной экологической катастрофы, особо опасной для жителей Центральной Азии с населением более 50 миллионов человек.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба

Читайте также