Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Подвальный выбор // «Кастинг» в «Театре.doc»

Дата: 13 января 2011 в 05:03 Категория: Новости культуры

Московский «Театр.doc» показал премьеру спектакля «Кастинг» по пьесе самарского драматурга Германа Грекова — сатиру на современные технологии массмедиа. РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ оценил актуальность темы, но заподозрил, что пьеса ошиблась кварталом. Как и все остальные спектакли московского «Театра.doc», новоиспеченный «Кастинг» устроен очень просто: комната в подвале, где работает этот храбрый, независимый и бедный театр, не располагает к зрелищности и искусным сценическим затеям. Современная, чаще всего не выдуманная ситуация и сегодняшний, без литературных прикрас язык — вот та правда жизни, которая влечет зрителей в неудобный подвал. Название пьесы и спектакля говорит само за себя: кастинг — одно из ключевых понятий сегодняшней жизни, в которой идет постоянная селекция человеческих особей, постоянная борьба за какую-то выгодную (во всех смыслах этого слова) работу. Человек, проходящий какой-либо отбор, не менее интересный объект для изучения, чем человек, тот или иной отбор проводящий. В пьесе Германа Грекова есть возможность встретиться и с теми и с другими: молодой человек по имени Валентин приходит на некий «кастинг», который проводят два молодых человека, уже успевших почувствовать себя хозяевами жизни. Один из них — оператор, другой — режиссер, из чего можно сделать вывод, что речь идет о каком-то сериале. Актером Валентин кажется никудышным. Не усвоив нехитрые уроки самообладания, наскоро преподанные ему еще до начала прослушивания разбитной ассистенткой, он мнется, переступает с ноги на ногу, отирает пот со лба, запинается и все время переспрашивает хамоватых «экзаменаторов» — а им только бы покуражиться над недотепой. Наконец, после очередного задания, заключающегося в необходимости прямо здесь, посреди комнаты раздеться и соблазнить ассистентку, у Валентина не выдерживают нервы. Не выбирая выражений, вернее выбирая в основном выражения матерные, кандидат обрушивает на своих мучителей истерический протестный монолог. Посылает на три буквы всю систему отбора — и направляется к выходу. Выясняется, однако, что искренний протестный запал и умение «послать» — именно те черты, которые были нужны, и что лучше Валентина соискателя не найти. Во всяком случае здоровенный мужик, до поры скрывавшийся в публике, требует найти и вернуть беглого кандидата. Именно этот немолодой верзила с повадками бывалого пахана и оказывается хозяином положения — вмиг присмиревшие «оператор» и «режиссер» оказываются мелкими шестерками, которым теперь грозит увольнение. Теперь уже они становятся объектами не просто нешуточных издевательств, но и уголовно наказуемых домогательств. Валентин возвращается очень вовремя, иначе парням пришлось бы по требованию хозяина отыметь его в зад. Тут зрителям предстоит увидеть еще одну метаморфозу. Всего час назад бывший робким ничтожеством победитель «кастинга» входит во вкус власти. Поняв, что и над паханом есть начальник, таинственный «господин Георгин», который в нем, Валентине, серьезно заинтересован, молодой человек начинает помыкать своими недавними «хозяевами». На этом, собственно, пьесе конец. Но есть еще важный финал — преображенный Валентин появляется на экране телевизионного монитора с обращением к гражданам: так что мы (видимо, замирая от ужаса) можем только догадываться, что это был за «кастинг», из какой мировой закулисы звонил человек с цветочным именем и миссию какой именно важности должны были доверить победителю. Спектакль, ставший режиссерским дебютом молодого актера Игоря Стама (он же играет «режиссера»), на первый взгляд вполне отвечает «доковским» традициям и требованиям. Актеры абсолютно естественны, персонажи вроде бы точно срисованы с действительности и могут при желании смешаться со зрителями, а пресловутая «ненормативная лексика» звучит ненатужно и не оскорбит даже чутких к чистоте языка. Впрочем, в данном случае она как раз не обязательна. Текст Германа Грекова меньше всего может быть сочтен феноменом современного языка, для автора важнее сама ситуация, «нашего времени случай», сгущенный до наглядно-назидательной гротесковой концентрации. В этом смысле «Кастинг», конечно, не совсем «доковская» пьеса. Дело тут не в том, взят ли текст прямо из жизни, или выдуман драматургом. Тип современной пьесы, к которому принадлежит «Кастинг», более характерен для находящегося за углом театра «Практика» — во многих пьесах, которые там ставятся, та или иная жгуче-современная проблема сегодняшних нравов превращается драматургом либо в повод для разработки игровой модели, либо в парадоксальную, часто абсурдную историю, где знакомые черты реальной жизни искажаются или стираются. Стиль «doc» суше, но и тревожнее, в нем четче распознаются опасности, в нем яснее повод для дискуссий. А «Кастинг» все-таки тяготеет к забаве, и комментарии к нему, в сущности, излишни.

По сообщению сайта Коммерсантъ