Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Три плюс три: политическая модель — 2011. Аналитический доклад

Дата: 12 января 2011 в 03:20 Категория: Новости политики

Авторы: Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), кандидат исторических наук, Дмитрий Коняев, ведущий аналитик АПЭК.

Выборы нового созыва Государственной Думы — не просто очередное голосование. В декабре 2011 года начнется новый длительный цикл в российской политике: будет создана конфигурация политической системы до 2016 года.

Какие «рамки» задает избирательной кампании Кремль? Как будет развиваться ситуация? В какой мере сохранят электоральную поддержку традиционные российские парламентские партии? Будут ли в Думе новые игроки? Какие политические силы смогут гарантировать продолжение процесса модернизации страны и политической системы после 2011 года? На эти вопросы мы постараемся дать ответ в этом докладе.

Усложнение системы: вероятная конфигурация

Последние действия и заявления президента Дмитрия Медведева недвусмысленно говорят о понимании им рисков отставания развития партийно-политической системы от актуальных вызовов, которые стоят перед страной.

Усиление политической конкуренции — не просто лозунг. В 2008 — 2010 годах было принято немало законов, гарантировавших участникам избирательного процесса равные возможности. Участие в выборах для партий «второго эшелона» (зарегистрированных, но не имеющих представительства в Государственной Думе) было существенно упрощено. Уже есть первые результаты проведения такой политики — системная непарламентская оппозиция относительно успешно выступила на региональных выборах.

В новом Послании Федеральному собранию Дмитрий Медведев продолжил тему реформирования политической системы, предложив изменить способ выдвижения кандидатов в муниципальные собрания. Фактически президент формулирует программу «достройки здания» российской партийной системы — к парламентским выборам 2011 года партизация должна дойти до муниципального уровня.

Однако если фракционный состав Государственной Думы останется таким же, как сейчас, угроза «застоя» в партийной политике, о которой предупреждал Дмитрий Медведев в известном видеообращении и интервью руководителям федеральных телеканалов, может усилиться. При этом существующая ситуация — проблема не только и не столько «Единой России», сколько партийной системы в целом.

После региональных выборов моноцентрическая политическая модель образца 2005-2008 годов уступила свое место более дифференцированной. Равные условия созданы, конкурентные рамки заданы. Для партий это одновременно возможность, которой желательно воспользоваться, и вызов, на который необходимо дать ответ. Готовность к ответу не слишком высока. Партии это в значительной мере осознают. Непубличная реакция руководства КПРФ на жалобы партийных организаций с мест на использование властью и правящей партией административного ресурса в прошедшей осенней региональной избирательной кампании была вполне определенной и весьма показательной. Первый заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников фактически призвал региональных деятелей Компартии более активно работать (прежде всего по выдвижению кандидатов), а не оправдывать собственные политические и технологические проблемы давлением внешних сил.

Можно с высокой степенью вероятности ожидать перемен в расстановке сил в Государственной Думе нового созыва. Какими будут эти перемены, зависит прежде всего от наличия политической воли у самих партий. Первый заместитель руководителя президентской администрации Владислав Сурков заявил недавно, что в новый состав нижней палаты парламента могут пройти 3-5 партий.

Вероятное увеличение количества партий в парламенте соответствует множеству различных политических и партийных интересов; по этому поводу может сложиться масштабная предвыборная элитная коалиция.

Кремль очевидно заинтересован в росте политической конкуренции, а также в демонстрации того, что 5-процентный барьер является действующей нормой, а не гипотетической возможностью. «Новые старые игроки» («Яблоко» и «Правое дело») уже сегодня заявляют о стремлении, преодолев 5-процентный барьер, пройти в Думу и сформировать 1-2-мандатные фракции. Прохождение в нижнюю палату парламента одного из таких игроков очень вероятно, двух - — в принципе возможно: запрос на либеральные и социал-либеральные ценности, по данным различных социологических центров, разделяют 12-18% россиян.

«Единая Россия» заинтересована в том, чтобы, даже получив на выборах 52-55% голосов (для правящей партии это программа-минимум), сохранить в нижней палате парламента конституционное большинство или максимально приблизиться к нему. В случае формирования системы «3 больших фракции и две-три малых» это вполне возможно. Прохождение в Государственную Думу одной или даже двух либеральных партий не будет противоречить интересам либерального крыла «Единой России»: в отличие от «новых старых игроков», оно опирается на либерально-лоялистский электорат. К тому же правящая партия, вероятнее всего, будет использовать в кампании по выборам в Государственную Думу максимально широкое электоральное послание (см. следующий раздел). А в случае, если в парламент пройдет «Яблоко», его конкуренция с либеральным крылом «Единой России» вообще будет весьма условной: социальный либерализм объективно перемещает эту партию в левую часть политического спектра.

Наконец, две из трех ныне существующих оппозиционных парламентских партий смогут увеличить свое представительство в Думе, что также делает их объективными сторонниками схем «3+2» или «3+3». И лишь одна из оппозиционных парламентских партий — та, которая окажется при подобном развитии событий вытесненной за пределы 7-процентного барьера (но, скорее всего, все-таки сможет преодолеть 5-процентный), - — будет откровенным противником расширения представительности нижней палаты парламента.

Сценарий «единый фронт против «Единой России» в парламентской кампании-2011 откровенно маловероятен. Союз парламентской и несистемной оппозиции уже продемонстрировал свою неэффективность. Ситуативное блокирование КПРФ с «Солидарностью» в конце 2009 — начале 2010 гг. привело к перетеканию общественной поддержки к несистемной оппозиции, которая действовала намного более активно, и было быстро пресечено руководством Компартии. Гипотетическая коалиция КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», «Яблока» и «Правого дела» изначально невыгодна двум (а возможно, и трем) потенциальным участникам соглашения из пяти; она может привести к тому, что в Думу пройдут только ее очевидные лидеры — Компартия и ЛДПР.

Шансы недавно созданной партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции» («Парнас») на участие в парламентских выборах можно оценить как довольно низкие. Скорее всего, имеющиеся в распоряжении ее лидеров организационные, технологические и финансовые ресурсы не позволят провести ее государственную регистрацию весной 2011 года. К тому же партия имеет отчетливо коалиционную структуру и крайне децентрализованную систему принятия важнейших решений, близкую к liberum veto. Это неудивительно: у Михаила Касьянова, Бориса Немцова, Владимира Рыжкова, Владимира Милова и возглавляемых ими организаций весьма разнородные политические цели. Очень вероятно, что «Парнас», не будучи зарегистрированным, будет играть на «уличном» поле, пытаясь добиться делегитимизации выборов. В этом интересы новой партии кардинально противоречат не только интересам Кремля и «Единой России», но и всей парламентской, а особенно — системной непарламентской оппозиции.

Конструирование электоральных посланий партий: начало

Уже сегодня очевидно, что понимание социальной повестки и адекватность электорального послания партий, подготовленного в соответствии с ней (включая интегральную тему качества жизни, интересующую средние слои), в декабре 2011 года станут решающим фактором для победы на выборах в Государственную Думу. Это осознает вся партийная элита, однако не у всех партий есть ресурсы для выработки и эффективной трансляции электоральных посланий.

Обострение политической конкуренции, отмечавшееся наблюдателями на региональных выборах 14 марта и 10 октября 2010 года, обусловлено тем, что социальная и электоральная база каждой из партий в значительной степени сформирована. Сформировав и актуальный резерв мобилизации избирателей, партии начали играть на полях конкурентов, а также бороться за голоса граждан, электоральные предпочтения которых ещё не сформировались.

Несмотря на то, что предвыборные программы партий ещё не сформированы, мы уже можем предполагать, с какими электоральными посланиями партии выйдут на старт предвыборной гонки.

«Единая Россия» в своих посланиях традиционно использует и будет использовать имиджевую коалицию с правящим тандемом — наряду со стратегией «реальных дел». Владимир Путин в интервью каналу «Россия» дал понять, что планирует возглавить список партии на парламентских выборах. Это означает, что фигура Путина станет мощным фактором электоральной мобилизации.

«Единой России» необходимо дать четкий ответ на актуальные вызовы хаоса, насилия и коррупции, обострившиеся в связи с событиями в станице Кущевская и на Манежной площади, — возможно, транслируя уже заявленную позицию Путина по этому поводу («порядок должен быть»). Очевидно, что правящая партия, скорее всего, предложит и универсальную социальную программу, направленную на удовлетворение интересов различных общественных групп. В кампании с высокой вероятностью использоваться конструкты, разработанные во время межпартийных конференций — прежде всего региональные партийные проекты, принимавшиеся лично Владимиром Путиным. А послание президента 2010 года ориентирует правящую партию на внимание к будущему, тему детства, семейные ценности и продолжение модернизации политической и экономической системы. «Единая Россия» будет претендовать минимум на 52-55% голосов, а значит, программа партии обречена быть одновременно всеохватной и дифференцированной, адресованной различным общественным группам и социальным слоям.

Парламентская оппозиция традиционно будет конструировать своё послание на основе собственных программ. КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР, скорее всего, будут продолжать использовать «нишевые» стратегии, опираясь на электоральную базу и актуальный резерв электоральной мобилизации. Наиболее успешно такой подход традиционно используют коммунисты; показательно, что попытка идеологов КПРФ разработать новое уникальное послание на базе «социалистической модернизации» в 2009-2010 годах полностью провалилась. И лишь после возврата к жесткой критике власти партия смогла отыграть позиции, потерянные во время поиска новой концепции избирательной программы.

Системная непарламентская оппозиция будет вынуждена либо кардинально пересмотреть партийные программы, адаптируя их к актуальным вызовам, либо вступить в открытую конфронтацию с парламентской оппозицией и радикальными силами в надежде перехватить часть протестного электората (вторая стратегия очевидно предпочтительнее в силу электоральной привлекательности публичного конфликта партий).

В первую очередь «донором» может стать «Справедливая Россия» как партия с наиболее нечеткими программными установками и наименее удачными технологическими решениями, применявшимися во время выборов (исключая некоторые регионы в осенней кампании 2010 года). К тому же у «Яблока», например, свои счеты с партией Сергея Миронова — именно «Справедливая Россия» в 2007 году забрала у этой партии значительную часть голосов избирателей.

«Яблоко» может преодолеть 5-процентный барьер в случае адекватного позиционирования партии и лично Григория Явлинского, возвращение которого в политику востребовано — во всяком случае, в избирательном цикле 2011-2012 годов. Успешным может быть позиционирование «Яблока» как «партии совести»; партии, опирающейся в первую очередь на моральные принципы, а не на тактические ходы, позволяющие набрать небольшое количество голосов за счет громких скандалов; партии, принципиально не сотрудничающей с организациями фашистского толка, «либеральными радикалами» и экстремистами. «Яблоко» выгодно отличается от других либералов традиционным и активным социальным посланием, а также жестко критическим отношением к «бандитскому капитализму» 90-х. Партия может опираться на ту часть образованного класса, для которой важна моральная составляющая политики, а также на сторонников «Справедливой России».

«Правое дело» обречено бороться за объединение разрозненного правого избирателя — и, скорее всего, обречено в этой борьбе традиционно проиграть. Активизация «Яблока» и создание «Парнаса» практически не оставляют «Правому делу» шансов на реальную консолидацию либерального электората. Для «Яблока» союз с «Правым делом» невозможен из-за «наследия 90-х» и таких фигур, как Леонид Гозман; для «Парнаса» - — из-за того, что создание «Правого дела» проходило при активном содействии Кремля. Впрочем, послание партии — набор традиционных либеральных свобод — в случае его эффективной трансляции вполне может способствовать преодолению партией 5-процентного барьера.

Шансы «Патриотов России» на преодоление даже 5-процентного барьера на сегодня минимальны. Несмотря на то, что партия имеет выстроенную структуру и работающие управленческие органы, на политическую систему она практически не влияет. В информационном поле партии практически нет. Со времени ее последнего успешного участия в региональных выборах прошло уже 2 года. Однако в случае, если Геннадий Семигин решит резко активизировать деятельность «Патриотов России» (а он полностью контролирует партию), одним из наиболее реалистических вариантов её электорального послания может стать игра на национал-патриотическом поле. В таком случае «Патриотам России» придется конкурировать за голоса избирателей с ЛДПР и патриотически ориентированной частью «Единой России».

Состав будущей Государственной Думы: сценарии

Сценарное прогнозирование результатов выборов мы осуществляем исходя из расчета распределения мандатов по методу Хэра (простая квота), который использовался при распределении депутатских мандатов по итогам выборов в Государственную Думу в 2007 году. Однако в условиях роста политической конкуренции более логичным было бы использование итальянского по происхождению метода Империали (метода делителей), который уже применялся в процессе распределения депутатских мандатов в ряде регионов России. Метод Империали — система распределения мандатов, при которой партии, набравшие большее количество голосов, имеют относительное преимущество по отношению к партиям-миноритариям. Введение в 2008-2009 годах норм, в соответствии с которыми избирательный барьер имеет сложную конфигурацию и предусматривает разную цену мандатов (количество голосов избирателей, необходимое для получения мандата при преодолении 5-процентного барьера, кратно больше, чем количество, необходимое для получения мандата при преодолении 7-процентного барьера), представляет собой еще один весомый аргумент в пользу введения метода Империали.

1. Консервативный сценарий

По данным ВЦИОМ на 4-5 декабря 2010 года, электоральная поддержка «Единой России» составляет 51%, причем этот показатель зафиксирован в межвыборный период на фоне отсутствия активной агитации. Уровень поддержки правящей партии стабилен (отмечаются незначительные колебания от 49 до 52 процентов за длительный период) и не требует вмешательства Кремля или специальной мобилизации.

В случае отсутствия явных кризисов во время предвыборной гонки конфигурация парламента существенно не изменится. «Единая Россия» получит от 52 до 55% голосов, обеспечив себе простое большинство. Активная роль в кампании Владимира Путина может довести ее электоральную поддержку до 58-62% голосов. Оппозиционные парламентские партии, скорее всего, незначительно улучшат свой результат по сравнению с итогами парламентских выборов 2007 года. Однако возможны флуктуации — КПРФ может набрать существенно больше голосов за счет жесткой конкуренции со «Справедливой Россией».

Этот сценарий представляется вероятным, но не оптимальным с точки зрения угроз «застоя» и «бронзовения» и необходимости усиления политической конкуренции.

2. Вытеснение «слабого звена»

Для обеспечения политической конкуренции и расширения партийного спектра Государственной Думы следующего созыва Кремль при поддержке «Единой России» может начать «игру на выбывание». Игра может быть направлена как против «Справедливой России» (что вероятнее), так и против ЛДПР.

При этом развитая региональная сеть и наличие резервов мобилизации позволят нынешним парламентским миноритариям пройти и в Думу нового созыва. Но негативная коррекция их результата до 5-7% и переход «Справедливой России» или ЛДПР к статусу партии, имеющей фракцию из 1-2 депутатов, вполне возможны.

В случае, если при этом в Думу пройдут два непарламентских системных миноритария («Яблоко» и «Правое дело»), парламент станет 6-партийным, при этом три «малых партии» консолидируют 15-18% процентов голосов избирателей, получив после распределения по 1-2 мандата каждая. В этих условиях «Единая Россия», даже набрав 52-55% голосов, тем не менее обеспечит себе конституционное большинство (или вплотную приблизится к нему) и сможет по-прежнему контролировать парламент, однако в новых условиях — в условиях расширенного политического спектра.

Этот сценарий можно считать вполне реалистичным. В случае его реализации Кремль и «Единая Россия» станут союзниками системной непарламентской оппозиции. Прохождение «Яблока» и «Правого дела» в Думу обеспечит развитие многопартийности и политической конкуренции в России, предотвратив «оппозиционный застой».

3. «Новые старые игроки» начинают и проходят

Третий сценарий близок ко второму за одним важным исключением. 6-партийный парламент образуется не в результате «игры на выбывание», а в результате активизации российского либерального спектра и появления в обществе устойчивого запроса на парламентскую либеральную и социал-либеральную оппозицию.

Проблема нынешнего состава Государственной Думы заключается в некоторой несбалансированности политического представительства. Отсутствие либеральных партий в Думе (исключая либеральное крыло «Единой России») объяснимо в контексте дискредитации либеральных идей в России в 90-е годы. Однако в обществе есть слои, симпатизирующие либеральным ценностям, и их позиция становится все более и более артикулированной.

Если запрос на партии с либеральными и социал-либеральными ценностями оформится в голосование «либерального» избирателя за непарламентских системных оппозиционеров, «Яблоко» и «Правое дело» могут пройти в Думу, однако их мобилизационный потенциал все же не позволит этим партиям преодолеть 7-процентный барьер. Как и во втором сценарии, «Справедливая Россия» или ЛДПР лишится значительной части голосов, будет отброшена за 7-процентный барьер и станет одной из «малых» оппозиционных парламентских партий.

Таким образом, в Думе появятся 3 малых фракции и 3 больших с доминирующей ролью «Единой России» при получении этой партией более 52% голосов и сохранении конституционного (близкого к конституционному) большинства.

Этот сценарий довольно вероятен. Формирование устойчивой либеральной оппозиции в Думе ознаменует собой окончательное складывание политической системы, в которой в парламенте будут максимально полно представлены все активные силы политического спектра России — левые (КПРФ, «Справедливая Россия», «Яблоко»), широкий центр («Единая Россия»), правые (ЛДПР, «Правое дело»). Формирование такой системы произойдет методами «мягкой эволюции». Политическая конкуренция еще более вырастет, а «приз» для «малых» парламентских партий — преодоление 7-процентного барьера на выборах 2016 или 2021 годов — будет значимым фактором ее постоянного стимулирования.

4. «3+2»

Реализация сценария предполагает, что при развитии событий либо по сценарию (2), либо по сценарию (3) в парламент проходят не две, а одна системная непарламентская оппозиционная партия — скорее всего, «Яблоко». Состав парламента в этом случае по сравнению со сценариями (2) и (3) существенным образом не изменится, однако возможна поствыборная радикализация «Правого дела».

В любом из рассмотренных сценариев развития событий правящая партия сохраняет доминирование в парламенте и в политической системе, а в случае прохождения в Думу «новых игроков» - — и конституционное большинство (или близкий к нему уровень представительства в нижней палате парламента).

Кто «оседлает» модернизацию: новый вызов для «Единой России»

Роль модернизационной идеологии с началом 2011 года определенно меняется. Прежде всего она объективно встраивается в новую, более сложную архитектонику национальной повестки дня. Особенно это стало заметно после послания Президента, имевшего отчетливое социальное содержание и адресованного большинству населения, и событий на Манежной площади, актуализировавших общественный запрос на порядок. Кроме того, понимание модернизации элитами становится более детальным, технологичным и инструментальным. Однако в любом случае для влияния на наиболее динамичную часть электората и элиты тема модернизации очень важна: это повестка будущего, повестка эффективного развития страны.

Из всех политических акторов в России единственным игроком, который в состоянии реально и системно поддержать процесс модернизации, является «Единая Россия». У правящей партии есть необходимые для этого возможности: поддержка правящего тандема, административные и кадровые ресурсы, а также связь с потенциальной базой модернизации (энергичными представителями правящей элиты, бизнесом, общественными организациями). Модернизацию практически невозможно осуществить без «Единой России»: будучи партией большинства, она в то же время ответственна и ориентирована на будущее. Градус популизма у любой оппозиционной партии заведомо намного выше.

Запустив процесс модернизации, в том числе в социально-политической сфере, президент обозначил и необходимость модернизации самой «Единой России». Модернизация правящей партии может проходить по нескольким направлениям одновременно.

Первым направлением может стать оптимизация работы управленческого аппарата партии и усиление эффективности работы с кадрами.

Вторым направлением может быть аудит численности — чистка партии от «мертвых душ».

Третье возможное направление - — переход к проектному подходу в текущей деятельности, тем более что система отбора и осуществления партийных проектов уже политически заявлена Борисом Грызловым и технологически отработана (на межрегиональных партийных конференциях и на регулярной основе). Имея сильные региональные отделения, правящая партия уже в состоянии разворачивать масштабные проекты большого охвата, близкие к общенациональным (например, дорожный), что недоступно для любой другой партии.

Четвертым направлением модернизации «Единой России» может стать активизация внутрипартийной дискуссии и ее переформатирование для привлечения к обсуждению законопроектов максимально большого количества людей. Целесообразно вообще сделать такое обсуждение всенародным - — по примеру обсуждения закона «О полиции». В первую очередь необходимо обсуждать наболевшие проблемы и важнейшие законопроекты, например, упомянутые президентом в его послании — о госзакупках, о реформе ЖКХ, о поддержке семей и «детский пакет». Запуск «Единой Россией» механизма всенародного обсуждения может стать эффективным ответом на традиционные «народные референдумы» КПРФ.

В случае успешной модернизации текущей работы и партийной структуры «Единая Россия» сможет не только укрепить свою роль в процессе модернизации страны, но и структурировать модернизаторские силы в устойчивую коалицию, включающую в себя представителей бизнеса, активистов общественных организаций, политические партии, различные элиты, в целом образованный класс.

С усилением влияния «Единой России» — общенациональной институциональной структуры — на реальную модернизационную повестку модернизационная коалиция будет нарастать по принципу «снежного кома». В перспективе это может привести к реальной массовой поддержке модернизационного выбора.

* * *

Распространено мнение, что модернизация — удел будущего. Это действительно так. Однако будущее может наступить раньше, чем кажется. Для партийно-политической системы это может произойти уже в декабре 2011 года — в случае усиления представительности и качественного обновления состава Государственной Думы.

По сообщению сайта REGNUM