Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Cудмедэксперт приоткрывает закулисные тайны судмедэкспертизы

Дата: 13 января 2011 в 10:30

Cудмедэксперт приоткрывает закулисные тайны судмедэкспертизы

Тайны экспертизы

 

Революция, о которой так долго твердили правозащитники и юристы, свершилась: на двадцатом году независимости в Казахстане появилась независимая экспертиза — судебно-медицинская, судебно-психиатрическая и наркологическая. Cудмедэксперт с тридцатилетним стажем, юрист-правовед Гусейн НАСИРОВ (на снимке) приоткрывает нам закулисные тайны судмедэкспертизы.

— Гусейн Сахибович, почему столь необходимый государству и обществу институт независимой экспертизы, существующий во всех развитых странах, у нас никак не «пробивался»?

— Только год назад, 10 января 2010 года, вступил в действие Закон «О судебной экспертизе», предусматривающий создание независимого экспертного органа. Его принятию противились государственные экспертные учреждения, но обстановка в них стала уже такой нетерпимой, что вызывала гнев наших граждан.

— Об этом, пожалуйста, подробнее…

— Начнем с ситуаций, с которыми сталкивался всякий из нас. Да, все мы смертны, и иногда, увы, нам приходится соприкасаться с таким заведением, как морг. Деньги, которые граждане там оставляют (по рассказам моих клиентов, от 5 до 50 тысяч тенге — в зависимости от толщины кошелька родственников покойного), можно было бы употребить с большей пользой и для мертвых, и для живых.

— Но ведь морг функционирует на платной основе?

— Вот видите, и вы не знаете, что и хранение, и вскрытие трупов производится совершенно бесплатно! Между тем работники этой сферы создают иллюзию перегруженности и очередности, а потом заявляют, что каждый день хранения тела в холодильнике обойдется родственникам в 3 тысячи тенге. Расчет на то, что убитые горем люди не станут требовать ценники и калькуляцию, а поспешат выложить требуемую сумму и забрать тело. Еще одна статья доходов — игра на религиозных чувствах близких. Некоторые представители нашей специфической профессии ни за что не упустят шанс взять с «клиента» за то, чтобы не вскрывать покойного. Хотя при имеющемся прижизненном диагнозе вскрытие вовсе не обязательная процедура. А чего стоит запугивание родственников умершего: дескать, вот напишем «алкогольное опьянение», и дети его останутся без пособия! Отдельная статья «бальзамирование», на которое требуется 3 литра формалина и бутылка водки (для торможения процесса гниения), что, сами понимаете, стоит копейки, но берут за это по 12-15 тысяч тенге.

— Прямо-таки бюро ритуальных услуг!

— Увы, но экспертные учреждения Минздрава действительно превратились в коммерческие организации. Граждане знают, что за определенное вознаграждение можно заказать любую экспертизу. Сколько в прессе было статей на эту тему, в том числе и в вашей газете, о том, что с помощью экспертных заключений убийцы и насильники уводятся от ответственности, за решетку попадают невинные люди. Здесь срабатывают еще два фактора. Закрытость экспертных учреждений лишает их общественного контроля. А служебная вертикаль делает практически невозможным добиться изменения первоначального заключения эксперта — любая вышестоящая инстанция в этой иерархии всегда с готовностью его подтвердит: честь мундира превыше всего. И не только честь мундира, но и деньги. Я говорю об этом смело: только в одной нашей Жамбылской области были осуждены два эксперта за «дачу заведомо ложного заключения».

— Вы имеете в виду Серика МАМАДИЯРОВА и Даулета АРЫМБАЕВА?

— Да. Эти работники жамбылского филиала Центра судебной медицины, уводя от уголовной ответственности полицейских, убивших в одном случае Абзала МАНАШБАЕВА, в другом Илью ЗАЗУЛИНА — молодых здоровых парней, — подчеркиваю это обстоятельство! — указали в качестве основной причины смерти алкогольный панкреонекроз — заболевание, развивающееся не один десяток лет. Тогда как на самом деле в обоих случаях смерть наступила из-за рефлекторной остановки сердца от удара в шокогенную зону. Из-за этой экспертной лжи преступникам в погонах удалось в течение нескольких лет уклоняться от уголовной ответственности, а несчастным родителям — неоднократно эксгумировать трупы своих сыновей. Как с горечью написал в одной из жалоб отец студента Абай МАНАШБАЕВ, «мой сын растащен по кусочкам по экспертным лабораториям Казахстана…»

— Насколько я помню, справедливости удалось добиться из-за принципиальной позиции специалистов военно-медицинской лаборатории Министерства обороны РК?

— Тогда в Казахстане существовала альтернативная экспертная служба в виде этой лаборатории, которая, не будучи ведомственно связана с Минздравом, смогла установить истинную причину гибели молодых людей. Виновные полицейские и эксперты были осуждены, а ДВД Жамбылской области и филиал Центра судебной медицины возместили потерпевшим моральный ущерб. Для Минздрава, видимо, это был тревожный сигнал: а ну как и все остальные сомнительные диагнозы станут опровергаться? И вот мы видим, что в Законе «О судебной экспертизе», основными разработчиками которого явились Минздрав и Минюст, в качестве государственных производителей экспертиз остались только подведомственные им учреждения, а специализированные экспертные учреждения упразднены. Так что военную лабораторию закрыли, сотрудников распустили, все их многолетние наработки обращены в прах. Хотя специалистов такого уровня сейчас собрать практически невозможно. Экспертной службе Казахстана, я считаю, нанесен невосполнимый урон.

— Зато, наверное, укрепился Центр судебной медицины — ввиду отсутствия основного «соперника»?

— Безусловно! И поразил страну очередными скандалами. Чего стоит случай, произошедший в 2009 году в Рыскуловском районе. В местную мечеть пришла молодая женщина: то ли поправлять здоровье, то ли порчу снимать. Вызволять бедняжку из лап шайтана вызвался мулла по фамилии АБДУЛЛАЕВ, да так усиленно старался, что после его «проповеди» прихожанке пришлось обратиться в полицию с заявлением об изнасиловании — в естественной и извращенной формах. Районный эксперт подтвердил факт надругательства над девственницей, и в отношении муллы возбудили уголовное дело. Однако спустя три месяца по ходатайству насильника проводится повторная экспертиза в ЖФ ЦСМ, где экспертная комиссия во главе с заместителем начальника Юрием КОМЧАТОВЫМ выдает категоричное заключение о том, что произошедшее у потерпевшей кровотечение связано с менструацией и геморроем. В итоге районный суд оправдывает муллу-извращенца, а для несчастной начинается новый виток мытарств в правоохранительных органах. Эта история закончилась относительно благополучно: областной суд, приняв во внимание мое экспертное мнение, отменил незаконный оправдательный приговор райсуда и отправил оборотня в чалме на зону. Но сколько таких ситуаций имеют другой финал, убивающий в гражданах веру в законность и справедливость.

— В случае, о котором вы рассказали, судмедэксперты понесли какое-то наказание?

— Понесли. Но не те, что вынесли ложное заключение, а тот принципиальный эксперт, который дал правильную оценку. Бывший директор ЖФ ЦСМ Алпамыс ЕСКУЛОВ, который, несмотря на «подвиги» своих подчиненных, сделал головокружительный карьерный скачок и переместился в кресло руководителя Центра судебной медицины, прислал в область комиссию, которая нашла повод для увольнений районного эксперта и еще одного такого же принципиального медика из Шуского района, отказывавшегося выполнять спецзаказы.

— А где гарантия, что независимая экспертиза тоже не займется «выполнением заказов» клиентов за их деньги?

— Это исключено. Независимые эксперты за свои заключения несут такую же ответственность, в том числе и уголовную, что и государственные эксперты. Но их за неправильную оценку могут еще и лицензии лишить. Но главный фактор — новая структура не является подразделением Минздрава. Поэтому и заказы сверху выполнять не будет.

— А если нужную экспертизу закажут те, кто дает вам лицензию?

— Не пройдет. Ведь для получения лицензии никаких особых препятствий нет, а лишить ее можно только через суд. Если что — будем судиться!

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ

 

По сообщению сайта Zakon.kz