Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Движение «Талибан», вопреки желаниям США, продолжает наращивать свое влияние

Дата: 12 января 2011 в 11:51 Категория: Происшествия

Движение «Талибан», вопреки желаниям США, продолжает наращивать свое влияние

Движение «Талибан», вопреки желаниям США, продолжает наращивать свое влияние

 

Современный Афганистан уже длительное время остается перманентной зоной нестабильности, очагом напряженности и ареной «битвы» региональных группировок и внешних игроков, чьи интересы практически всегда имеют разновекторный характер.

 

Затянувшиеся выборы

 

Игра в демократию в Афганистане, как, впрочем, и другие «игры» внешних акторов, в этой стране приняла свои специфические формы. Так, достойно внимания проведение парламентских выборов и затянувшийся на два с лишним месяца подсчет голосов.

Достаточно напомнить, что в предвыборной гонке в основном участвовали полевые командиры и известные в Афганистане люди, которые стали популярными либо тесно сотрудничая с США и западными странами, либо представляя интересы региональных элит, которые также связаны с вооруженными отрядами, возглавляемыми теми самыми полевыми командирами. Ясно, что непростой ход подсчета голосов в стране, перманентно находящейся на военном положении, сопровождался не менее сложным переговорным процессом между конкурирующими группировками.

И хотя наблюдалась низкая явка избирателей на выборах (около 40%), это не стало преградой на пути организации волнений в Кабуле со стороны не прошедших в парламент кандидатов и их сторонников.

Учитывая тот факт, что в ходе подсчета голосов избирательная комиссия аннулировала, признав недействительными, более четверти из 5,6 млн бюллетеней, можно утверждать, что для Афганистана выборы, как процесс, определяющий дальнейшее развитие страны, не являются значимым событием. Что в очередной раз подтверждает тезис о том, что населению по большому счету безразлично, кто будет заседать в парламенте, так как известно, что все значимые решения принимаются в Вашингтоне, а действующая власть в стране – номинальная.

 

Миротворчество как фактор нестабильности

 

Дислокация на территории Афганистана Международных сил поддержания безопасности (International Security Assistance Force – ISAF) так и не стала благоприятным фактором стабилизации внутриполитической ситуации в стране. Регулярно проводимые ISAF военные операции по уничтожению выявленных сил экстремистов и террористов не достигли цели – установления и поддержания стабильности. Военные действия с применением артиллерии и военной авиации практически всегда сопровождались человеческими жертвами среди мирного населения. В результате международное сообщество добилось кардинально противоположных результатов, нежели те, которые оно ожидало увидеть в результате реализации миссии международных миротворческих сил.

Так, находящиеся в стране миротворческие силы не только не справились со своей миссией, но и способствовали росту антизападных и антиамериканских настроений среди местного населения. Афганцы в большинстве своем стали негативно относиться и к военным в голубых касках. И как следствие этого наблюдается процесс консолидации местного населения и рост симпатий к полевым командирам и представителям движения «Талибан».

 

Ученики во власти

 

Учащиеся духовного учебного заведения, а именно так переводится слово «талибы», извлекли уроки от «общения» с силами НАТО и ISAF. На адаптацию к новым условиям игры талибам потребовалось не так много времени. В результате, перегруппировавшись и дополнительно пройдя не один курс «повышения квалификации», лидеры талибов для возвращения и укрепления своих позиций стали использовать уже проверенные методы борьбы с оккупантами афганской земли, а также применять новые знания, полученные ими, как ни странно, в лагерях переподготовки с участием европейских и американских инструкторов.

Конечно, не стоит все заслуги по ренессансу «Талибана» приписывать только его последователям. Здесь значительную роль в популяризации движения сыграли сами союзники, которые стали использовать уже малоэффективные стандартные методы борьбы (проверенные в других кампаниях на территории других стран), переоценивая свои возможности и недооценивая силы талибов.

Как следствие этого – союзникам по антитеррористической коалиции в Афганистане не удалось добиться главной цели – ликвидировать политико-идеологическую основу талибов и их материально-техническую базу и изолировать руководителей движения от подконтрольных им вооруженных отрядов.

Ситуация, складывающаяся за последние два года, в очередной раз продемонстрировала «беззубость» Вашингтона в решении афганского ребуса. Находящиеся силы не смогли взять под свой контроль страну, а финансовые потоки, размеры которых, справедливости ради, были на порядок меньше, чем заявленная с высоких международных трибун помощь со стороны мирового сообщества и США, не смогли изменить социально-экономическую ситуацию в стране. Все вышеперечисленные минусы для «Талибана» автоматически становились плюсами, что никак не устраивало США. Вследствие чего Белый дом стал искать выход из сложившейся ситуации.

Так, в СМИ все чаще стали публиковать материалы о возможном предоставлении талибам со стороны США так называемого шанса на возвращение во власть. Вместе с тем данная оценка многоходовой комбинации Вашингтона по отношению к Афганистану представляет собой «хорошую мину при плохой игре». Так как становится очевидным, что движение «Талибан» набирает свою популярность среди афганского народа не благодаря, а вопреки позиции Вашингтона. Хочет США или нет, а талибы, как и раньше, уже контролируют хоть и не весь Афганистан, но значительную его часть, и вопрос возвращения «учеников» во власть уже решен ими самими и без помощи западных и американских политиков.

 

Была ли помощь

 

Известные солидные международные организации в отчетах и выступлениях своих лидеров рапортуют о существенной поддержке (гуманитарной, финансовой и материальной) народу Афганистана, но ситуация в этой стране по-прежнему остается неизменной. Разве что с приходом иностранных специалистов в сводках о проводимых миротворческими силами военных операциях против вооруженных группировок наряду с жертвами из числа мирного населения стали появляться погибшие сотрудники международных организаций.

Принимаемые в рамках всевозможных встреч на высшем уровне документы, как и ранее, носят декларативный характер и, как правило, не могут исправить существующую в Афганистане ситуацию. Ясно, что открытое признание любой из международных организаций, свидетельствующее о фактическом провале своей миссии, бумерангом ударит по имиджу самой организации и поставит вопрос о целесообразности и эффективности использования человеческих ресурсов, финансовой и материальной помощи по отношению к данной стране. Но так как это признание не произойдет (и это очевидно, ведь мало кто захочет признаться в своих ошибках, которые в нашем случае носят поистине громадный масштаб), то и организации будут продолжать свои миссии в Афганистане, с той лишь разницей, что постепенно будет происходить свертывание программ в связи с установлением стабильной общественно-политической ситуации в стране.

 

Афганистан сегодня

 

Современный Афганистан, как и ранее, продолжает оставаться страной, в которой военно-политическая ситуация не является базой для национального примирения и конструктивного межнационального диалога.

Во-вторых, несмотря на все заверения международного сообщества и известных зарубежных СМИ, в стране отсутствует реальная авторитетная и сильная власть. Находящаяся у власти группа, наряду с вышеперечисленным, учитывая также отсутствие вотума доверия со стороны населения, не имеет конкретной программы действий по выводу страны из кризиса. Что дополнительно осложняет социально-экономическую и политическую ситуацию в стране.

В-третьих, внутриполитическое равновесие и стабильность, равно как и зона контроля миротворческих сил, распространяется главным образом только на крупные административные центры Афганистана. И декларируемая международным сообществом в качестве значимого достижения стабильность основывается на присутствии в крупных населенных пунктах иностранных военных. При этом многие как внутри страны, так и за ее пределами понимают, что при уходе миротворческих сил ситуация вернется, как и несколько лет назад, в прежнее русло.

Ясно, что постоянно привлекать финансовые, человеческие и материальные ресурсы международные организации, даже с учетом их возможностей, будут не в состоянии. Принимая во внимание мировой финансовый кризис, процесс принятия решения в сторону свертывания программ в краткосрочной перспективе приобретет реальные очертания.

Со стороны США уже сейчас предпринимаются меры по постепенному сокращению своего военного присутствия на территории Афганистана. Так, известно, что Вашингтон с союзниками по НАТО намерены к 2014 году свернуть свое широкомасштабное военное присутствие и вывести свои войска из страны.

В результате приглушенные процессы, связанные с межнациональной враждой, вооруженной борьбой различных групп за удержание контроля и передел зон влияния, а также исламским радикализмом, получат возможность заявить о себе с новой силой. И эти движения уже начались. Это подтверждают и официальные лица, занимающие крупные посты в правительстве страны. Так, министр внутренних дел Афганистана генерал Бисмилла Хан Мохаммади в своем выступлении на прошедшей неделе выразил беспокойство в связи с повышением активности группировок вооруженной оппозиции на севере страны…

 

Перспективы

 

Ясно, что, добившись сокращения присутствия в Афганистане (а возможно и ухода) США и их союзников, талибы получают свободу действий. Первое направление очевидно – они захватывают власть в Кабуле и распространяют свой контроль на всю территорию страны. Второе направление имеет несколько вариантов развития.

Так, вооруженные малочисленные отряды пойдут в направлении Узбекистана. Не секрет, что в Афганистане проживает большая диаспора узбеков и таджиков, которые имеют своих родственников и друзей в республиках Центральной Азии. И в этом случае не исключено, что Ташкенту придется вести борьбу на два фронта – с отрядами талибов и с их единомышленниками, проживающими в Узбекистане.

Как и прежде, на первом месте в данном случае стоит Ферганская долина со своими устоями и интересами лидирующих группировок, среди которых немало последователей учения талибов.

Не стоит успокаивать себя наличием вооруженной, хорошо подготовленной узбекской армии, так как и талибы придут не с пустыми руками и не станут повторять ошибки своих предшественников, а будут действовать по заранее разработанному плану.

В данном случае Ташкент может показать свой военный потенциал, продемонстрировав республикам Центральной Азии, СНГ и дальнему зарубежью свою силу. С другой стороны, при развитии негативного сценария Узбекистану придется просить о помощи своих соседей и партнеров по межгосударственным объединениям, к которым Ташкент в последнее время относился с изрядной долей пессимизма.

Таджикистан, как и Узбекистан, рассматривается в качестве второго варианта. Здесь, как и в Узбекистане, проживает большое количество родственников и единомышленников талибов. Группы поддержки, как и в случае с Узбекистаном, имеют в своем активе подготовленных бойцов и вооружение.

Разница между двумя центральноазиатскими республиками заключается в их военном потенциале. В этом случае Таджикистану, в отличие от своего соседа, сложнее отбивать атаки противника.

Возлагать надежду на 201-ю российскую военную базу, дислоцированную в Таджикистане, не имеет смысла. Так как она может задолго до начала боевых действий перестать существовать как военный объект со всеми присущими ему атрибутами. В данном случае речь идет о личном составе, который практически весь состоит из контрактников – этнических таджиков. Существует большая вероятность того, что контрактники попросту покинут базу со своим оружием и растворятся по стране. А офицеры базы, граждане России, даже при своем мастерстве не смогут оказать должное сопротивление отрядам талибов и их единомышленников, среди которых, кстати, может оказаться и немалое число тех самых воинов-контрактников, еще недавно служивших на 201-й военной базе.

После Таджикистана очередь наступит за Кыргызстаном, страной, в которой уже длительное время нет силы, способной контролировать внутриполитическую ситуацию и оказать отпор внешним угрозам. Сегодня официальный Бишкек не в состоянии контролировать всю страну, а при появлении на территории Кыргызстана отрядов талибов ситуация выйдет из-под контроля и начнется процесс дестабилизации обстановки, сопряженный с ростом преступности, активизацией криминальных группировок и религиозных объединений экстремистской направленности.

Казахстан в данном случае также стоит в очереди, хотя и не в числе первых. Существующие внутренние и внешние факторы нестабильности, связанные с географическим расположением Казахстана и соседством с региональными очагами напряженности (религиозными и террористическими), с появлением вооруженных формирований способны оказать негативное влияние на ситуацию внутри республики.

Сегодня для многих республик современный Казахстан предстает как государство с боеготовной армией, имеющей на вооружении современные виды оружия. Вместе с тем не утихают скандалы в оборонном ведомстве, связанные с приобретением вооружения низкого качества, не способного выполнять возложенные на него функции. Также вызывает много вопросов организация пограничной службы между Казахстаном и республиками региона. Так, в текущем году планировалась организация контрольно-следовой полосы, оснащенной системой сигнализации, спиральным барьером безопасности и колючей проволокой по всему периметру. Вместе с тем только за четыре месяца 2010 года на южных участках было задержано более 2000 нарушителей госграницы, пресечено 388 попыток провоза контрабандных грузов.

Также не надо ставить знак равенства между рядовыми нарушителями и подготовленными бойцами. В случае проникновения малых групп боевиков (численностью 3–5–7 чел.) операция по их нейтрализации может принять затяжной характер, так как практически на всех учениях отрабатываются маневры с участием артиллерии и боевой авиации, которая в борьбе с малыми группами будет напоминать стрельбу из пушки по воробьям.

Большая площадь страны, отсутствие практического опыта ведения боевых действий против отрядов экстремистов, а также отмечающийся в последнее время численный рост объединений–приверженцев различных религиозных учений, запрещенных в стране, могут негативно отразиться на ситуации. Так, даже не проникновение на территорию Казахстана, а сам факт успешного продвижения талибов в пределах соседних республик может стать катализатором роста активности вышеуказанных объединений в различных областях страны.

Принимая во внимание стабильное социально-экономическое положение страны, республика может быть использована жителями соседних центральноазиатских государств в качестве убежища. В данном случае будет возникать много вопросов по прибывающим мигрантам. Ведь наряду с беженцами в страну попадут и религиозные экстремисты, контрабандисты и наркоторговцы. Рост миграционных настроений также будет способствовать напряжению обстановки.

Конечно, можно уже сейчас начать обсуждать «талибский» вопрос на уровне стран региона. Как известно, опасность сближает, а меры нужно предпринимать задолго до того, как «гром грянет». В данном случае республикам целесообразно отложить на второй план свои амбиции и начать поиск путей выхода из сложившейся ситуации. Возможно, что первым шагом на пути к организации заслона на пути талибов послужит возвращение республик к практике размещения своих воинских подразделений на реке Пяндж на таджикско-афганской границе.

Олег СИДОРОВ, политолог

 

По сообщению сайта Zakon.kz