Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон: «Люди хотят услышать вечные истины»

Дата: 12 января 2011 в 16:11

«Архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон убежден, что 33 поклонных креста, установленных в местах концентрации ДТП, помогли снизить число аварий на новосибирских дорогах. Кроме того, на своей пресс-конференции в ГТРК «Новосибирск» 21 декабря он высказал уверенность, что Новосибирск — это атеистический и спокойный город, но приезжие должны интегрироваться в нашу культуру, чтоб не получилось, как на Западе», — так начал отчет о пресс-конференции владыки сайт «НГС»

— Что представляет собой Новосибирская епархия? Сколько в ней храмов и чем она занимается?
— Наша епархия занимает только Новосибирскую область. Всего в епархии около 60 храмов, где-то 40 храмов находятся в процессе строительства. В самом городе 29 приходов и очень величественные храмы, которые не уступают московским. Всего у нас зарегистрировано 145 приходов, но, конечно, их больше: некоторые просто не имеют юридического оформления. Наши монастыри занимаются и благотворительной и сельскохозяйственной деятельностью. В нашей епархии 114 часовен и 234 священнослужителя.
За эти годы было установлено 33 поклонных креста, особенно на тех местах трасс, где происходит больше всего аварий. После того как там установили кресты, жалоб на аварии стало меньше.
Есть у епархии и свое подсобное хозяйство: три года назад мы взяли в Новосибирском сельском районе 2,5 тысячи гектаров земли. Сейчас у нас 100 голов крупного рогатого скота, много лошадей, мы заготавливаем сено. У нас стоят две мельницы — мы сами выпекаем хлеб. Нашей епархией подписано где-то 16 соглашений с разными светскими структурами. Стоит отметить, что только в этом году было подписано пять таких соглашений. Соглашения были подписаны с управлением физкультуры и спорта мэрии, с ГУФСИН, с НГПУ, с руководством Гвардейской Глуховской дивизии и с министерством социального развития Новосибирской области. В епархиальном управлении имеется 26 отделов и комиссий.
Новосибирская Епархия окормляет где-то 28 медицинских учреждений, в которых открыто 16 часовен и два храма.
Окормляем мы также и 16 мест лишения свободы, там у нас еще 10 храмов и часовен. Миссия среди заключенных идет очень успешно. Работаем мы и с родственниками осужденных — это тоже категория риска, требующая особого внимания.
У нас более 10 реабилитационных центров — несколько мы просто окормляем (они принадлежат другим организациям), а шесть реабилитационных центров у нас свои — пять мужских и один женский. Там проходят духовную и трудовую реабилитацию бывшие наркоманы. Однако мы не проводим лечения — детоксикацию они проходят в государственных наркологических центрах, — а к нам для реабилитации по доброй воле поступают те люди, которые считают себя православными. Мы обучаем их тому, что нужно знать верующему человеку, у них есть свой устав, распорядок дня (утренняя молитва, обед, какой-нибудь посильный труд и так далее), запрещается пить, курить. Правда, реабилитанты сами вывели себе еще одно правило — не материться. В центрах очень большой процент выздоравливающих, хотя, конечно, бывают и рецидивы. По нашим подсчетам, где-то 60 процентов создают семьи и остаются нормальными членами общества. Имеется у нас и центр по реабилитации жертв различных сект и культов.
Это не только задача церкви — заниматься социальными вопросами. Это наша общая задача, в этих вопросах не должно быть равнодушных людей. Мы окормляем 50 детских учреждений — детских домов, домов детей-инвалидов. Мы стараемся держать в поле зрения таких ребятишек, помогать им, особенно после того, как они вышли из детских домов. Как правило, девочки еще не имеют жилья, работы, а уже есть ребенок. Мальчишки также: жить негде, работать негде, и они становятся на преступ-ный путь. В этом году открыта материнская обитель, где сейчас живут пять девочек с детьми. Мы постарались найти им работу, кормим их, одеваем.
Церковь старается быть современнее, включает такие формы общения, как интернет, ICQ.
— Происходит ли сближение церкви и общества?
— Новосибирск — это все-таки атеистический город. Мы все выходим из атеистического государства, и естественно, что взаимоотношения церкви и общества меняются. Мы о себе говорим: чем мы занимаемся и чем хотели бы быть полезными обществу. Церковь создана сама для себя. Верующие люди составляют церковь, и они обустраивают все, что им нужно, чтобы исполнять свои обряды, совершать таинства, богослужения и так далее. Но в церкви есть люди, которые имеют теплое сердце, добрые руки, и они могли бы помочь обществу.
«Mercedes я оставлю вам, в Новосибирске. Это не моя машина. Она принадлежит епархии».
Самое главное, что в церкви сохраняется наша традиционная духовно-нравственная культура. Если государство желает, чтобы общество возрастало духовно, совершенствовалось нравственно, оно открывает двери для влияния церкви на общество. И хотя у нас церковь отделена от государства, но она не удалена от общества, потому что члены церкви являются и членами этого самого общества. Сейчас церковь набирает силу: пришли молодые, мы занимаемся кадровой политикой, в церкви есть люди, которые имеют хорошее светское образование.
— В советское время все были атеистами, а сейчас устремились в лоно церкви. Как вы считаете, это искренне?
— Я бы не сказал, что все устремились в церкви — это сколько бы надо было храмов, если бы все сразу пришли. Я стараюсь не осуждать людей, которые перестали быть атеистами и пришли в церковь. Просто изменилось время, обстановка в стране, и те люди, которые вынуждены были в советское время скрывать свои убеждения, теперь открыто исповедуют свою веру. Не только в Русскую Православную Церковь пришло пополнение, и в другие религии. Мы знаем, что очень выросли всякие секты. Само понятие демократического государства включает в себя развитие религий — у них появляется больше возможностей.
Мне кажется, это хорошо, что люди пришли не в казино, а в церкви. Люди хотят услышать вечные истины, изучить свою древнюю духовную, нравственную культуру, потому что без этого нельзя двигаться дальше. Если бы люди и дальше были «комсомольцами», мы, наверное, пришли бы в тупик, потому что неверующему человеку, которого совесть не контролирует, трудно жить в демократическом обществе.
— Как вы думаете, возможны ли в Новосибирске конфликты на национальной или религиозной почве?
— Национализм, я считаю, не характерен для нашего города. Новосибирск считается спокойным городом. Я думаю, что недостатки воспитательной работы приводят к тому, что бывают религиозные и националистические столкновения. Воспитание играет очень большую роль в том, чтобы обстановка была стабильной и спокойной, ведь взаимное уважение начинается с терпения. Не всегда у нас это прививается в школе, не всегда дается должная оценка людям другой культуры, другой религии.
Государство пытается, но немножко не успевает с этим. В школах вводится предмет «Основы религиозных культур» для того, чтобы мы лучше узнавали друг друга. Мы знаем, что есть такие направления, как ваххабизм, где учат ненависти, убийствам других людей, поэтому изучение религии только в семье должно исключаться. Школа должна здесь сыграть свою роль, разъяснить, что это за религия, что этих людей надо уважать, быть терпимым к людям другой национальности, другой культуры.
Нужно учить не только нерусское население, украинцев и белорусов, которые живут в Новосибирске, но и приезжающих сюда, чтобы они тоже могли ознакомиться с нашей культурой.
— Вас удивил выбор, которые сделали родители Новосибирской области? Ведь большинство выбрали историю мировых религий, а не основы православной культуры.
— Идет апробация этого предмета, и поэтому рано еще делать выводы. Я считаю, что «Мировые религии» — это предмет, на котором невозможно воспитать. Это информация о том, что вот есть такая религия, и все. А правительство вводит этот предмет с определенной целью — «воспитание добросовестного гражданина». То, что многие школы отдали приоритет «светской этике», — это, мне кажется, тоже ошибка. Потому что светская этика — это мораль бездуховная и безнравственная.
Есть древняя традиционная культура, которой тысячу лет жила наша страна. Никто не говорит об изучении религии, постов, поклонов и молитв. Говорится о совести, о чести, об ответственности, о терпении и взаимоуважении, что и составляет нашу духовную культуру. Человек должен знать, где необходимость и где излишества, где правда и где ложь.
— Что такое секта с вашей точки зрения, есть ли они в Новосибирске?
— Сект много. В 90-е годы, когда упал железный занавес, в нашу страну въехало 300 тысяч русскоязычных миссионеров с Запада. Они стали насаждать религиозный плюрализм. Себя они именовали «новыми религиями» и никак не хотели, чтобы их называли «сектами». Многие из них были деструктивными, разрушительными сектами — они контролировали человеческое сознание, использовали гипноз, психотропные вещества. И самое главное — они разрушали наше общество: люди уходили из семей, бросали свою работу и становились жертвами этих сект.
Некоторые секты были просто искусственными, некоторые были привиты с Запада. Нам пришлось создать информационный центр, и мы начали собирать сведения, чтобы разобраться, что это за секты, чем они занимаются. Как правило, эти секты — американского происхождения, возникли в позапрош-лом веке, имели довольно большой успех в США и потом были перенесены на нашу территорию. Как ни странно, особенно был поражен Академгородок. Была такая секта «Семья», сейчас она выехала из нашей области, они практиковали сожительство родителей с детьми. Естественно, что примириться с этим мы не могли и начали вести разъяснительную работу через наш центр. Сейчас секты есть в нашей области, но особенно их не слышно, потому что активизировалась Православная церковь. Когда я приехал в 90-м году, здесь было четыре батюшки в Вознесенском соборе и 65 священнослужителей других религий.
— Кто сейчас ходит в церкви — старики или молодежь?
— Люди разного возраста. Если раньше в Вознесенском соборе стояли бабушки и кое-где молодые люди, то теперь наоборот — стоят молодые люди и кое-где бабушки. У нас есть специальный отдел по работе с молодежью. Сейчас на улице Сибревкома мы строим Дом молодежи, где будет кафе и офисы различных наших отделов, которые работают с молодежью.
— Какая заповедь сейчас кажется вам наиболее актуальной? «Не сотвори себе кумира»?
Все 10 заповедей хорошие. «Не сотвори себе кумира»? Да. Я думаю, что для нашего общества это важно, когда насаждается лидерство, идолы, певцы, артисты и так далее. Свобода в христианском понимании означает отсутствие зависимостей от чего-либо. В основном, конечно, от зла. Мы знаем такие пороки, как алкоголизм, игромания, наркомания, — пороков очень много, и от всего мы находимся в зависимости. Любим вкусно покушать, красиво одеться, иметь хорошую машину, хорошее жилище. У нас у всех крен на излишества. Это характерно для общества потреб-ления, которое не имеет духовной культуры.
— Красивый автомобиль «мерседес», на котором вы ездите, — это излишество?
— Это не моя машина. Она принадлежит епархии. А у меня здесь, кроме моего дембельского чемодана, ничего нет. Я командирован сюда из Москвы, и все мне предоставляет епархия. Она кормит, я живу в епархиальном доме — дом тоже хороший. Вот я ездил на «Волге» и отморозил себе весь правый бок. Я попросил, чтобы купили машину получше, чтобы я мог больше сделать. Многие бизнесмены и члены правительства ездят на хороших машинах, потому что на плохой далеко не уедешь. Меня сегодня к вам прислали, завтра отошлют, и «мерседес» я оставлю здесь, в Новосибирске.
— Церкви возвращают ее имущество, отнятое большевиками. На что вы можете претендовать в Новосибирской области?
— Когда приехал владыка Варфоломей в 1924 году, был только Вознесенский собор и маленькая деревянная Туруханская церковь. У него не было даже епархиального управления. Он совершал богослужения, выходил и на ступеньках принимал народ. Мы мало на что можем претендовать. Храмов было много, но они в основном были деревянные. Уцелел «Александр Невский» и еще несколько кирпичных храмов. Обычно, если нам передают что-то, то по пословице «На тебе, боже, что нам негоже». Как правило, это руины. Конечно, мы нуждаемся в помещениях, но в основном приходится строить.
Сейчас мы проводим просто грандиозную работу: взяли Троицкий собор в Колывани. Там долгое время сидела соцслужба и были два спортзала. В дореволюционное время это был один из самых больших соборов в Сибири.

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»