Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Э.Бостериев: Нужно ли обязательное коммерческое страхование на производстве?

Дата: 14 января 2011 в 10:10

CA-NEWS (KG)

Эмиль Бостериев, специалист по охране труда и технике безопасности

В интервью Business АКИpress специалист рассказывает об обязательном страховании граждан на производстве. Он обозначил наиболее острые проблемы, которые связаны передачей функций обязательного страхования коммерческим компаниям. Также эксперт предлагает ряд мер по улучшению ситуации в сфере обязательного страхования.

— В чем коллизия закона об обязательном страховании гражданской ответственности работодателя за причинение вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей?

— В отличие от многих стран СНГ, у нас предлагается обязательное коммерческое страхование. Сделано это в нарушение норм Трудового кодекса, Закона по охране труда и Модельного закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний Ассамблеи СНГ 1998 года. Первоначально предполагалось, что будет социальное страхование, которое подразумевает, что, во-первых, коммерческие интересы не будут преследоваться и, во-вторых, этим будут заниматься государственные структуры. А у нас закон отдан на откуп коммерческим страховым компаниям, у которых интерес один — получить как можно больше прибыли. В то же время в России, Белоруссии, Украине исключительно социальное страхование. Этим занимаются государственные структуры. В России Социальный фонд, в Белоруссии — государственная страховая компания «Белгосстрах», в Украине — специальный Фонд социального страхования работников от несчастных случаев на производстве. Причем управление этим Фондом осуществляется на паритетных началах. Туда входят представители работодателей, профсоюзных органов и государства. При взаимном контроле есть уверенность, что эти средства будут правильно израсходованы.

— У нас сейчас есть государственное обязательное страхование от несчастных случаев на производстве ?

— У нас нет, хотя в Трудовом кодексе и в Законе по охране труда написано, что работники должны быть застрахованы по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. К тому же в Конституции страны закреплена норма, в соответствии с которой Кыргызская Республика – это социальное государство, гражданам гарантируется социальное обеспечение в случае болезни и утраты трудоспособности, потери кормильца. Но, к сожалению, у нас приняли Закон об обязательном страховании гражданской ответственности работодателя за причинение вреда жизни и здоровью работника. Вот и получилась коллизия.

— А чем плохо коммерческое страхование?

— При социальном страховании, если по итогам года остается сэкономленная сумма, то она не пропадает. Сэкономленные средства государственные структуры направляют на профилактические работы по предупреждению травматизма. В России, например, 20% ежегодно от суммы поступивших страховых взносов направляется на проведение этой профилактической работы. В коммерческом страховании этого нет, они, страховщики, не хотят и не будут этим заниматься, так как эти сэкономленные средства – это и есть прибыль страховщика. Их цель состоит в получении как можно большей прибыли. Они не будут давать работодателям и государственным органам денежные средства для обучения вопросам охраны труда тех же работодателей, представителей работодателей, особенно организаций малого предпринимательства, не имеющих возможности держать в штате специалистов по охране труда.

— То есть профилактические работы направлены только на обучение?

— Они могут быть в виде обучения, в виде приобретения оборудования, которое может предотвратить несчастные случаи, проведение углубленных медосмотров в специализированных учреждениях. Кроме того, эти средства могут быть направлены на субсидирование расходов компаниям, которые предпринимают активные меры по охране труда в своих компаниях.

— Когда закон принимали, чем было мотивировано такое желание сделать обязательное страхование коммерческим?

— Абсолютно ничем не мотивировалось. Более того, из этого процесса были исключены сами работодатели, профсоюзные организации, а также специалисты по охране труда и технике безопасности. Вопрос обсуждался только со страховыми компаниями. Хотя Закон о нормативно-правовых актах КР обязывает, что, если закон затрагивает интересы населения, предпринимателей, то он должен предварительно обсуждаться с участием всех сторон. На самом деле этого не произошло. И этот закон был, грубо говоря, списан у Казахстана. Если посмотреть, то он идентичен на 99% с казахстанским законом. Но они не учли того, что в Казахстане совсем другая нормативно-правовая база и совсем другой уровень социальной защиты работников. Что там, в отличие от нас, тот закон уже несколько раз подвергался серьезной ревизии и претерпел существенные изменения в лучшую сторону по сравнению с первоначальным вариантом.

— Проблема заключается только в том, что обязательное страхование коммерческое и средства не направляются на профилактические работы?

— То, что я озвучил ранее, является только верхушкой айсберга. Во-первых, этим занимаются коммерческие структуры, интерес которых заключается в получении как можно большей прибыли, а не в снижении травматизма. Проблема заключается также в том, что к этому закону еще были разработаны правила страхования и страховые тарифы. Правила страхования, как ни странно, были разработаны самими страховщиками, хотя в других странах это является прерогативой только государственных органов. Как может заинтересованная сторона разрабатывать для себя правила страхования? И эти правила направлены исключительно на обслуживание интересов страховых компаний и, кроме того, они противоречат действующему законодательству. Приняты такие положения, которые трактуются только в пользу страховых компаний. Например, они расширяют перечень отказов в выплатах возмещения вреда, несмотря на то, что в Гражданском кодексе уже есть данный перечень, но разработчики правил существенно его расширили. Или, например, все несчастные случаи расследуются в соответствии с «Положением о расследовании и учете несчастных случаев на производстве», утвержденным 27 февраля 2001 года правительством Кыргызской Республики. И там приведено, какие случаи подлежат расследованию, какие случаи считаются производственными. Раз производственные, то подлежат выплатам возмещения вреда. А страховщики разработали правила страхования, согласно которым многие из этих случаев не будут являться страховыми и, соответственно, не будут выплачиваться страховые возмещения вреда. Этот перечень получился более широким, чем в Положении.

— Возьмем для примера вред, причиненный здоровью и жизни любым воздействием ионизирующего излучения. Согласно разработанным правилам, при причинении этого вреда случай не будет считаться страховым и человеку не будет возмещаться ущерб. В этой ситуации может оказаться персонал, связанный с эксплуатацией рентгеновских аппаратов, или работники горнорудной промышленности, где есть опасность воздействия радиации. Так вот, если они получат профессиональное заболевание от радиации, то страховые компании платить не будут. А согласно Трудовому кодексу любой работник, получивший травму или профессиональное заболевание от любого воздействия производственного фактора должен получить возмещение ущерба. Все это должно расследоваться и считаться производственным и далее страховым случаем. Важен не какой фактор, а что он будет производственным. Будет ли это радиоизлучение, температура, освещение или ионизирующее излучение.

— То есть получается права не защищены?

— Да, права ущемляются. Работник остается незащищенным в этом отношении. То, что работодатель перечислил страховой компании сумму, не является фактом того, что работник при наступлении страхового случая получит какую-либо сумму. Идея данного страхования заключается в том, что страховые компании должны возмещать весь объем причиненного вреда, который предусмотрен Трудовым кодексом, а именно: утраченный заработок, выплата единовременного пособия при инвалидном или смертельном исходе, пособия на погребение при наступлении смертельного случая, пособия по временной нетрудоспособности, возмещение дополнительных расходов, связанных с лечением, возмещение морального вреда, возмещение иных расходов. Нашим законодательством по рассматриваемому виду обязательного страхования предусмотрено возмещение вреда только ограниченного количества и только при инвалидном или смертельном исходе. В первом случае возмещаются только утраченный заработок пострадавшего и дополнительные расходы на его лечение. Во втором случае возмещаются лишь утраченный заработок погибшего и расходы на его погребение. Единовременные пособия не выдаются. А единовременные пособия согласно статистическим данным составляют львиную долю объема возмещения вреда – 68%. Законом также не предусмотрена выплата страховщиком пособия по временной нетрудоспособности. Человек при получении травмы не сразу становится инвалидом, месяцами болеет. Минимум понадобится 4 месяца, чтобы ему назначили инвалидность. Никогда инвалидность сразу не устанавливают. По больничным листам по страхованию не предусмотрена оплата ни одного дня. А больничные листы составляют немалую сумму. Затраты на них по статданным составляют 13% от общей суммы выплат. Не предусмотрено возмещение страховщиком дополнительных расходов на лечение, если человек не признан инвалидом. Не все случаи оказываются инвалидными или смертельными, человек может болеть, ему требуется помощь медицинская, которая тоже не бесплатная, лекарства надо оплатить, за операцию надо платить, за уход. Это тоже страхованием не предусмотрено. Вот такое неполноценное страхование.

— На какие виды деятельности распространяется? Этот закон действует на всех работодателей?

— Он действует на всех работодателей. Другое дело — его сделали растянутым на 5 лет. С 12 февраля 2009 года он действует на предприятиях с численностью более 1000 человек, с 1 января 2010 года — от 501 до 1000 человек, в 2011 году — с численностью от 201 до 500 человек, в 2012 году — с численностью от 51 до 200 человек, с 1 января 2013 года — с численностью до 50 человек. Хотя страхование в первую очередь должно быть направлено на маленькие предприятия, где численность до 50 человек. Ведь у нас в республике большинство составляют небольшие предприятия. В первую очередь, почему-то под действие нового закона подпадают крупные предприятия, которые и без этого закона ведут активную работу по охране труда и в состоянии выплатить весь объем возмещения вреда при возникновении несчастных случаев на производстве. А мелкие предприятия, которые не могут это выплатить и у которых риск травматизма гораздо выше, только через несколько лет будут охвачены обязательным страхованием. Где же здесь логика? Почему в первую очередь были выбраны именно крупные компании? Потому что у них большой штат, значительные фонды зарплаты и с них будут крупные страховые взносы в бюджет страховых компаний. Учитывая, что в крупных компаниях ведется работа по охране труда, страховых случаев будет меньше, чем в мелких кустарных производствах, соответственно и платить надо меньше. Очевидная выгода страховым компаниям. А с самого начала заниматься мелкими фирмами, где ни о какой форме охраны труда и речи не идет страховщикам неохота: малые объемы и высокий уровень травматизма.

— А сколько из зарплаты работника исчисляется этот взнос?

— Согласно этому закону схема такая: сотрудников делят на три категории: административный, вспомогательный и производственный персонал. Берется фонд заработной платы каждой категории работников и умножается на страховые тарифы. Правительством утверждены страховые тарифы для каждой категории.

— А сколько они составляют?

— Для производственного персонала каждой отрасли свой тариф. Для горнорудной промышленности один, для транспортной организации другой. Для других категорий персонала всех отраслей страховой тариф одинаковый: 0,03 — для административно-управленческого, 0,12 — вспомогательного. Тариф умножается на фонд заработной платы. Потом все это суммируется и определяются страховые взносы или страховая премия. Вот эту страховую премию работодатель должен перечислить страховой компании, с которой заключит договор страхования.

— Это платит работник?

— Нет, не работник. Это предприятие платит. Проблема еще в самих страховых тарифах. Тарифы тоже определены непонятным образом. Если в других странах прежде чем принять какой-либо закон, проводят обсуждения, консультации с заинтересованными сторонами, то у нас этот законопроект был подготовлен с участием только одной стороны — страховых компаний. Например, в России за два года до принятия данного закона, правительство разработало план мероприятий, как этот закон принять, тарифы, правила, статистику. Только потом представило депутатам свой вариант закона об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. У нас же сначала приняли закон без всякого экономического обоснования, действуя по незатейливому принципу «Страхование — это хорошо, весь мир работает по страхованию». Но не был проведен анализ регулятивного воздействия на государство, предпринимателей, работников. После принятия закона начали разрабатывать правила, тарифы. В мировой практике принято, чтобы методика расчета тарифов была прозрачна и понятна. У нас, к сожалению, произошло не так: никто не знает, кем была разработана методика, какие принципы в нее заложены. Встает вопрос, а есть ли методика вообще? Так, например, в 2009 году уже были утверждены тарифы. Однако со стороны бизнес-сообщества поднялся вал возмущений, так как тарифы были неподъемно высоки. В ответ на это тарифы были сразу же снижены в 10-15 раз. О какой методике может идти речь, если есть такие колебания? К таким вопросам нужно подходить очень осторожно, так как эти суммы будут включаться в себестоимость продукции, причем в производственной отрасли тарифы выше. Значит, мы увеличиваем стоимость производственной продукции.

— Получается, что работодатель платит большую сумму, чем надо, а при страховом случае полного возмещения вреда не происходит?

— Получается так. Что такое страхование? Суммы ожидаемых выплат по возмещению вреда с учетом вероятности травматизма должны перераспределяться между всеми предпринимателями. Незначительная часть собранных денежных средств — направляться страховым компаниям для ведения дел. Размер страхового тарифа должен максимально соответствовать размеру вероятного ущерба. Тем самым обеспечивается возвратность страховых взносов в форме выплат страховых возмещений. В результате финансовая нагрузка на предпринимателей падает. Вышло наоборот. Работодатель по тяжелому несчастному случаю в год платил, скажем, 200 тыс., а после этого будет платить еще больше. Кроме страховых взносов, ему придется дополнительно выплатить единовременное пособие при инвалидном исходе, больничные листы и т.п.

— То есть, я понимаю, мало того, что он платит страховые взносы, он еще ответственность разделяет со страховым компаниями?
— Да.

— Так прописано в законе?

— Это как раз несовершенство этого закона. Закон должен охватывать все виды возмещения вреда, а не так, чтобы часть — страховая компания, а то, что побольше — пусть платит работодатель. А зачем тогда эти страховые компании нужны? В данном случае страховая компания выступает некоторым посредником, который просто так забирает часть денег себе.

— Скажите, до 12 февраля 2009 года, до принятия этого закона, что действовало в республике?

— Действовал и действует Трудовой кодекс.

— Было какое-либо страхование от несчастных случаев?

— Было только добровольное страхование.

— Вы считаете это нормально, когда практикуется только добровольное страхование? Граждане же должны быть защищены.

— Сама идея обязательного страхования — она правильная. Во многих странах, а в западных вообще без этого не обходится. Мы от лица Ассоциации операторов связи только за обязательное страхование. Это должно быть, но не в таком извращенном виде. В первую очередь за счет попрания интересов самих пострадавших и предпринимателей. Работодатель должен почувствовать, что это ему выгодно. Не самому выплачивать, а страховая компания это делает. То есть риски должны быть распределены среди всех. Не так как сейчас. Мало того, что методики нет, так еще и тарифы выведены укрупненным расчетом. Совмещали несовместимое. Брали данные одной отрасли, плюсовали данные другой отрасли, выводили среднее. Брали отрасль транспорта и отрасль связи. Транспорт, мы прекрасно понимаем, — источник повышенной опасности. Там большая аварийность, большая вероятность несчастных случаев. И брали связь. Плюсуют, за счет чего увеличивается страховой тариф. Это все равно, что температуру по больнице определять среднюю, но это же неправильно. Так они сделали со страховыми тарифами. Хотя каждое предприятие в отдельности сдает отчетность по травматизму и затратам по возмещению вреда в органы Нацстаткома.

— Значит нет четкого разграничения по сферам экономической деятельности?

— Нет, хотя классификаторы есть, они давно учреждены в республике. Тот же транспорт — он разный. Одно дело авиация, где уровень аварийности меньше. У каждого есть своя специфика — автомобильный транспорт, троллейбусный, железнодорожный.

— А вы считаете, что государственное страхование будет лучше?

— Во-первых, я считаю, что данный вид страхования не должен быть коммерческим. Должна быть организована четко налаженная система управления и контроля. Так, Соцфонд, занимающийся вопросами государственного социального страхования и пенсионного обеспечения в Кыргызской Республике, подотчетен правительству и Жогорку Кенешу, проверяется Счетной палатой, имеет Наблюдательный совет из представителей государства, работодателей, профсоюзов, общественных объединений. Изначально у коммерческой компании интерес другой. Я сомневаюсь, что частная страховая компания будет заинтересована в разработке и/или финансировании мероприятий по снижению вероятности несчастных случаев у работодателей. Должна быть единая компания. Когда это страхование отдают десяткам компаниям, то трудно проводить единую политику. А одна компания будет накапливать единые подходы, единую политику, она будет поднимать общие для всех отраслей и предприятий вопросы и проблемы профилактики травматизма, создания для предпринимателей экономических стимулов в повышении безопасности труда работников и уже ставить их перед государством. А если компаний десятки, зачем им на правительство выходить? Они живут одним днем. Сегодня они заключили договор, а на следующий год не факт, что они будут работать. А если бы было едино, был бы взаимный интерес.

— Западные страны отдают предпочтение коммерческим организациям...

— Смотря по каким видам страхования. Плюс ко всему, в западных странах работает система частно-государственного партнерства и государственный контроль работает на хорошем уровне. Частной страховой компании необходимо пройти большое количество барьеров, чтобы стать партнером государства в этом направлении.

— Вы считаете, что именно обязательное страхование надо отдать в руки государству?

— Не все. Вот именно страхование от несчастных случаев предпочтительно отдать государству. Хотя бы пока не утрясутся все эти вопросы тарифов, правил, пока не наладится цивилизованный рынок. Сейчас страховые компании озабочены, как бы свое и не свое поскорей взять, пока работодатели не прозрели и законодательство не приведено в соответствие. Вот эти деньги в виде страховых взносов идут предварительно. Еще не произошел несчастный случай, а работодатель должен перечислить. На Западе все-таки регулируется рынок. Почему? Вот смотрите, какая картина: есть коэффициент выплат — соотношение между суммой страховых возмещений и суммой страховых взносов. Определяется, сколько страхования компания выплатила из суммы страховых взносов, полученной от работодателей. На Западе это почти 90%, в странах СНГ — 40-50%. У нас же, по отчетам страховых компаний, максимум 10-15%. Большая часть страховых взносов оседает в страховых компаниях, не доходя до пострадавших. Когда разрабатывали тарифы для данного вида обязательного страхования, вывели, что где-то 30-37% от страхового тарифа, а значит и от суммы поступивших страховых взносов, компании берут себе на расходы (от несколько десятков тысяч сомов до несколько миллионов сомов в зависимости от взятого фонда зарплаты). Как оказалось, неадекватные уровню травматизма и не учитывающие следующие обстоятельства.

Известно, страховой тариф (брутто-тариф), по которому страхователь уплачивает страховую премию, состоит нетто — ставки и нагрузки.

Нетто – ставка – это часть страхового тарифа для формирования страхового фонда на осуществление выплат страхового возмещения.

Нагрузка – это часть страхового тарифа для покрытия затрат страховщика на проведение страховых операций.

Нагрузка состоит, как правило, из трех различных по назначению элементов:

– часть нагрузки на финансирование расходов на ведение дела, то есть административно-управленческих расходов страховщика, связанных с заключением и обслуживанием договора страхования;

— часть нагрузки на финансирование мероприятий по предупреждению рисков наступления страховых случаев и снижению возможного ущерба от них;

— часть нагрузки на формирование прибыли страховщика, если она им за­планирована.

В практической деятельности все составляющие нагрузки определяются по нормативам от страхового тарифа, таких как норматив расходов на ведение дела; норматив прибыли; норматив расходов на предупредительные мероприятия.

Нормативы вышеперечисленных расходов должны были задаваться директивно, но этого не произошло. Фактически решение данных вопросов было отдано страховщикам, которые вовсе не намерены тратиться на профилактику травматизма.

В республике при общей численности работников около 500 тыс. человек количество пострадавших на производстве в среднем за год составляет примерно 200 человек, из них 25 – 27 погибают. Из общего числа пострадавших не менее половины не подпадают под действие закона об обязательном страховании, как получившие легкие травмы, и все пострадавшие – работники госучреждений, независимо от тяжести травм. В итоге на 5000 работников придется лишь 1 пострадавший с инвалидным или смертельным исходом. Вероятность наступления страхового случая с таким исходом для предприятия, например, с численностью 500 работников крайне мала – 1 случай в течение 10 лет. Отсюда можно сделать вывод: фактические расходы страховщиков на ведение дел окажутся мизерными.

— Как вы считаете, может быть стоит четко разработать правила для всех участников?

— Да, это было одним из путей решения вопроса. В других странах с цивилизованными рыночными отношениями и жесткой ответственностью можно было бы рискнуть дать на усмотрение страховых компаний. У нас республика небольшая, здесь насчитывается 19 страховых компаний, из них 2 перестраховочные. Получается 17 компаний, только 4 имеют филиалы в регионах, и то не во всех городах и районах. Спрашивается, какой смысл, какая конкуренция? Заведомо закладывается мина, что пострадавшие не получит своевременно материальную помощь.

Как до этого было? Вот, скажем в Баткене, человек получил травму. Проводится комиссией расследование, составляются акты. Человеку оперативно выплачивается возмещение вреда. А сейчас пострадавший должен написать заявления, страховая компания имеет право провести дополнительно свое расследование. Там хитро написано в законе, компания может участвовать в расследовании, а может не участвовать, а потом нанять эксперта и не согласиться с выводами комиссии и не выплачивать возмещение. Крайними останутся работодатель и пострадавшие. Этот вопрос законодательно не решен. А судебные дела могут длиться годами. Когда уже работа идет страховых компаний с работодателями, они такой вариант предлагают: «Вы выплатите, а мы потом вам компенсируем». А какой смысл? Для чего тогда эта страховая компания, если предприятие само может выплачивать?

Получается, пострадавший обратится в свою организацию, а те говорят, что в Бишкек в страховую компанию перечислили страховые взносы. И человек должен добираться до Бишкека и здесь ждать, потому что не факт, что они сразу выплатят.

— Вы можете предложить какие-либо меры по решению данной проблемы?

— Многие работодатели, к сожалению, еще не вникли в законодательную базу. Им про эти подводные камни никто не рассказывает. Необходимо доработать этот закон с участием всех сторон: профсоюзных организаций, отраслевых ассоциаций работодателей и страховых компаний.

— С февраля 2009 года прошло уже почти 2 года. Разве никто не разобрался?

— Во-первых, на семинарах, совещаниях, с экранов телевизоров, со страниц газет работодателей регулярно как бы зомбировали: мол, это страхование — благо для всех, создана система надежной защиты интересов работодателей, пострадавших и их семей, законы какие бы они не были надо исполнять, потом посмотрим, исправим. Для непослушных планировалось ввести штрафные санкции, применение воздействия органов госнадзора. Во-вторых, была надежда, что обещания по реализации предложений и замечаний Минтруда и работодателей в части устранения многочисленных ошибок и упущений в законодательстве будут все-таки выполнены. В-третьих, закон стал действовать фактически полгода назад и в первую очередь коснулся больших предприятий, а их не так много в республике. С 1 января 2011 года наступит очередь предприятий с численностью 201 и более человек. Когда коснется небольших предприятий, то тогда при первом же несчастном случае выплывут все негативные стороны и слабые места данного вида страхования .

— Какие меры вы можете предложить?

— Во-первых, я думаю, должно быть приостановлено действие этого закона, пока правительство совместно с депутатами не рассмотрят и не устранят недостатки законодательной базы. Второй вариант — мы исполнители, нам прямо и говорят, закон принят и его надо, молча, исполнять. Мы предлагаем... Во-первых, мы обращались в Госфинннадзор, потому что он был инициатором этого закона. 7 сентября прошло совещание в Госфиннадзоре с участием страховых компаний, органов надзора, работодателей. На этом совещании мы сказали, что нормативные правовые акты и Правила страхования неправильно составлены. Нам предложили написать письмо, мы написали, предложили внести дополнения и изменения. Прошло 4 месяца, а нам говорят, что «да, мы создали рабочую группу, учтем» и все. Сначала Правила страхования после нашего письма они сняли со своего официального сайта, потом в декабре прошлого года вновь вывесили. Странная позиция и непонятный подход, с одной стороны «да», с другой стороны «нет». А тем временем страховые компании, вводя в заблуждение работодателей о якобы обязательности и справедливости этих правил страхования, буквально навязывают на основе их заключить с ними договора страхования.

Единственный наш выход на сегодняшний день и других работодателей тоже — добиться, чтобы договора были составлены в соответствии с законами, а не с правилами страхования, которые противозаконны. Договор должен быть составлен таким образом, чтобы защитить интересы, как самого работодателя, так и пострадавших.

2011-01-12 10:51:12

На Главную

Комментариев: (0)

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба