Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Евро в зоне опасной турбулентности. Об уроках стратегической ошибки и сценариях выхода

Дата: 14 января 2011 в 12:20 Категория: Новости культуры

Евро в зоне опасной турбулентности. Об уроках стратегической ошибки и сценариях выхода

 

Начало работы Таможенного союза Казахстана, России, Беларуси выводит это интеграционное объединение на новый уровень: создание совместной валюты. Такая задача уже поставлена. Опыт Евросоюза по созданию наднациональной валюты является бесценным для подражания. Он может быть полезным и для нового Таможенного союза, но с учетом тех ошибок, которые сильно проявились в еврозоне в начале 2010 года и поставили под угрозу стабильность евро. Наступил новый 2011 год, но тема кризиса в Евросоюзе остается по-прежнему актуальной и приобретает угрожающие параметры для евро. В предлагаемой статье, подготовленной по просьбе нашей редакции известным экспертом по Евросоюзу, управляющим партнером Parlink Consulting (Париж) Берлином ИРИШЕВЫМ (на фото), раскрываются обстоятельства складывающейся тревожной ситуации. Провал евро может вызвать непредвиденные изменения не только в экономике нашей страны, которая становится все больше глобализированной, но и в личных сбережениях населения.

 

Редакция выражает свою признательность автору фундаментальной статьи.

 

Кризис продолжается, угроза системного риска возрастает

Никто не предполагал, что после мирового финансового кризиса, возникшего в США в 2008 году. с банкротством Lehman Brothers, а также вызванного им экономического кризиса 2009 года, в 2010 году Европа окажется под ударом третьей разрушительной волны. Мировой кризис 2008 года, возникший в частном финансово-банковском секторе, все больше затягивает в водоворот европейские страны, которым все еще не удается войти в благоприятный цикл экономического роста. В содержательном плане особенность этого кризиса состоит в том, что он теперь проявляется в сфере государственных финансов в форме чрезмерного роста государственного долга и дефицита государственных финансов, подрывая базовые основы евро. Нестабильность еврозоны может закончиться тем, что некоторые страны вынуждены будут покинуть единую монетарную зону.

Кризис – это материализация системного риска. Это значит, что он затрагивает всю финансовую систему и оказывает огромное воздействие на реальную экономику. В Европе внутренний валовой продукт (ВВП) уменьшился на пять пунктов, а безработица выросла на 10%. Государства, многие из которых уже имели большую задолженность, поддерживая свои банки без измерения потенциала рисков, допустили увеличение бюджетного дефицита и государственного долга. В опасности оказалась единая наднациональная валюта — евро.

 

Когда Евро стал Европой

 

Евро единственная в мире валюта, которая за 10 лет своего существования выдвинулась на вторую позицию в мире и воспринимается как серьезная альтернатива общепризнанной резервной валюте – доллару США. Привлекательность евро как альтернативной придает то, что экономика Европы примерно равна экономике США и она была достаточно сбалансирована. Стабильность и большой потенциал стран, входящих в еврозону – вторую после США экономическую зону мира, — делает евро привлекательным за пределами Евросоюза. Государственные и частные секторы в третьих странах также используют евро в различных целях, в том числе как торговые и валютные резервы. В ряде стран, не входящих в еврозону, евро уже является доминантной валютой в резервах.

За 10 лет своего существования евро стал сутью Европы, ее самой конкретной и видимой реализацией. На евро возлагались большие надежды – этот символ европейской интеграции должен благоприятствовать торговле и усилить финансовую надежность самых слабых стран. И сегодня он заслуживает того, чтобы Европа проявила благоразумие для сохранения своей валюты, которая уже имеет общепризнанную ценность как вторая резервная валюта в монетарной системе мира.

 

Пределы и границы Маастрихтских критериев

 

Обострение кризиса весной 2010 года со всей остротой поставило вопрос: в какой мере этот кризис является следствием изъянов в модели интеграции и в чем они состоят?

По большому счету, стабильность евро гарантировалась обязательным условием – страны, члены еврозоны, обязаны строго соблюдать требования Маастрихтских критериев. Две из них обязывали страны удерживать дефицит бюджета в пределах 3 % к объему ВВП, а государственный долг – не выше отметки 60 %. Нынешний финансовый кризис вызван волюнтаризмом, выразившимся в игнорировании зафиксированных критериев на фоне экономической стагнации и относительного упадка европейской экономики. Такое поведение спровоцировало жестокий кризис доверия рынков. Рейтинговые агентства, которые оценивают способность государств покрыть свой долг, в течение нескольких этапов значительно снизили оценку вначале греческого «суверенного долга», а несколько позже такая же участь постигла Ирландию, Португалию и Испанию.

Все это вызвало беспокойство инвесторов, которые, в свою очередь, подняли премию за риск, требуемый от их дебиторов. Таким образом, завелась адская машина, и теперь в перспективе крах могут потерпеть все сильно задолжавшие страны зоны, если издержки их финансирования окажутся неподъемными.

Греция оказалась первой в этом списке. Чтобы понять смысл греческой трагедии, позволительно будет привести разговор двух интеллигентов. Один другому признается, что прочитал «Преступление и наказание» Достоевского, но не понял мораль произведения.

Другой отвечает, что для такого читателя Достоевский написал вторую книгу, которая называется «Идиот». Греция, подписавшись под Маастрихтскими критериями, на протяжении ряда лет совершала преступление против общей валюты без какого-либо наказания. Обман точной суммы государственного долга и бюджетного дефицита был раскрыт в октябре 2009 года новым премьер-министром G. Papandreou: по данным Eurostat, они выражались цифрами 127% и 15,4% к ВВП, т.е. соответственно в 2 и 3 раза выше установленных планок.

Канцлер Германии A. Merkel, выступая в бундестаге 17 марта 2010 года, называет Грецию страной-мошенницей и предлагает рассмотреть возможность исключения ее из еврозоны. Такая жесткая, но справедливая позиция оценивается Евросоюзом как неприемлемая. Между тем приемлемым считается, когда ученик за недостойное поведение исключается из школы и затем восстанавливается с изменением его поведения. Тем более изначально вхождение Греции в еврозону в первом списке было весьма сомнительным, и она оказалась первой страной, запустившей у себя европейскую валюту.

Справедливый административный шанс в интересах других стран был упущен, и на сцене возникли спекулятивные атаки рынков против Греции. Биржевые спекулянты, делая ставки на обвал евро, ждут случая, чтобы подписаться под некрологом о смерти единой валюты. Это было начало спирали, раскручивание которой продолжается и переходит на 2011 год.

В конкретном случае Греции и Ирландии эпилог был одинаковым, однако корни их банкротства, которого пока удалось избежать, совсем разные. Если Греция стала жертвой вседозволенности в сфере управления государственными финансами, которая продолжалась много лет, то в Ирландии причины кризиса госдолга никак не связаны с нехваткой дисциплины в сфере управления бюджетом. В конце 2007 г., когда в США бушевал кризис subprimes, у Дублина был бюджетный профицит около 3%. Спустя три года дефицит ирландского бюджета составлял 14,4%, а в 2010 г. он увеличился до 32%.

Усугубление положения государственного баланса главным образом связано с крахом национальной банковской системы, который, в свою очередь, был вызван резким падением спекулятивных цен на недвижимость (почти казахстанский случай?). Из 85 миллиардов евро, направленных на спасение Ирландии (из которых 17,5 миллиарда внес сам Дублин), 35 миллиардов пошли на помощь банкам страны. Кельтский тигр погрузил свой бюджет в бездну, потому что приступил к национализации банков, которым грозило банкротство. Этот способ, оправдавший себя в Великобритании, оказался неподъемным для государства такого размера, как Ирландия.

Игнорирование Маастрихтских критериев и бюджетная вседозволенность привели, кроме Греции, также другие средиземноморские страны (Испания и Португалия) к краю финансовой катастрофы, подвергая риску евро — символ европейской интеграции.

 

Долговая петля — стратегическая ошибка Еврозоны

 

Спасая от коллапса кризисные банки на фоне полной рецессии, страны Европы допустили скачок своих долгов до рекордной отметки. Согласно Royal Bank of Scotland, за последние три года они взяли взаймы более 2 500 миллиардов долларов.

Таким образом, евро оказался заложником кризиса суверенного долга стран членов монетарного союза. При этом здесь наблюдается разброс показателей: от

14,5 % к ВВП (Люксембург) до

116 % (Италия) и грозит подскочить до 140 %. В глобальном аспекте проблема долга – это не только проблема Евросоюза; он также касается США и Англии, но в силу ряда причин обсуждается в меньшей степени.

Положение в ряде европейских стран, в особенности Греции и Португалии, демонстрирует тревожное сходство с Аргентиной накануне дефолта 23 декабря 2001 г. Для борьбы с

гиперинфляцией в начале девяностых Буэнос-Айрес прикрепил песо к доллару. Удача. Экономический рост

возобновлен. Однако конкурентоспособность страны резко ухудшилась к концу девяностых, когда под воздействием азиатского кризиса рухнули латиноамериканские валюты (особенно бразильский реал). Государственные финансы приходят в упадок, и рынки все меньше и меньше хотят одалживать Буэнос-Айресу, что обязывает МВФ изобретать новые планы спасения.

В конце 2001 г. страна переживает дефолт по внешнему долгу, номинированному в долларах, и осуществляет масштабную девальвацию.

Положение Греции и Португалии ничем не отличается. С момента вступления Португалии в еврозону ее долг все время увеличивался из-за недостаточности экономического роста. По мнению BRI, в 2011 г. он достигнет 97% ВВП. То же самое – в Греции, где в этом году он превысит 130%. Недостаточная конкурентоспособность этих двух экономик является причиной невозможности возврата к динамичному экономическому росту. Реструктуризация долга этих двух стран кажется неизбежной.

Любой дефолт суверенных государств недопустим, потому что это вызовет системный риск и негативно повлияет на все страны зоны. Если одна из больших стран (например, Испания) станет банкротом, вся европейская банковская система взлетит в воздух.

Но серьезная болезнь требует серьезного лечения, когда на карту ставится судьба Европы.

 

Сценарии выхода из турбулентности: между Сциллой и Харибдой

 

Спасти евро ради спасения Европы: от фискальной гармонизации к бюджетной федерализации?

 

Механизмы интеграционной модели евросоюза были рассчитаны для периода экономического роста и не предусматривали поведение модели в условиях кризиса. С этой точки зрения кризис 2010 года для Евросоюза оказался серьезным испытанием на прочность собственной модели. Единая монетарная политика Европейского центрального банка для еврозоны оказалась неэффективной в условиях нарушения критериев пакта стабильности. Демпинг в фискальной политике, разнобой в бюджетной дисциплине выявили с наибольшей остротой дефицит в координировании экономической политики. Все эти недостатки болезненно проявились на нынешнем этапе кризиса.

Не исключается, что в текущем году кризис евро будет развиваться по модели азиатского кризиса девяностых. Этот кризис является структурным, и Европа пока не имеет общего видения будущего и не располагает ни соответствующей стратегией, ни инструментами, чтобы преградить ему путь. Отсутствие экономического правительства и бюджетной солидарности блокирует управление кризисом. Сейчас Европа встала перед неизбежностью совершенствования институтов экономического правления и правил поведения всеми странами, иначе в Европе не будет ни стабильности, ни экономического роста. Теперь только радикальные реформы могут спасти евро. Одним из таких радикальных решений является достижение фискальной гармонизации и переход на уровень бюджетного федерализма в паре с монетарным как залог всеобщей управляемости экономических процессов в Евросоюзе. Однако такое решение политического характера означает очередной и принципиальный этап потери суверенитета и потребуется немало времени для проведения референдумов. И нет никакой гарантии, что референдум завершится без неожиданностей.

Потеря евро, символа мира и стабильности на Европейском континенте, оказалась бы гигантской ошибкой не только для европейской цивилизации. К похоронам мечты об интеграции и единой валюте добавится крупное политическое поражение. Европейская конструкция будет обречена на постепенный распад.

На карту поставлена судьба всей Европы, и европейцы надеются на благоприятный выход из затянувшейся зоны турбулентности.

Париж, 10 января 2011 год.

По сообщению сайта Zakon.kz