Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Аватарсобрал $3 млн, и это максимальный box office в Казахстане на данный момент

Дата: 10 января 2011 в 04:11 Категория: Новости экономики

Анна АССОНОВА, www.kursiv.kz, 30 декабря

В 2010 году в прокате появилось несколько казахстанских кинокартин, но еще больше находилось в это время в процессе производства и будут готовы к выходу этой зимой-весной, в том числе и один из самых ожидаемых отечественных фильмов – «Ликвидатор» режиссера Ахана Сатаева. Предыдущая кинолента Ахана «Заблудившийся» представлена на премию «Оскар» от нашей страны. О том, как сделать успешный фильм и сколько можно заработать на кинопроизводстве в Казахстане, «Къ» в эксклюзивном интервью рассказал Ахан Сатаев.
– Ахан, Ваш фильм «Заблудившийся» отобран от Казахстана на «Оскар». Что дает вашей компании SataiFilm это представление на премию американских киноакадемиков?
– В первую очередь, придает силы для следующих работ. Выдвижение на «Оскар» – это уже высокая оценка. Войдет ли «Заблудившийся» в шорт-лист – неизвестно, потому что конкуренция огромная – 65 фильмов от разных стран представлены на премию. Но название SataiFilm уже упоминается в мировых СМИ. Для нашей компании это важно, потому что мы сейчас полностью переключилась на кинопроизводство. Рекламные ролики уже не снимаем, все-таки в рекламе сейчас не такая стабильная ситуация.
– То есть кино сегодня более надежный заработок, чем реклама?
– Для нашей студии на данный момент это так. У нас сейчас много работы по кинопроектам. А мои друзья из рекламной сферы жалуются, что после кризиса заниматься рекламой стало тяжело, значительно упали объемы заказов.
– Согласитесь, удивительно, что снимать кино в Казахстане сейчас становится выгодно. Много лет это было убыточное занятие исключительно для фанатиков своего дела.
– Здесь надо отметить роль государства. Многие проекты финансирует национальная компания «Казахфильм». На мой взгляд, сейчас она формирует киноиндустрию. Это отрадно, потому что многим странам, переживающим последствия кризиса, сейчас не до кино. А у нас – обратные процессы. «Казахфильм» наращивает мощности, много фильмов в производстве, обновилась техническая база. Вот производство картины «Ликвидатор» на 90% мы делали на базе «Казахфильма» и довольны результатом. Только музыкальную дорожку к фильму сводили в Лондоне и специалистов по звуку приглашали из Москвы, чтобы они делали работу на казахфильмовской аппаратуре. Техническое оснащение там соответствует мировым стандартам, а специалисты пока еще учатся.
– Когда произошел этот переломный момент, что казахстанское кино стало приносить доход?
– Наверное, когда появились новые кинотеатры, выросла их посещаемость.
Когда мы сделали «Рэкетира» в 2007 году, поняли, что интерес к отечественному кино очень большой. Было очевидно, что Казахстану нужен свой кинопроизводитель, чтобы не растерять этот интерес.
– Получается, что уровень оснащения кинотеатров играет значительную роль в развитии отечественного кинематографа?
– Конечно, это же досуг. Молодые люди приходят в торговый центр, делают покупки, затем идут в кинотеатр, чтобы с комфортом в мягком кресле провести свое время. Поэтому очень важно, чтобы зритель, купив билет на отечественное кино, не пожалел об этом.
– А когда студия SataiFilm стала получать прибыль от кино?
– С самого первого фильма. «Рэкетир» заработал в кинотеатрах $1 млн 50 тыс. и $200 тыс. на DVD. Мы до сих пор зарабатываем на «Рэкетире», фильм хорошо продается на телеканалы по миру. Это небольшие деньги, но все равно приятно осознавать, что я могу вернуть что-то своим друзьям-инвесторам, которые, может, особо и не рассчитывали на коммерческий успех фильма.
У казахстанских картин не такие уж большие бюджеты, поэтому они могут быть окупаемыми. Я точно знаю, что есть картины, которые «отбили» свои затраты: «Ирония любви», «Сказ о розовом зайце». «Кайрат-чемпион» даже принес прибыль. Сейчас в прокате идет «Коктейль для звезды», очень хочу посмотреть, говорят, что в кинозалах аншлаги.
– Есть предположения, что «Коктейль для звезды» в прокате может обойти «Рэкетира»?
– На данный момент среди отечественных картин «Рэкетир» держит пальму первенства.
Нас в казахстанском прокате обошел только «Аватар». Но не исключаю того, что «Коктейль для звезды» соберет больше: количество кинотеатров все-таки увеличилось и потом со времени «Рэкетира» прошло уже 3 года. Я, откровенно говоря, буду только рад, если отечественная картина заработает еще больше. Это опять-таки будет способствовать формированию индустрии, даст стимул режиссерам, покажет, что есть потенциал для роста. Если с каждой картиной мы будем зарабатывать больше, это только плюс.
– Ахан, как Вы оцениваете емкость казахстанского кинорынка?
– $3 млн – столько собрал «Аватар». Думаю, это наш максимальный бокс-офис на данный момент. Здорово же, что снимая фильм за $1,5 млн, его можно окупить, даже без DVD и телевидения.
– Но на «Аватар» зрители ходили по несколько раз…
– Значит, надо делать фильм не хуже «Аватара». История должна быть привлекательной.
– А реклама фильма какую роль играет? Сколько нужно потратить на рекламную компанию в Казахстане, чтобы фильм заметили и пошли на него?
– Предполагаю, что надо вложить $100-150 тыс., чтобы о картине знали и говорили. Это мои прогнозы по поводу рекламной кампании нового фильма «Ликвидатор».
– Насколько увеличился рекламный бюджет «Ликвидатора» по сравнению с «Рэкетиром» ?
– С «Рэкетиром» нам было проще, потому что казахского кино тогда вообще практически не было. Потом у нас был хороший пиар-ход – мы сделали музыкальный клип на саундтрек к кинокартине, этот клип ротировался за 2-3 месяца до премьеры. Какой-то интерес вызвал, начало действовать «сарафанное радио». Я понимаю, что с «Ликвидатором» это уже вряд ли сработает. Сейчас это не ново, и мы можем остаться незамеченными в потоке информации. Конкуренция растет даже среди отечественных фильмов. Мы будем рассматривать другие инструменты рекламы. Если это оригинально, неожиданно, то можно обойтись и малыми средствами. Бывает вирусная реклама в Интернете, флэшмобы, какие-то акции, «скандальчики». Вот на раскрутку «Рэкетира» «живыми» деньгами мы потратили $20 тыс., а по зрительским впечатлениям – как будто было потрачено гораздо больше.
– «Ликвидатора» вы надеетесь запустить в прокат не только в Казахстане?
– Конечно. Хотелось бы использовать те ресурсы, которые на сегодняшний день имеет «Казахфильм». В России много деловых партнеров, с которыми уже делали проекты. В январе у нас будет ряд встреч с российскими прокатчиками.
– Помимо России, в каких странах планируется прокат?
– Россия – это уже много. Если мы зайдем на их огромный кинорынок, будет здорово. Надо выходить за рамки нашего рынка, стараться делать такое кино, которое будет интересно российскому зрителю. Тем более, что это технически проще: или переводить картину на китайский язык, или же просто снять ее на русском и показать в России.
– В России довольно успешно продавался на DVD Ваш «Рэкетир»? Как Вы думаете, причина в том, что в фильме сыграл российский актер?
– Для нас самих это было удивительно. Конечно, может участие Вдовиченкова сыграло свою роль, потому что его фамилия все время фигурировала в рекламе. Но нам так рассказывали, что для российского рынка очень важно название фильма. Если написать «рэкетир» и показать крутого парня, то фильм будет хорошо продаваться.
– А если в фильме будут только казахстанские актеры, такой фильм будут покупать в России?
– Важно, чтобы российский зритель видел своих героев и свою историю. В таком случае можно организовать полноценный прокат. Но не исключаю такой возможности, что на казахстанский фильм с нашими актерами тоже могут пойти. Все зависит от идеи, подачи. В «Рэкетире«-то общая история, которая коснулась всех: развал Союза, криминальные разборки – все было близко и знакомо.
– Как Вам кажется, в чем успех ленты «Заблудившийся»?
– «Успех» – громко сказано, на самом деле с прокатом в Казахстане мы провалились. Не собрали тех денег, что
прогнозировали. Но после «Заблудившегося» нас признала киношная среда в Казахстане. Мы стали полноценными участниками кинопроизводства. Ермек Аманшаев (президент киностудии «Казахфильм» – прим. авт.) сразу обратился с предложениями о сотрудничестве.
После выдвижения картины на «Оскар» у картины словно второе дыхание открылось: к ней стали проявлять интерес американцы, нам удалось заключить агентский контракт на продажу фильма с крупной американской компанией «Парадигма». Надеюсь, что нам удастся хорошо продать картину и зайти на мировой рынок, в частности – на российский.
– Наверное, точное попадание в жанр триллера – это уже половина успеха. Какие картины Вы брали за образец жанра?
– Безусловно, это мастера мирового кинематографа: Альфред Хичкок, Дэвид Финчер, Кристофер Нолан. Идея родилась после просмотра фильма «Другие» Алехандро Аменабара. Когда мы снимали «Заблудившегося», чтобы вдохновиться, часто смотрели «Сердце ангела» Алана Паркера. Американские киноакадемики тоже отметили, что мы на 100% попали в жанр.
– Почему тогда фильм провалился в прокате?
– Мы пытались анализировать: может немного промахнулись с рекламой… Если бы с тем же бюджетом, с тем же подходом к рекламе, мы делали комедию, может быть, собрали гораздо больше денег. Прокат последних отечественных картин это доказывает – на комедию народ идет легче, чем на триллер, ужастик.
– У фильмов ужасов вроде большая популярность среди молодежи…
– Мы интересовались у прокатчиков: все-таки комедия стоит на первом месте по посещаемости, потом – боевики и все остальное. Поэтому в «Ликвидаторе» мы решили делать ставку на экшн, боевик. Там, правда, тоже присутствует мистика – не хотелось делать просто «стрелялки», хотелось снять фильм, который заставит людей задуматься.
– Жанром комедии вы еще не заинтересовались?
– Мы всегда хотели сделать комедию. Уже начали разрабатывать один проект вместе с ребятами из «Наша Казаша», но пока все отвлеклись на другие дела.
– Ахан, насколько выросли гонорары казахстанских актеров за последнее время?
– Нормально так выросли. Картин снимается больше, востребованность увеличилась у некоторых актеров, во многих фильмах мелькают одни и те же лица. Безусловно, они стараются максимально извлечь свою выгоду. Но все в разумных пределах: мне кажется, это честно, если я требую от актера полной отдачи, то он тоже рассчитывает на приличную оплату своего труда.
– Самая большая сумма, которую вам довелось платить актеру?
– $1,5 тыс. съемочный день, притом, что таких дней было 10-15. То есть не так уж и много. Российские звезды приезжают сейчас за гонорар в $2-2,5 тыс. в день.
– Участие британского актера Винни Джонса в «Ликвидаторе» насколько подорвало ваш бюджет?
За гонорарную часть отвечает «Казахфильм», так что не могу пока говорить об этой сумме. Но скажу, что для такого актера это небольшие деньги. В контракте также прописано, что он приедет на премьеру фильма, даст интервью нашим изданиям.
– На кинофестивале «Евразия», когда проходил рынок проектов «Казахфильма», все съемочные группы как-то неохотно распространялись о своих бюджетах. А когда была презентация Вашего проекта, Вы открыто сказали, что бюджет «Ликвидатора» около $2 млн, осталось потратить $200-300 тыс. на звук. В отличие от многих, Вы не боитесь озвучивать цифры.
– Мы не делаем тайны из наших бюджетов. Я очень рад, что сотрудничество с «Казахфильмом» по «Ликвидатору» такое прозрачное, правильное. Само отношение людей к работе меня приятно удивило, хотелось бы работать вместе еще. Сейчас у нас в разработке исторический проект «Мын бала». Много компаний участвует в производстве, но основной заказчик «Казахфильм».
Я вам скажу, что трудно получить какие-то сведения не только о бюджетах, но и о сборах отечественных картин. До нас доходят только слухи. Знакомые прокатчики могут примерно рассказать, что по той сети кинотеатров фильм собрал столько, по той – столько. Нам нужно создать портал, к примеру, такой как kinopoisk.ru, чтобы на нем публиковалась официальная информация: сколько фильм заработал, за какой уик-энд, сколько потратили. Я думаю, это будет следующим шагом развития нашей киноотрасли.
– Ахан, а насколько выгодно нашим кинокомпаниям сейчас снимать телесериалы?
– Очень выгодно. В прайм-тайм максимальная цена за минуту рекламы в эфире $10 тыс. Пятиминутный рекламный блок – это уже $50 тыс. За серию обычно показывают 3 рекламных блока. А если одна серия ситкома (ситуационная комедия – «Къ») стоит $30 тыс., то, безусловно, это прибыльно и для телеканала, и для производителя.
Сейчас 3-4 больших проекта запущены на разных телеканалах. Это тоже мощный толчок для формирования киноиндустрии: появляются вторые режиссеры, операторы, звукооператоры, художники, декораторы. Все механизмы начинают шевелиться. Растет конкуренция. Телеканалы пытаются повысить уровень сериалов. Конечно, это произойдет не сразу, но все равно у нас должны появиться свои любимые герои.
– У Вас тоже есть опыт работы на телевидении – вы снимали многосерийный фильм «Братья». А сейчас Вы работаете над каким-нибудь сериалом?
– Думаю, доверять на телевидении студии SataiFilm стали именно после успеха «Братьев». Мы даже сами не ожидали, что фильм вызовет большой резонанс среди телезрителей, что его очень хорошо примет сельская аудитория. В январе планируется к выходу уже второй сезон ситкома «Айналайын», где я занят в качестве продюсера. Мы постарались точно соответствовать жанру комедии.
Вообще, процесс создания сериалов очень интересен: ты еще находишься в съемочном периоде, а первые серии уже выходят в эфир. Параллельно пишется сценарий, зная реакцию зрителей, можно регулировать сюжетную линию. Такой живой организм. Но появляются определенные обязательства, что ты должен сделать это интересно и красиво – сериал ведь должен быть экономически выгоден. Это еще и мощный идеологический инструмент. Мы должны пропагандировать свои ценности, работать на то, чтобы народ отказался от турецких сериалов в пользу отечественных.
– Но вот недавние сериалы, снятые по госзаказу, получились совершенно не жизненными, оторванными от реальности…
– Тем не менее эти попытки должны быть. Хорошо, что телевидение не отвернулось и продолжает работать с отечественными кинопроизводителями. Думаю, мы идем в правильном направлении.
– Ваш переход от рекламщика к режиссеру произошел буквально на глазах. Расскажите, как Вы изначально попали в рекламную сферу.
– Я заканчивал Академию искусств им. Жургенова, факультет режиссуры телевидения и кино. Тогда только стало появляться рекламное видео, знаменитые ролики Тимура Бекмамбетова. Меня это тоже очень интересовало. Друзья пригласили поработать в рекламном агентстве. Полгода я искал заказчика, буквально брал в руки газету и звонил по каждому объявлению: «Рекламный ролик хотите снять?» Понимал, что если сейчас найду заказчика, то эта работа и станет моим дипломом. Плюс можно было заработать денег.
Через полгода я наконец-то нашел заказчика – это была мебельная компания. До этого у меня был опыт работы в качестве актера в картинах Калдыбая Абенова «Аллажар» и Сатыбалды Нарымбетова «Жизнеописание юного аккордеониста», то есть «вживую» с кинопроцессом я уже соприкасался. Уже тогда меня очень привлекало кино. Сатыбалды Нарымбетов много рассказывал мне о режиссуре, в какой-то момент взял меня своим помощником. Поэтому делать дипломную работу мне было проще, я сразу сформировал группу. Рекламодателю результат очень понравился, и я сразу получил заказы на 3 ролика подряд. После этого появились другие клиенты, вот так постепенно все раскрутилось. Дипломную работу, правда, я защитил на «четверку», но понял, что буду заниматься рекламой. В первое время работал на другие агентства, был свободным художником, а в 2003 году появилась компания SataiFilm.
– А почему Вы поступили в «Жургеневку», откуда страсть к режиссуре?
– У меня родители – Народные артисты КазССР, они были ведущими актерами Карагандинского театра. Отец часто снимался в кино. Имя мне дали в честь героя, которого он играл, когда я родился, – Акан Серы в кинофильме «Тризна». Мне очень нравятся его киноработы, «Серый лютый», например. Интересно, что оператором на этой картине работал отец оператора Хасана Кыдырадиева, который теперь работает на моих картинах.
– То есть Вы с детства были погружены в киношную среду?
– Да, в детстве я играл на сцене. После родительских спектаклей приходил домой и воспроизводил их монологи, вплоть до того, что заучивал тексты из «Медеи», делал декорации, устраивал домашние выступления. А кино сильно увлекло меня в классе восьмом, я пропадал в видеосалонах. Тогда выбор профессии у меня стоял между гражданской авиацией и режиссурой, и я все-таки решил снимать кино.
– Если бы «Рэкетир» не оказался успешен в прокате, Вы продолжили бы заниматься кино?
– Не знаю. В тот момент у SataiFilm были хорошие позиции на рекламном рынке, мы неплохо зарабатывали. Наверное, так и остались бы в рекламе.

По сообщению сайта Nomad.su