Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Форсированное развитие венчура – вклад Казахстана в XXI век

Дата: 13 января 2011 в 14:40

 

В прошлогоднем послании президента страны народу Казахстана дан ряд указаний по открытию новых производств, способных преодолеть влияние кризисных явлений в экономике, а также содействовать сокращению безработицы. «Если необходимых производств нет, то их нужно создать», – сказал Нурсултан Назарбаев. Одним из способов сделать это можно назвать и венчурноефинансирование. Венчурное инвестирование как таковое в Казахстане пока фактически отсутствует. Между тем только одним фактом своего существования именно этот финансовый инструмент может решить целый ряд актуальных проблем, таких как повышение предпринимательской активности, оживление фондового рынка, а заодно и рывок в области развития наукоемких производств. Итак, венчурное инвестирование – это особая система вложения средств в новые проекты. Его главное и принципиальное отличие от традиционного заключается в том, что необходимые средства могут предоставляться под перспективную идею без гарантированного обеспечения имеющимся имуществом, сбережениями или прочими активами предпринимателя. Единственным залогом служит специально оговариваемая доля акций уже существующей или только создающейся фирмы. Инвесторы венчурного капитала идут на разделение всей ответственности и финансового риска вместе с предпринимателем. Потребность в получении кредитов такого рода нередко возникает у начинающих или мелких предпринимателей, изобретателей, ученых и инженеров, пытающихся самостоятельно реализовать появившиеся у них новые оригинальные и перспективные разработки. Дорога в коммерческий банк для них чаще всего закрыта по нескольким причинам. Во-первых, многие инновационные проекты начинают приносить прибыль не раньше, чем через три-пять лет, а то и позднее, а значит, подобные кредиты должны быть рассчитаны на долгосрочную перспективу. Но тогда они повиснут на балансе банка и будут портить его финансовые показатели. Во-вторых, для таких кредитных учреждений, как банки, слишком высока степень сопутствующего финансового риска. В-третьих, банки обязательно потребуют предоставления залога или гарантий, и уже самому предпринимателю, даже если он обладает каким-никаким состоянием, придется задуматься о том, стоит ли рисковать благополучием своим и своей семьи. Однако не следует думать, что инвесторы венчурного капитала идут навстречу предпринимателю исходя из альтруистических убеждений. Скорее наоборот, интерес инвесторов как раз и состоит в том, чтобы получить от своих капиталовложений прибыль, которая будет существенно выше, чем при размещении свободных финансовых ресурсов на банковских депозитах или их вложении в государственные ценные бумаги с фиксированным доходом. За рубежом, главным образом в США и некоторых странах Западной Европы, механизмы венчурного финансирования предпринимательских проектов широко используются на практике уже не одно десятилетие и получают все более широкое распространение. Общий мировой рынок венчурного капитала превысил в 2006 году 150 млрд долларов. За один только 2007 год, даже несмотря на кризис, новые инвестиции венчурного капитала в США составили около 10 млрд долларов, а на Европейском континенте – почти 8 миллиардов. И хотя за время кризиса это направление инвестирования утратило былую популярность, сейчас оно вновь набирает обороты. Так по итогам первого полугодия 2010 года оборот на рынке венчурного капитала в США вновь вышел на докризисный уровень. Возможно, эти цифры не производили бы столь большого впечатления на фоне общих инвестиционных расходов, если бы не одно существенное обстоятельство. Дело в том, что именно венчурный капитал с присущими ему отличительными особенностями сыграл во второй половине ХХ века важнейшую роль в реализации крупнейших научно-технических нововведений в области микроэлектроники, вычислительной техники, информатики, биотехнологии и в других наукоемких отраслях производства. Не случайно поэтому развитию венчурного бизнеса активно содействуют государственные органы ряда ведущих индустриальных стран, в том числе и в Казахстане. Они исходят при этом из необходимости повышения конкурентоспособности национальной промышленности в условиях обострения соперничества на мировом рынке. Немалую роль играет и забота о поддержании уровня занятости населения, в том числе через создание новых рабочих мест в малом бизнесе. Результаты целенаправленного государственного вмешательства в рассматриваемую область хорошо видны на примере стран Западной Европы, которые до начала 80-х годов заметно отставали от США по суммарному объему аккумулированного из различных источников и работающего на экономику венчурного капитала, а уже в 1991 году вместе взятые не только догнали, но и обошли американцев. Сегодня задача адаптации венчурного механизма финансирования предпринимательских проектов актуальна для Казахстана, России, некоторых других государств СНГ, ряда стран Восточной и Центральной Европы, Китая, новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии. Для того чтобы начать новое самостоятельное дело, предпринимателю необходимо иметь, как минимум, перспективную идею и соответствующие финансовые средства. Идей нам, как говорится, не занимать. Сложнее обстоит дело со средствами. Значение финансового фактора возрастает вдвойне, если речь идет о новых наукоемких разработках. Подобные проекты обычно рассчитаны на несколько лет, требуют большой подготовительной работы и инвестиций. В отличие от торгово-закупочных операций они начнут приносить хоть какую-то отдачу далеко не сразу, а после нескольких лет напряженной работы. Но даже если предприниматель обладает достаточными финансовыми ресурсами, он должен тщательно продумать и учесть все последствия возможного неудачного завершения проекта, поскольку осуществление любого крупного проекта, особенно связанного с научно-техническими нововведениями, неизбежно связано с высокой степенью риска. Это может быть, например, технологический риск, обусловленный недостаточной проработкой отдельных инженерных решений или допущенными просчетами. Это может быть экологический риск, вызванный непредсказуемыми для окружающей среды последствиями использования нового продукта или технологии. Это могут быть и сугубо коммерческие риски, связанные, например, с отсутствием на момент начала производства новой продукции гарантированной рыночной ниши для ее сбыта, а также с необходимостью преодоления входных отраслевых барьеров, сильной конкуренцией со стороны других производителей и т. п. Обобщающим показателем самых различных форм риска в условиях рыночной экономики является финансовый риск предпринимателя и поверивших в его проект инвесторов. Он характеризует возможные потери в случае неудачного завершения планируемого проекта. Чем выше финансовый риск, тем труднее получить недостающие предпринимателю средства и тем больше цена привлекаемых финансовых ресурсов. Финансовым институтом, который в Казахстане отвечает за развитие венчурного бизнеса при поддержке государства, является созданное пять лет назад АО «Национальный инновационный фонд». За все время работы фонд получил из республиканского бюджета 32 млрд тенге. Из них 9 миллиардов постановлением правительства было выделено на финансирование проекта по созданию и запуску спутника «КазСат-1». Еще 5 млрд было направлено на создание и развитие технопарков. Непосредственно на сами инновации за 5 лет было выделено 18 млрд тенге. Эти деньги, в том числе, пошли на создание шести венчурных фондов, куда НИФ вошел на условиях государственно-частного партнерства в пропорции 49 процентов капиталла НИФ к 51 проценту капитала частных ВФ. На сегодня частными ВФ профинансировано 15 проектов. Еще одна часть из 18 млрд была потрачена на предоставление 47 грантов для проведения опытно-конструкторских работ по изобретениям казахстанских ученых. Причем два из 47 проектов сейчас перешли уже в стадию коммерциализации. На сумму 2 миллиарда тенге было профинансировано 14 инновационных проектов. Структура проектов, профинансированных как венчурными фондами, так и инновационным фондом, разная. Причем далеко не всегда такие проекты связаны с инновациями. К примеру, производство керамзитного кирпича в Алматинской области никак нельзя назвать ноу-хау. Тем не менее это производство востребовано и совершенно оправдано с коммерческой точки зрения. Еще один проект стоимостью 268 млн тенге стартовал в Каратальском районе Алматинской области. Там организована сборка тракторов под казахстанским брендом «Арлан» из запчастей китайского производства. Стратегическим партнером по реализации проекта является группа компаний «YTO» (КНР), которая занимает 67 процентов рынка сельхозтехники Поднебесной. Можно назвать и еще два проекта, которые не вписываются в рамки инновационных. Они, скорее, очередной вклад в реализацию государственной программы по импортозамещению. В первую очередь это конвейерная сборка компьютеров и серверов на базе парка информационных технологий, а также сборка велосипедов под отечественным брендом Nomad. Тем не менее наработки отечественных ученых благодаря инновационному фонду также получают применение в реальном производстве. Самый нашумевший из них – это фотоэлектрическая станция (ФЭС), испытания которой не так давно завершились в ПИТ «Алатау». Ежемесячно благодаря ФЭС технопарку удается сэкономить до 500 киловатт электроэнергии. То есть коэффициент полезного действия у нее достаточно высок, что делает ее производство конкурентоспособным. Но самое главное – это отечественная разработка. Из производственной сферы также можно назвать ряд проектов, которые реализуются на основе ноу-хау казахстанских ученых. Это производство минеральной ваты-утеплителя, завод по выплавке чугуна в Балхаше. Уникальность последнего состоит в том, что во всем мире чугун получают двухстадийным способом. На нашем заводе чугун выплавляется в одну стадию без использования кокса. Его себестоимость в итоге – на треть меньше. А такое ценовое преимущество весьма выигрышно в плане конкурентоспособности и финансовой отдачи. И хотя нынче несть числа претензиям, сыплющимся в адрес венчурных фондов, в Казахстане задел для роста этого перспективного рынка положен. И, может быть, когда-нибудь, как на Западе при финансовой поддержке со стороны венчурного капитала, получат путевку в жизнь наши отечественные «Майкрософт», «Диджитл экюипмент», «Джинентек». Ведь когда-то эти лидеры новых отраслей современного наукоемкого производства поднялись на дрожжах венчурного капитала. Артур БАЛИВАРОВ, АлматыИсточник: «Литер»

По сообщению сайта Портал Site.KZ