Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Историки Латвии: Кажоциньш несёт ответственность перед латышским народом за ложь и преступления

Дата: 13 января 2011 в 01:40 Категория: Новости стран мира

В ходе российско-латвийских переговоров на высшем уровне, состоявшихся 20 декабря 2010 года в Москве, была достигнута договоренность между президентом РФ Дмитрием Медведевым и президентом Латвии Валдисом Затлерсом о создании совместной комиссии историков, которая должна заняться изучением болезненных вопросов общего прошлого двух стран. При этом официальная Рига недвусмысленно дает понять, что не воспринимает совместную комиссию как инструмент познания прошлого, но видит в ней лишь поле для реализации своей идеологиив о «советских оккупантах» и «легионерах СС как борцах за свободу», а также канал для приоритетного и бесплатного доступа к копированию документов из российских архивов. В частности, госсекретарь МИД Латвии Андрис Тейкманис в опубликованном 11 января интервью газете Latvijas Avīze открыто транслирует цензурно-политическую установку: «Не может быть и речи о том, что наши историки придут к каким-то абсолютно новым выводам. Мы свою историю переписывать не будем и не собираемся этого делать. Ни в малейших линейных нюансах».

Вместе с тем, детальное изучение латвийской историографии, требующее познаний в латышском языке, может позволить российским историкам сквозь официозную пропагандуы уловить внутреннюю дискуссию латышских историков, не предназначенную для внешних идеологических презентаций. В качестве примера можно привести крайне нелицеприятные оценки деятельности Индулиса Кажоциньша на его службе нацистам, которые содержатся в книге «Латвия во Второй мировой войне (1939-1945)» (авторы — Дайна Блейере, Илгварс Бутулис, Инесис Фелдманис, Айварс Странга, Антонийс Зунда).

В интервью Latvijas avīze 2 мая 2006 года глава латвийской разведки и контрразведки Янис Кажоциньш с гордостью заявил, что «вырос вместе с легионерами» Ваффен-СС. Его отец, Индулис Кажоциньш (1917-2000), с приходом немцев возглавлял группу шуцманов из «полиции самоохраны» в Платерской волости Рижского уезда, в августе 1944 года был призван в Латышский легион Ваффен СС, стал офицером связи между Люфтваффе и учрежденным немцами «латвийским самоуправлением», а также одним из фюреров Латышской молодежной организации, помогая гитлеровцам набирать вспомогательный персонал из числа несовершеннолетних латышей. В 1945 году он попадает в плен к советским войскам в освобожденной Чехословакии. Чтобы спастись от сурового возмездия, применявшегося к начальственному составу коллаборационистских формирований, выдает себя за немца и под чужой фамилией пребывает в качестве военнопленного на Волгострое, а затем в Рыбинске. Уже в 1948 году он «возвращается» в Германию, откуда перебирается в Великобританию, где активно выступает в качестве апологета «патриотической миссии» латышских эсэсовцев. Там и родился Янис Кажоциньш, сделавший британскую военную карьеру и ставший директором Бюро по защите Конституции Латвии.

ИА REGNUM полностью публикует перевод одного из параграфов книги «Латвия во Второй мировой войне (1939-1945)», авторы которой осторожно солидаризируются с оценками преступной деятельности нацистских пособников, в том числе Кажоциньша-старшего, повинных в насильственном призыве и гибели несовершеннолетних латышей из числа вспомогательного персонала Люфтваффе.

«В германских высших центрах власти в Берлине — руководстве СС, министерства оккупированных восточных областей и гитлерюгенда — уже с осени 1943 года обсуждался вопрос мобилизации латышской молодежи во вспомогательный персонал воздушных сил (Luftshilfe). Передача юношей в распоряжение 1-ой воздушной армии намечалась в качестве первого этапа более широкого мероприятия. Его главная стратегическая цель предусматривала превращение латышских юношей в «воспитанников СС», чтобы их можно было без ограничений использовать для защиты Великой Германии, изъяв из ведения местных структур. Автором замысла был начальник частей СС Г. Бергер, его поддержали Г. Гиммлер и А. Розенберг.

В местных органах немецкой оккупационной власти эта идея никакого восторга не вызвала. Весьма туманную позицию по этому вопросу занял рейхскомиссар Остланда Г. Лозе. Он указывал на малочисленность латышской молодежи и считал, что «помощники» не будут иметь большого практического значения, а также полагал, что данный вопрос должно решать местное латышское самоуправление. Кроме того, Г. Лозе раздражало, что его ведомству не была предоставлена возможность высказать свое мнение в процессе принятия решения. Однако этот вопрос был уже принципиально решен в Берлине, и теперь оставалось лишь соответствующим образом обставить его реализацию.

Гендиректор латышского самоуправления О. Данкерс в апреле и мае 1944 года противился призыву молодежи во вспомогательный персонал ВВС, приводя в качестве основных следующие аргументы: в Латвии нет закона, предусматривающего привлечение к военной службе несовершеннолетних; призыв мальчишек может оказать сокрушительное моральное впечатление на латышское общество; обязанности у латышей такие же, как и у немцев, а прав — намного меньше; «ненемецкие» народы участвуют в войне на основе добровольности; призыв юношей может катастрофически повлиять на их образовательный процесс.

Практическая организация призывных мероприятий осуществлялась с мая по август 1944 года и получила весьма противоречивые отображения и оценки в историографии, в которой можно выделить два направления. Сам О. Данкерс, а также А. Силгайлис (полковник латвийской армии, после установления в 1940 году советской власти в Латвии «вспомнил» о немецких родственных связях и репатриировался в Германию, работал в интересах нацистских спецслужб, в 1941 году появился в Латвии в качестве зондерфюрера 621-ой роты пропаганды 18-ой немецкой армии, с 1943 года — командир 15-ой латышской дивизии Ваффен-СС, получил звание оберфюрера СС, с лета 1944 года — начальник штаба генерал-инспектора Латышского легиона СС Р. Бангерскиса, после войны эмигрировал в Канаду — ИА REGNUM), И. Кажоциньш и др. представляют информативно-апологетическое направление. Его авторы, давая кажущуюся объективной информацию, одновременно замалчивают важные источники, демонизируют деятельность немецкой оккупационной власти, выставляют в наилучшем свете поведение О. Данкерса и Латышской молодежной организации, уклоняясь от политической оценки ее деятельности. Яркий, опирающийся на источники, вместе с тем — острый и беспощадный анализ подготовки и осуществления акции «военно-воздушных помощников» дал Х. Биезайс (латышский эмигрантский историк — ИА REGNUM), подчеркнув моральную и политическую ответственность ее исполнителей.

В интерпретации О. Данкерса основные тезисы акции по призыву «помощников ВВС» выглядят следующим образом: 26 мая 1944 года на совещании в Берлине у А. Розенберга немцы с помощью угроз выбили у руководителя латвийского самоуправления обещание обратиться с призывом к латышским юношам добровольно завербоваться во вспомогательный персонал Люфтваффе. 12 июля это обращение было опубликовано. В добровольные помощники поступили 3000 юношей. На этом участие О. Данкерса в данной акции завершилось. Авторы книги «Латышский солдат во время Второй мировой войны» вынуждены кое-где корректировать точку зрения О. Данкерса. Дается туманная ссылка на то, что 26 мая О. Данкерс пообещал «сделать соответствующие шаги», так как в добровольном порядке не была достигнута необходимая численность «помощников ВВС», что число зарегистрировавшихся добровольцев снизилось до 562; при этом упоминается подписанное 27 июля О. Данкерсом распоряжение о призыве юношей 1927 года рождения в порядке мобилизации, о чем сам О. Данкерс не сообщал.

Более убедительным и объективным кажется взгляд на акцию «военно-воздушных помощников» Х. Биезайса. На совещании 26 мая О. Данкерс по собственной инициативе пообещал провести мобилизацию. Конечно, положение О. Данкерса было незавидным, однако с помощью публичного обращения от 12 июля и распоряжения от 27 июля немцы добились главного — возможности свободно распоряжаться тысячами латышских юношей, а также того, что решение о непопулярной и даже преступной акции опять подписал глава латышского самоуправления О. Данкерс. Провозглашенная в обращении от 12 июля добровольность призыва лиц 1928 года рождения может рассматриваться в качестве камуфляжа, тогда как родившихся в 1927-1928 годах юношей на самом деле призывали в принудительном порядке (правда, нельзя отрицать и известное число добровольцев).

О. Данкерс откровенно врал военному суду США, свидетельствуя о том, что призывались лишь члены Латвийской молодежной организации, а также не упоминая о мобилизации лиц 1928 года рождения и собственный приказ от 27 июля о призыве юношей 1927 года рождения. Ультрапатриотические призывы О. Данкерса от 12 июля 1944 года «Становитесь и будьте стражами Латвии!» — в тот момент, когда Красная армия уже находилась у Елгавы, в ситуации проигранной для Германии войны — были лживыми и преступными. Практическое осуществление мобилизации О. Данкерс доверил Латвийской молодежной организации, руководители которой как своей деятельностью по привлечению молодежи в «помощники ВВС», так и лживыми, преступными призывами разделяют ответственность перед латышским народом.

Призыв и деятельность юношей в германских ВВС регламентировали правила, изданные верховным командованием Люфтваффе 30 июня 1944 года. Согласно этому документу, их осуществление должно проводиться только на территории Латвии, «военно-воздушные помощники» приравниваются к гражданскому персоналу ВВС, подчеркивалось, что «помощники» остаются школьниками и должны продолжать учебу под руководством латышских учителей.

На практике возможности призванных в армию латышских учителей и молодежных вожаков хоть как-то повлиять на воспитание и повседневную жизнь юношей были минимальными. К 9 сентября 1944 года в «помощники ВВС» призвали 4139 юношей, из которых 3614 были признаны годными к службе в качестве вспомогательного персонала. Из них 2114 тотчас направили в распоряжение зенитно-артиллерийского полка в Латвии, а около 1500 зачислили в учебный батальон аэродромной обслуги в Риге.

Уже в сентябре 1944 года командование Люфтваффе, приняв некоторые дополнения к правилам от 30 июня, изменило статус «помощников», приблизив его к статусу военнослужащего (наказания за дезертирство, изъятие паспортов). Налет советской авиации 22 сентября на базу «помощников ВВС» у пруда Марас унес более 40 мальчишеских жизней. 24 сентября рижские «помощники» начали путь отступления в Германию, попав в Эгерский лагерь ВВС (Судеты). При этом был нарушен один из важнейших пунктов правил от 30 июня — о деятельности «помощников ВВС» исключительно на территории Латвии.

В ноябре 1944 года в Германии находилось 2000, а в Курземе — 1500 «военно-воздушных помощников». Об их точной численности, размещении и всех сопутствующих обстоятельствах сегодня еще нет ясных представлений. Латвийского самоуправления фактически уже не существовало, вспомогательный персонал Люфтваффе не находился в подчинении у генерал-инспектора Латышского легиона СС Р. Бангерскиса, латышские офицеры связи (между Латышским легионом СС и Люфтваффе, в их числе был и Индулис Кажоциньш — ИА REGNUM) потеряли какой-либо контроль за «помощниками ВВС», которые полностью оказались во власти произвола немецких офицеров и инструкторов. А. Пленснерс (полковник латвийской армии, военный атташе Латвии в Германии с 1937 года, после установления в 1940 году советской власти в Латвии использовался в пропагандистских и военных интересах нацистов, после войны жил в Германии и Швеции — ИА REGNUM) совершенно обоснованно указывает, что «помощники» были самой незащищенной категорией латышских солдат, оставшейся без латышских начальников, без возможностей и прав у генерал-инспекции проверить их положение. У «помощников», оставленных в Курземе, обстоятельства жизни и службы были намного лучше.

Погибли около 887 латышских «помощников ВВС», то есть 25 процентов от общей численности списочного состава.

Замысел министерства оккупированных восточных областей по призыву 400 латышских девушек в «помощники ВВС» на территории Латвии не был осуществлен из-за стремительного изменения боевой обстановки. Его реализовали уже в Германии, призвав на вспомогательную службу в интересах Люфтваффе около 1000 девушек и женщин в возрасте от 13 до 33 лет, главным образом из числа беженцев или с трудовой службы. «Помощницы» также находились в жалкой ситуации, и многие аспекты их деятельности еще мало изучены.

Х. Биезайс заключает, что «помощники ВВС» умирали бессмысленной смертью и «призыв латышских школьников в гитлеровскую армию является тягчайшим преступлением, которое Данкерс и генеральные директора (латвийского самоуправления — ИА REGNUM) совершили против латышского народа».

По сообщению сайта REGNUM