Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Имущество, которое будет передано церкви, останется достоянием народа: Интервью

Дата: 11 января 2011 в 18:50 Категория: Общество

В конце 2010 года Госдума РФ приняла в третьем чтении закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Документ был принят обществом неоднозначно — сторонники сочли справедливым передачу утраченного церковью в советские годы имущества, противники заявили о том, что церковь не справится с содержанием такого количества объектов недвижимости и о том, что объекты религиозного значения станут менее доступными для туристов. Корреспондент ИА REGNUM выяснил, насколько обоснованы эти опасения, побеседовав с протоиереем Вадимом Антипиным.

ИА REGNUM: Отец Вадим, чем вызвана инициатива передать церкви утраченное имущество? Насколько это необходимо?

Разговоры о том, что церкви необходимо вернуть имущество, которое ей принадлежало еще до революции, идут уже давно. По логике вещей и по справедливости эта передача должна вестись, ведь имущество, принадлежавшее церкви, строилось, прежде всего, для нужд церкви. Затем власть сменилась и завила о том, что все должно принадлежать народу, забрав церковное имущество. Если посмотреть на нашу область, то очевидно, что далеко не все отобранное у церкви имущество принесло ощутимую пользу, а часть его вообще была разрушена. Некоторые храмы превратились в цеха, в клубы, использовались как гаражи. Сегодня многие из них представляют собой обезображенные здания с разрушенными стенами. В итоге получилось так, что они никому не принесли пользы.

С другой стороны, оппоненты говорят о том, что это все строилось на народные деньги и значит, не должно принадлежать церкви, а должно быть достоянием народа. Но на самом деле здесь нет никакого противоречия, ведь церковь в широком смысле этого слова — это собрание, община. Действия церкви направлены на всех, другое дело — хочет ее человек принимать или нет...Поэтому и имущество, которое передается церкви или уже передано — остается достоянием всех.

К слову, еще в 30-е, 40-е здание нашего храма (храм Всех Святых в Архангельске — ред.) было складом для боеприпасов, что бы было, если б здание не передали церкви? Наверное, его постигла бы та же участь, что и большинство храмов — оно было бы разрушено. Поэтому мне представляется закономерным возвращение церкви имущества.

ИА REGNUM: Вы сказали, что имущество церкви останется достоянием всего народа. Означает ли это, что все объекты по-прежнему будут доступны для рядовых туристов? Например, монастыри?

Опасения людей на этот счет есть, но они не совсем обоснованы. Говоря о доступности, отмечу, если речь идет о монастыре, то, безусловно, монастырская жизнь накладывает и будет накладывать свой отпечаток в плане ограничений для туристов. Тем не менее, сами здания храмов всегда открыты. Никто не запретит туда войти любому желающему.

ИА REGNUM: Считаете ли вы правильным развитие туризма в святых местах?

Конечно, нужно давать возможность посещать святые места не только паломникам, но и всем остальным. Это своего рода проповедь и ее никто не думает прекращать. Человек, посетив монастырь, узнав о монашеской жизни, задумается и о своей жизни. Но надо понимать, что основа жизни монаха — молитва. Поэтому какая-то часть их жизни должна быть сокрыта от свободного доступа.

К сожалению, в настоящее время ведутся активные и по большей части популистские разговоры о том, что церковь закроет свои владения для людей. Как правило, люди, которые говорят об этом, забывают о том, что есть хорошие примеры сотрудничества церкви и музея. Например, Троице-Сергиева Лавра. Туда приезжают тысячи паломников и туристов. И монахи имеют возможность молиться, и туристы имеют возможность посетить это место. Монастырь является туристическим объектом, входящим в маршрут «Золотое Кольцо», но при этом Троице-Сергиева Лавра — самый главный монастырь России.

Я считаю, что вопрос развития туризма в таких местах необходимо решать, учитывая интересы всех сторон — и туристических компаний, и церкви. Уверен, что выработать схему взаимодействия, удобную для всех — можно.

ИА REGNUM: На Ваш взгляд, церковь справится с задачей содержания и реставрации храмов? Не получится ли так, что, взяв их в собственность, церковь будет вынуждена просить поддержки у государства?

Начнем с того, что имущество передавалось церкви еще до того, как был принят соответствующий закон. Этот процесс идет постоянно, церковь берет в собственность храмы, где есть приходы и пока успешно справляется с их содержанием. Но если мы говорим о реставрации, то, наверное, она не везде проводится на должном уровне. С другой стороны, мы часто сталкиваемся с примерами нехватки средств на реставрации муниципальных объектов.

Мне кажется, что если здание передано церкви, то это еще не значит, что оно не находится на территории государства. Если государство признает, что это памятник архитектуры, то наверно есть логика в том, что и оно должно следить за его состоянием.

ИА REGNUM: Какие объекты в Архангельской области, на Ваш взгляд, должны быть переданы церкви в первую очередь?

Я думаю, что это должны быть те объекты, которые церковь может использовать для своей уставной деятельности. Это храмы, находящиеся в населенных пунктах, здания, которые церковь могла бы использовать для социальных нужд — открытие приютов, воскресных школ. Проблемы с помещениями у церкви сегодня огромные. К примеру, в воскресной школе при нашем храме учатся 70 детей, а для занятий есть всего 2 комнаты. Приходит в храм и молодежь, которая хотела бы направить свои силы на добрые дела, но мы не имеем возможности их собирать.

Сегодня в Архангельской области 150 действующих приходов. Это уже переданные или построенные храмы. Не переданных храмов много, но необходимо понимать, что многие из них церковь взять не сможет — у нее нет возможностей отреставрировать и восстановить все объекты. Кроме того, многие церкви находятся там, где уже не живут люди. Поэтому и восстанавливать храм не для кого. Важно передавать здания храмы, которые будут востребованы.

ИА REGNUM: Согласно закону передаваться будут не только храмы, но и другие помещения...

Да, это так. Есть подворья монастырей, есть помещения, которые принадлежали различным социальным объектам церкви — богадельням, духовным училищам и так далее. На территории нашей области есть много объектов, которые раньше принадлежали церкви и сейчас практически не используются. А организации, в чьем ведении находятся эти помещения, также ничего не делают, чтобы отдать их церкви.

ИА REGNUM: Должна ли передача недвижимого имущества продолжиться передачей икон и другой церковной утвари, находящейся в музеях?

К этому вопросу важно подходить правильно и не противопоставлять церковь музеям. И церковь, и музеи заинтересованы в сохранении икон и церковной утвари и до сих пор довольно успешно сотрудничают. Не исключаю, что некоторые церковные объекты, находящиеся музеях, могут остаться там же. Однако известно, что многие из них лежит в запасниках.

Передача церкви икон вызывает споры, но они исходят, в основном, от людей, далеких от церковной жизни. К примеру, некоторых людей возмущает то, что перед старинными иконами зажигают свечи, что, якобы, негативно отражается на их сохранности. Но ведь для этого иконы и пишутся, чтобы перед ними зажигали свечи и молились. И люди, которые жертвуют деньги на написание икон, преследуют ту же цель — помолиться и зажечь свечу возле них...

ИА REGNUM: Тем не менее, в спорах о передаче имущества во главу угла редко ставится его предназначение...

Мы многое утратили и надо понимать, что стало тому причиной. У государства была такая политика — уничтожить все, что связано с верой, с историей. Время показывает, что это было, мягко говоря, не правильно. Если сравнить наше положение с дореволюционной Россией, то оно, на мой взгляд, не стало лучше (если не учитывать технический прогресс), люди в целом не стали чище, добрее, нравственнее и счастливее. Возврат имущества — это, конечно, важно. Но еще важнее, чтобы вера людей была осмысленной и чтобы за идеей передачи имущества они не теряли внутреннюю идею христианства. И это намного более сложная задача, стоящая сегодня перед церковью.

По сообщению сайта REGNUM