Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Музей отца и сына

Дата: 10 января 2011 в 20:30

Новый год Даулет ШОКПАРОВ (на снимке) встречал в музее. Вместе с домочадцами он накрыл стол в одном из залов и поднял бокал шампанского за мечту, которая стала реальностью. Для Даулета музей в поселке Акчи Алматинской области — дело всей жизни и второй дом, в котором он проводит почти все свое время.

Даулет с радостью встретил нас у входа и показал свой небольшой музей. Здесь все так, как он задумал. Уютные светлые залы, экспонаты, выставленные в строго определенном порядке. Десять лет он потратил на то, чтобы осуществить свою мечту. Трудился вместе с отцом Даркембаем, известным на весь Казахстан ремесленником, всю жизнь собиравшим старинные вещи — предметы казахского быта, музыкальные инструменты, оружие и доспехи. Набралось больше трех тысяч экспонатов, тогда и появилась идея создать музей и показать все эти редкости людям. Но оказалось, все не так просто.
— Сначала делали все вместе с отцом, — рассказывает Даулет, — но четыре года назад он умер. Тогда я решил во что бы то ни стало завершить начатое им дело. Порой руки опускались: денег-то было не так много. Я, как и отец, ремесленник, занимаюсь прикладным искусством и преподаю в академии. Доходы скромные. А на строительство музея уходило немало средств.
Семья Даулета не роптала. Жили прямо в музее — в заброшенном здании в Акчи. Комнаты, забитые экспонатами, а по соседству — спальня и кухня. Рядом мастерская, в которой Даулет зарабатывал на строительство музея. Но денег катастрофически не хватало.
— Я обращался во многие инстанции, просил помочь мне в строительстве, но так ничего и не дождался, — вспоминает Даулет. — Однажды мимо нашего дома проезжали чиновники из областного акимата, они слышали о том, что я строю музей. Зашли в гости, я воспользовался случаем — попросил деньги на музей. Они пообещали помочь и уехали.

После того случая прошел почти год. Даулет сначала ждал, а потом надежда угасла. Но вдруг в декабре — как раз под Новый год — ему позвонили из акимата Алматинской области. Оказалось, что там о его просьбе не забыли.
— Мне предложили продать музей государству, — говорит Даулет. — Я долго раздумывал, советовался с родными. Мы решили, что так будет лучше. Неизвестно, смог бы я достроить всё в одиночку...
Дом и участок земли, где сейчас стоит музей, у Даулета выкупили, а все экспонаты он передал государству в дар. Решил, что его отец, будь он жив, поступил бы так же.
— Раньше только мы могли увидеть работы и коллекцию отца, а сейчас на них могут полюбоваться все желающие. Ни разу я не пожалел о своем решении, — убежденно говорит он.
Сейчас Даулет — директор музея, живет в доме по соседству.
— Почти все время провожу в музее, — говорит мужчина. — Даже сам его охраняю, специального человека у нас пока нет. И постоянно думаю о том, что еще можно сделать. Нужно привлекать посетителей. Но как? Привидений в нашем музее нет. Иначе народ повалил бы. А обманывать, чтобы завлечь зевак, не хочу.

Шокпаров продолжает дело отца, пытается пополнить музейные хранилища. Здесь и без того немало вещей, которые еще не выставлялись в залах, но он все равно ищет новые экспонаты.
— Сейчас трудно разыскать что-то интересное, — сетует Даулет. — Редко встретишь людей, которые с трепетом относятся к старым вещам. Мне для одного из залов нужны были казахские корпешки. Так пришлось заказывать их у оралманов из Монголии: наши женщины их теперь не шьют. Иногда люди сами приносят какие-то старые, уже не нужные им вещи. Я принимаю с благодарностью. Недавно проходил мимо одного дома, смотрю, во дворе валяется ребристая доска-валёк — при помощи которой в русских деревнях раньше стирали белье. Хозяин дома отдал мне ее. Но найти что-то по-настоящему ценное пока не удалось.
Некоторые экспонаты Даулет мастерит сам. Восстанавливает древние доспехи, предметы быта и женские украшения. Он мечтал о том, что возле музея появятся мастерские, в которых будут работать ремесленники. Звал сюда своих друзей и учеников, но никто не захотел ехать в село. Однако Даулет не отчаивается. У него созрел новый проект.
— Летом поставлю во дворе юрту, — делится он планами. — Полностью воссоздам быт наших предков. Может, хоть это заинтересует людей...
Даулет часто вспоминает отца. Очень хочет увидеть его во сне — поговорить, спросить совета. Но отец к нему не приходит.
— Наверное, я все правильно делаю, — рассуждает Даулет. — Это меня и успокаивает.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматинская область

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"