Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Асиф Джавадов: Южный Судан и Косово, Абхазия, Южная Осетия, Карабах — ничего общего!

Дата: 16 января 2011 в 00:30 Категория: Новости стран мира

Руководитель армянского филиала Института СНГ Александр Маркаров на пресс-конференции в Ереване попытался сравнить действия своей страны по оккупации Нагорно-Карабахского региона Азербайджана с имеющим в настоящее время процессом самоопределения Южного Судана. По его словам, «факт проведения референдума не интересен для армянской стороны в контексте вопроса урегулирования карабахского конфликта, так как референдум в Нагорном Карабахе был проведен 19 лет назад, и прошедшие годы показали, что Азербайджан не имеет никаких прав в отношении Карабаха».

До Маркарова аналогичную мысль озвучил ряд других армянских политологов. В этой связи следует отметить, что Армения может хоть 50 раз проводить «референдумы» на оккупированных ею территориях Азербайджана с целью придания очевидному факту оккупации оттенок «самоопределения местного населения». Ни один из этих так называемых «референдумов», в том числе тот, который был самовольно проведен 10 декабря 1991 года в нарушение законов СССР, не будет легитимным и не будет иметь правовых последствий, так как Конституция Азербайджана не предусматривает возможность отделения той или иной части его территории путем голосования (ни в советское время, ни в годы независимости), да еще и насильственным путем. Oфициальный Баку не давал и никогда не даст формального согласия на проведение референдума в том или ином регионе Азербайджанского государства с целью сецессии. Этим сказано всё!

А смехотворный тезис о «невхождении Нагорного Карабаха в состав независимого Азербайджана» армянская пропаганда вправе повторять бесконечное количество раз. Решение Международного суда по Косово об отсутствии в международном праве запрета на одностороннее провозглашение кем бы то ни было независимости в чем-то относится и к бесполезной работе армянской пропаганды, в том смысле, что международное право аналогичным образом не может запретить тем или иным лицам или СМИ, не особо обремененным заботой о своей профессиональной репутации, повторять одни и те же абсурдные пропагандистские клише.

Возвращаясь к Южному Судану, здесь действительно имеет место классическое самоопределение, и оно законно, так как проведение референдума была оговорено во Всеобъемлющем мирном соглашении от 9 января 2005 года между центральным правительством и Югом. Ничего подобного в Нагорном Карабахе нет и не было. И — спешим развеять ложные надежды Еревана — не будет. Баку никогда не даст согласия на легитимизацию иностранной оккупации путем придания ей посредством всяких самовольных «референдумов» элементов «самоопределения».

Маркаров попытался связать оккупацию Арменией Нагорно-Карабахского региона Азербайджана с самоопределением Южного Судана и Восточного Тимора, не имея никакого представления об огромной принципиальной разнице между этими тремя примерами. По его мнению, они сформировались как новые государства путем реализации права на самоопределение. «Однако разница между ними в том, что в Южном Судане референдум был проведен по согласию так называемой метрополии, то есть Северного Судана, чего нельзя сказать о Косово, Абхазии и Южной Осетии. Но это отнюдь не означает, что референдум в Южном Судане более легитимен, чем в Косово, Абхазии и Южной Осетии», — считает Маркаров.

Именно это и означает — референдум в Южном Судане легитимен, а в Косово, Абхазии и Южной Осетии — нет. В Южном Судане идет процесс самоопределения с согласия центрального правительства (это самый существенный элемент), что делает весь процесс законным с точки зрения международного права. Согласие столицы — это условие для легитимности референдумa об отделении, а признание самопровозглашенных государств единицами или десятками других стран не открывает для первых дорогу в международное сообщество, если не было согласия метрополии. Если уж рассуждать с точки зрения международного права, то согласие правительства на независимость своих национальных меньшинств — самая важная часть всего процесса вне колониального контекста. Это мы и наблюдаем сегодня в Южном Судане. И этого не было в Косово, Южной Осетии и Абхазии, что делает их независимость нелегитимной, несмотря на признание рядом государств (отсутствие в международном праве запрета на одностороннее провозглашение независимости еще не означает ее правомерность).

Восточный Тимор и вовсе не имеет ничего общего с Южным Суданом и, тем более, с армяно-азербайджанским конфликтом — еще до обретения независимости он был признан со стороны ООН, а затем и самой Индонезией, несамоуправляющейся территорией, имеющей по Уставу ООН право на самоопределение. Нагорный Карабах никоим боком не пристал к этим примерам. Он не является ни несамоуправляющейся территорией, ни народом, подчиненным иностранному игу, господству и эксплуатации, ни регионом, достигающим независимости путем самоопределения с согласия столицы. Это оккупированный Арменией регион Азербайджана и останется таковым до полного его освобождения.

Косово и Эритрея — также совершенно иные случаи. Там имел место внутригосударственный конфликт между провинцией и центром. А армяно-азербайджанский конфликт — ярко выраженный межгосударственный. Право на самоопределение, ставшее главным принципом в достижении независимости Косово, Восточного Тимора, Эритреи и Южного Судана, неприменимо в случае с армяно-азербайджанским конфликтом, где сторонами конфликта выступают два суверенных государства, одно из которых, совершив агрессию, спекулирует термином «самоопределение» в целях сокрытия очевидного факта внешней агрессии и придания своим действиям красивых красок.

Между тем, говорить о самоопределении в случае с Карабахом вообще НЕУМЕСТНО. Недопустимо обсуждать армяно-азербайджанский конфликт с точки зрения «самоопределения народов», так как никакого «самоопределения» в Карабахе нет и не было, как нет никакого «карабахского народа» (в противном случае Азербайджан потребует возвращения азербайджанцев в Армению и самоопределения азербайджаноязычного «гёйча-зангезурского народа» с правом на создание независимого государства). А вместо всего этого есть Армения, факт ее агрессии, оккупации и планируемой в долгосрочной перспективе аннексии части территории другого государства, населенной двумя этническими общинами, в том числе ее соотечественниками. На первых порах ее устраивает даже временная «независимость» претендуемой ею территории. Но конечная цель — все та же аннексия. А «самоопределение» — это терминологическая ширма, трюк, используемый для оправдания агрессии. Ничего подобного в Судане, Косово, Тиморе и Эритрее мы не наблюдали.

Зато наблюдали накануне второй мировой войны в Судетax

Армянам стоит на трезвую голову задуматься над ответом еще на один вопрос: почему многие страны, поддержавшие стремление косовских албанцев к независимости, отвергли аналогичные сепаратистские устремления македонских албанцев. Ответ прост: там, где нет дискриминации, нет и поддержки со стороны международного сообщества. Отношение Белграда и Скопье к албанскому населению в своих государствах было неодинаковым. «Дискриминация» армян Нагорного Карабаха со стороны Баку — миф, созданный армянской пропагандой, но, к счастью, не работающий ввиду его безосновательности. Сегодня мир видит, кто кого дискриминировал, изгнал, провел этнические чистки, добился моноэтнического состава населения, совершил военные преступления. Положение азербайджанцев в Армении было и вовсе плачевным. Вот, у кого было больше прав для протеста и чьё самоопределение следовало поддержать!

Пусть армянские политологи поменьше жалуются на двойные стандарты: мол, «косоварам можно, а нам нельзя». Да, им можно, а вам — нельзя, и никаких двойных стандартов здесь нет, так как принципиальные различия между внутригосударственными конфликтами в Судане и Косово и межгосударственным армяно-азербайджанским конфликтом — налицо. Армянская пресса пытается при всех этих принципиальных различиях сопоставить несопоставимое! Косово, Восточный Тимор, Южный Судан, Эритрея имеют много общего между собой и, практически, ничего общего — с Нагорным Карабахом. Оккупированный Арменией Нагорный Карабах — это кавказскиe Судеты. Не надо сходу отвергать это сравнение. В случае с Нагорным Карабахом оно уместно один к одному! Гитлер тоже мог провести в оккупированных Судетax «референдум» и назвать это «свободным самоопределением судетского народа». Цена их итогов была бы такая же, как и результаты «балагана» 1991 года в НКАО — нулевая!

Позволим себе еще одно сослагательное наклонение в исторической ретроспективе: что произошло бы с АССР Немцев Поволжья (1923-1941), если бы вермахт дошел до Саратова и Самары? Подозреваем, на берегах далекой Волги возникло бы еще одно немецкое государство, возможно даже путем «референдума», «свободного самоопределения» поволжских немцев, и, вдобавок, этот «демократический» процесс волеизъявления сопровождался бы геноцидом или депортацией коренного ненемецкого населения, — русских, татар, и т.д. То есть, поволжского аналога карабахских азербайджанцев. Вот, с чем следует в случае с Нагорным Карабахом проводить аналогии — с оккупированной Судетской областью и, к счастью, несостоявшимся марионеточным государством немцев Поволжья, а не с Косово или Южным Суданом!

Если в Армении не знакомы с теоретическими основами принципа «самоопределения народов», это еще не дает им оснований полагать, что точно так же поверхностно с международным правом знакомы и в остальной части мира. Прежде чем говорить о «самоопределении», необходимо сперва изучить его теоретические основы. Поэтому посоветуем Александру Маркарову, Давиду Карабекяну, Давиду Бабаяну, Рамзик Зограбян у другим «экспертам» по самоопределению, как говорится, «поднадавить на матчасть», прежде чем пиариться в СМИ.

Асиф Джавадов — кандидат юридических наук (Баку)

По сообщению сайта REGNUM