Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Лебедь, рак и скука // «Эоннагата» в парижском Theatre des Champs-Elysees

Дата: 13 января 2011 в 05:03

На сцене Theatre des Champs-Elysees прошли гастроли спектакля «Эоннагата» — амбициозного проекта канадского режиссера Робера Лепажа, мировой балетной звезды Сильви Гиллем и британского хореографа Рассела Малифанта. Над костюмами работал дизайнер Александр Маккуин. После премьеры в Лондоне в 2009 году спектакль был показан в Канаде, Германии, Испании, Сингапуре, а этим летом приедет в Москву на Чеховский фестиваль. Ожидала большего МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА. За Робером Лепажем давно закрепилась слава театрального волшебника, Сильви Гиллем — уникальная балерина, которой под силу любой репертуар, а Рассел Малифант — один из немногих современных хореографов, способный просто и умно изъясняться на языке contemporary dance. Но удивительное дело: объединившись, они создали спектакль, вызывающий, по меньшей мере, недоумение. Идея «Эоннагаты» принадлежит Роберу Лепажу. Он предложил поставить историю шевалье д`Эона — французского офицера и шпиона при дворе короля Людовика XV, который морочил всем голову, выставляя себя то мужчиной, то женщиной. Для дипломатических миссий в Россию и Англию он с удовольствием менял наряды, был вхож в высшие круги и провоцировал жаркие споры о своей половой принадлежности. Тема двойственности незаурядного шпиона оказалась близка и Сильви Гиллем. Известная своей страстью к японской культуре, она провела параллель между травестизмом шевалье и актерами-мужчинами театра кабуки — «оннагатами», которые исполняют женские роли. Так в названии появился гибрид «Эоннагата», а на сцене — гигантская японская кукла, кимоно, трюки с веерами и разбросанные по всей хореографии утомительные приемчики восточных единоборств. Полуторачасовой спектакль, состоящий из серии эпизодов, рассказывает о жизни д`Эона с самого детства, когда он впервые примерил девичье платье, и до смерти, после которой мистификатор оказался под ножом патологоанатома. Партия шевалье разыграна на троих, и каждому из участников выпадает одна из метаморфоз. Травестийная мишура и трансформации больше всего оказываются к лицу Роберу Лепажу. Этот материал вполне бы мог перерасти в еще один удивительный моноспектакль канадского мэтра, но задача была поставлена более рискованная. В «Эоннагате», жанр которой не берутся определить даже ее создатели, спутаны не только женское и мужское, культуры и языки, но и привычные амплуа трех знаменитостей. Сильви Гиллем танцу предпочла скучные актерские монологи и вычурные жесты, Робер Лепаж, втянув живот, пустился в пляс, а Расселу Малифанту ничего не осталось, кроме как петь. Борьба с творческими стереотипами обернулась нелепыми компромиссами: неповоротливый канадец не поспевает за своими коллегами, вязнет в комических кувырках и неуклюжих перебежках, а оформляющие его телодвижения Гиллем и Малифант выглядят как профессиональная подтанцовка на службе у любителя. Впрочем, в монотонном действии случаются и эффектные моменты, способные встряхнуть весь спектакль. Таково, например, единственное пластическое соло Сильви Гиллем: узнаваемым размашистым почерком великолепных ног и сильными руками, ловко справляющимися с мечом-пером, ее герой, запертый в темнице, пишет письмо. Или два идеальных как по форме, так и по исполнению дуэта с постоянным партнером по сцене британцем Малифантом. Невозможно оторваться от этой упоительной схватки двух начал (она — в белом, он — в черном) в пространстве, от зеркальной сцены, в которой партнеры настолько едины, что невольно веришь в переселение душ. Но фрагментов, в которых раскрываются природные дарования соучастников, в полуторачасовом спектакле слишком мало. И к финалу спектакля созревает вполне консервативная досада на творческую неуемность соавторов. Если бы каждый из них занимался своим прямым делом, шевалье д`Эону повезло бы гораздо больше. По крайней мере, посмертно.

По сообщению сайта Коммерсантъ