Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сергей Тигипко: У меня стратеги простая — провести максимальное количество реформ

Дата: 13 января 2011 в 21:40

Сергей Тигипко: У меня стратеги простая - провести максимальное количество реформ

— Я прекрасно понимаю, что есть большей шанс получить порцию негатива. Но я сам cтремлюсь к этим реформам, сам их инициирую. Для меня это вопрос честности и одновременно профессионализма. Профессионал понимает, что надо делать для страны и, несмотря на рейтинги, делает. У меня стратеги простая – я хочу провести максимальное количество реформ, которые модернизируют страну, а потом обращаться к людям, которые это поймут. Сколько этих людей будет в процентах – жизнь покажет.


— Как принималось решение о назначении? Вас вызвали и поставили перед фактом?

— Нет, конечно. Президент встречался со всеми вице-премьерами и с каждым проводил основательный разговор. Для меня эта должность – очень серьезный вызов. Потому что это область, которой боятся все политики. Здесь нужны хорошие экономические знания, а у нас с социальным блоком, как правило, раньше работали не экономисты, а гуманитарии. Я мог отказаться от этого назначения, но не сделал этого. Я сделал сознательный выбор – продолжать реформы. Сейчас буду дотягивать налоговую реформу, готовлю таможенную реформу. Много работы будет по пенсионной реформе, еще Трудовой кодекс надо вытянуть.


— Давайте пройдемся по реформам. Например, проект пенсионной предполагает только ухудшение социальных показателей – повышение пенсионного возраста, будет ограничен максимальный размер пенсий. А системное изменение пенсионного обеспечения должно произойти только после того, как Пенсионный фонд станет бездефицитным. Что, согласитесь, выглядит утопией.

— Это совершенно не так. Что касается социальных стандартов – для теперешних пенсионеров ничего не меняется и не ухудшается. Все получают те пенсии, которые они получали. Законопроект, о котором все говорят, это только первый шаг пенсионной реформы. Второй уровень реформы – переход от солидарной, когда все работающие поддерживают всех пенсионеров, к накопительной системе. Допустим, завтра мы сразу перейдем на накопительную систему – каждому откроем пенсионный счет и он 2% (потом – 7%) от заработной платы будет на него перечислять. И вот, мы ее вводим, и все люди до 35 лет начинают платить взносы на свои счета. А у нас в Пенсионном фонде нет денег. Что прикажете делать с пенсионерами? Поэтому с экономической точки зрения это правильно – сначала сбалансировать нынешнюю систему, а потом двигаться дальше. У нас есть методы, благодаря которым мы можем это сделать. Если тенденции роста экономики сохранятся, то максимум к 2014 году у нас будет сбалансированный ПФ. Но сегодня на ПФ навешен целый ряд несвойственных ему платежей, он выполняет функции государственного бюджета. Эти платежи – доплаты людям, которым насчитали пенсию ниже прожиточного минимума. Но эти средства – это проблема не ПФ, а бюджета. Поэтому, если мы честно поступим, разберемся, кому помогать, и выделим из бюджета деньги напрямую, то получим экономию примерно на 25,5 миллиардов гривен. Так что ПФ сможет быть сбалансирован и раньше.


— Но дыра в ПФ равняется 60 миллиардам. Выиграем 25,5 но откуда возьмется разница?

— По прогнозам в 2011 году дефицит Пенсионного фонда, даже если не проводить реформу, составит примерно 20 миллиардов . Если снять эти непрофильные платежи, то у нас уже в 2011 году может быть профицитный ПФ.


— Как планируете доработать Трудовой кодекс?

— Просто. Необходимо садиться с работодателями, профсоюзами, обсуждать и принимать решения. Находясь в совершенно другой экономической системе, мы живем по советским законам, потому что боимся изменений.


— Понимаете, какие нормы надо однозначно убрать?

— Сейчас мы анализируем эти нормы. Были сделаны запросы в международные профсоюзы. До конца января получим их мнение. Воссоздали рабочую группу. Сейчас в команде появится человек, который будет как ответственный секретарь координировать проект.


— Налоговая реформа. Вы говорите о том, что она будет доработана. Но ведь кодекс уже вступил в силу. Как согласуются эти два факта?

— Тоже просто. Он начнет действовать и сразу возникнут вопросы, которые надо доработать. Такой документ без доработки не обойдется. Там еще нет упрощенного налогового учета, упрощенного бухгалтерского учета для малого бизнеса. Все это нужно дорабатывать.


— Почему реформируют только налоговую систему без реформы налоговых органов?

— Во-первых, президент постоянно говорит о необходимости сокращения налоговой администрации. Очень важно при этом законодательно облегчить налоговое администрирование. Чтобы налоговая не могла сама ничего инициировать, чтобы все процедуры были прописаны в кодексе.


— Почему они не прописаны до сих пор?

— Во-первых, право публикации разъяснений, которым обладала Налоговая, у нее уже отобрано. Во-вторых, если что-то не решено и есть отсылочные нормы, то их надо доработать.


— Какие сроки этой доработки? Можете пообещать предпринимателям, когда Тигипко это сделает?

— Нам надо будет посмотреть результаты хотя бы одного налогового периода – первого квартала. Так что к концу апреля подготовим предложения по доработкам в налоговый кодекс.Я уже вижу, что надо снизить количество налоговых сборов, ввести упрощенный налоговый и бухучет для малого бизнеса.


— Давайте честно скажем, что вы не контролируете налоговую. Ее контролируют другие политические группировки. Почему вы считаете, что эти группы согласятся со всеми этими доработками?

— Если поручать налоговые изменения налоговой администрации, это будет полная катастрофа . Мы за 4 месяца с рабочей группой выработаем рекомендации. Потом будем обращаться к премьеру, президенту, депутатам, продавливать поправки.


— Почему первыми жертвами всех реформаторских планов власти становятся простые люди? Вначале повышается пенсионный возраст, принимается кодекс который потом надо дорабатывать, увеличиваются тарифы. Ужесточение идет в одни ворота. Это вообще можно называть реформами?

— Мы ожидаем, что реформы – это какой-то фокус, когда ты щелкнешь пальцами, и из цилиндра выскакивает заяц. На самом деле изменения дают не моментальный эффект. Чаще всего, и об этом свидетельствует вся мировая практика, они проходят болезненно.


— Как экс-глава Нацбанка прокомментируйте назначение Сергея Арбузова. Он не работал в Нацбанке, был главой банка, входящего во вторую полусотню рейтинга. Чем это грозит?

— А я очень рад, что пришел человек, который знает банки и банковскую систему. Большой проблемой Нацбанка было то, что некоторые администраторы и первые лица не работали в банковской системе и не знают ее проблем. Я лично недостаточно знаком с Арбузовым. Но первые встречи, которые мы провели, показывают его неплохой кругозор. Я бы его заранее не боялся, а оценивал бы по результатам работы.


— Если бы вы сейчас были не госслужащим, а бизнесменом, вы бы вышли на налоговый Майдан поддержать предпринимателей?

— Я прекрасно понимаю людей, которые занимаются бизнесом. И понимаю, что они не должны думать обо всей стране. Не надо делать из них политиков. Они прежде всего должны думать о своих предприятиях, своих семьях и своих рабочих. И конфликт между ними и государством заложен изначально. Это нормально. Поэтому если возникают какие-то вопросы, то надо садиться и вместе разбираться. Что мне не нравится в этих протестах? То, что у нас не было открытого разговора. Пройдитесь по киевским рынкам и спросите, сколько они платят негосударственным структурам, сколько они ежемесячно раздают на взятки? Когда к ним приезжает человек и все ему сбрасываются по 2,5 тысячи гривен, иначе им не дадут работать. И почему-то на Майдан они по этому поводу не выходят. А эти взятки – намного больше, чем им предлагают платить в бюджет на того же пенсионера. И если бы они пришли и сказали нам, какие решения им помогут избавиться от этого ярма – я уверен это был бы честный разговор. Пока такого разговора не получилось.


— Почему государство не инициирует такой разговор, а сажает предпринимателей в тюрьму?

— Именно понимая необходимость дальнейшего согласования позиций с бизнесом, я буду дорабатывать Налоговый кодекс. Что касается уголовных дел, то мне кажется, что если кто-то поставил перед собой задачу погасить инициативу людей таким способом – то это не лучший вариант. Был Майдан 2004 года, люди понимают, что протесты срабатывают. И пытаться изменить что-то и не идти по пути демократизации, не учитывать голос людей – неправильно. С другой стороны, если те же люди, которые собирают с предпринимателей дань, стимулировали эти акции, то тут органам не грех разобраться.


— Но ведь уголовное дело заведено из-за порчи нескольких гранитных плиток.

— Мое мнение такое – люди выступают, их надо слушать. Власть может принимать их решение или не принимать. Но заводить уголовные дела – это неправильно.


— А вы президенту это говорили?

— Говорил и говорить буду.


— Как вы видите свое дальнейшее будущее? Окончательно растеряете рейтинг и уйдете из политики?

— Я не собираюсь уходить из политики. Я считаю, что это хорошее мужское дело. Буду максимально делать то, что нужно стране, ориентируясь не на год или два, а на перспективу в 5 – 10 лет. В 2012 году пойду на выборы с отрытым разговором. Если мне не удастся получить поддержку – ну что ж, это политический риск, на который я осознанно иду.

По сообщению сайта Подробности.ua