Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

IWPR: Туркменистан и Узбекистан в «хвосте» авторитарных государств

Дата: 12 января 2011 в 11:20 Категория: Новости культуры

CA-NEWS (UZ) — Обозреватели NBCA согласны с оценкой Economist Intelligence Unit, аналитического подразделения британского журнала «The Economist», который поместил две центрально-азиатские страны на низшие позиции в «Индексе демократии-2010». Но местные комментаторы говорят, что у Туркменистана и Узбекистана есть шансы сделать небольшие шаги к демократии в этом году.

News Briefing Central Asia — Новостная Cводка Центральной Азии (NBCA), 11 января 2011

В опубликованном в конце минувшего года «Индексе демократии-2010» пятьдесят шесть стран мира попали в разряд авторитарных, Узбекистан занял 164 место, а Туркменистан – 165, опередив лишь Чад и Северную Корею.

При подготовке рейтинга 2010 года был проанализировано состояние 167 государств мира, которые систематизировались по одному из четырех типов режима власти: «Полная демократия», «Недостаточная демократия», «Гибридный режим», «Авторитарный режим».

«Индекс демократии» – третье издание, основанное на методологии экспертных оценок и результатах опросов общественного мнения, характеризует состояние пяти ключевых показателей демократичности: избирательного процесса и плюрализма, деятельности правительства, политического участия, политической культуры и гражданских свобод.

По мнению комментаторов, опрошенных NBCA, предложенные критерии демократичности не имеют места в их странах.

В Узбекистане и Туркменистане отсутствуют свободная пресса и политическая оппозиция, активисты и независимые журналисты преследуются и бросаются в тюрьмы, существуют «черные списки» нелояльных режиму граждан, а президенты на деле имеют неограниченную власть. Это происходит, невзирая на закрепленные в конституциях обеих стран гражданские и политические права и свободы, принципы разделения ветвей власти и независимость судебных систем.

«У нас классический авторитарный и издевательский по отношению к собственным гражданам режим, — говорит медиаобозреватель в Ашгабате, столице Туркменистана. — Люди не смеют поднять глаза, чтобы не очутиться в страшных местах; люди боятся всего и все доносят друг на друга».

«Да и в Узбекистане практически никто не чувствует себя свободным человеком», — говорит Ронаш Дустов, аналитик в Ташкенте.

Отсутствие реальных гражданских свобод, на взгляд Дустова, породило у людей апатию, недоверие к окружающим и чувство неуверенности в своем будущем.

«В Узбекистане только один человек может выражать свое мнение, удел остальных – только слушать и выполнять высочайшее указание, — отмечает аналитик. — А деятельность правительства направлена только на то, чтобы любой ценой выдерживать генеральную линию, намеченную руководством».

Несмотря на такую мрачную оценку, местные эксперты назвали возможности для ростков демократии в этих авторитарных государствах. К примеру, ашагабатский обозреватель указал на изменения, которые, по его словам, власть предотвратить теперь «не в силах», и которые вселяют небольшую надежду на лучшее.

«Власти не могут запретить Интернет. Они его ограничивают, а запретить не могут, — говорит собеседник. — Для нас это окно в демократичный мир».

Другим примером может служить открытие международного правозащитного проекта Европейского сообщества в Туркменистане, что ранее было нереально.

«Через некоторое время может наступить неизбежный процесс, — соглашается Таджигуль Бегмедова, руководитель Туркменского Хельсинского фонда по правам человека из Болгарии. — Подрастает поколение прошедших обучение за рубежом и глотнувших глоток свободы. Они мыслят по-другому, не приемлют нелогичных действий властей и обсуждают это со своими сверстниками».

По мнению Бегмедовой, если туркменские власти в действительности хотят демократизации, им нужно сделать несколько решительных шагов навстречу переменам, а не декларировать это с высоких трибун.

«Во-первых, надо осудить прежний режим [Сапармурата Ниязова], реабилитировать политических заключеных, привлечь известных специалистов, которых надо озадачить разработкой программы вывода страны из застоя — говорит правоазщитница. — Одновременно с этим допустить в страну экспертов из Красного Креста, Аmnesty International, Human Rights Watch и работать с ними плечом к плечу».

Зачатки демократии в Узбекистане тоже могли бы пойти по аналогичной схеме.

«Если бы хоть в малой мере выполнялись озвученные публично президентом мысли о становлении и развитии гражданского общества… об активизации деятельности политических партий и СМИ, уже этого было бы достаточно, чтобы страна стала более демократичной», — рассуждает Дустов.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба