Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

По данным международных сайтов, ядерная физика и физика высоких энергий являются наиболее развитыми в РК научными дисциплинами

Дата: 17 января 2011 в 05:40 Категория: Новости науки

Ярослав РАЗУМОВ, «Панорама», 14 января

Возможно, скоро в Казахстане появится научно обоснованная программа развития ядерной отрасли страны. Появление ее, с одной стороны, вполне логично, учитывая статус страны на мировом рынке урана. Но – насколько реальны научные и технологические возможности Казахстана в этом направлении после того сложного периода, который переживала отечественная наука в последние два десятилетия?
Сегодняшнее состояние и перспективы этого вопроса в интервью Панораме комментирует директор Института ядерной физики (ИЯФ) Национального ядерного центра РК, лауреат Государственной премии Адил ТУЛЕУШЕВ.
— Говоря о возможности развития фундаментальной науки в наших условиях, нельзя уйти от такого вопроса: достаточно распространен тезис, что серьезная наука в современном мире – удел очень богатых стран. Это приходится слышать не только от представителей этих государств.
— Да, этот тезис имеет хождение у нас и за рубежом. И, на мой взгляд, и научным кругам, и СМИ надо стараться развенчать его. Занимаются наукой, вносят свой вклад в развитие ее фундаментальных направлений в виде информационного потока научных знаний не только богатые страны. Порой блестящие научные идеи рождаются как раз не в самых процветающих государствах. Другое дело – потом они переносятся в страны, лидирующие в экономике и науке, и там получают дальнейшее развитие. А разговор о том, честно ли это, беспредметен.
— Но необходима ли фундаментальная наука странам, еще не прошедшим через транзитный период развития?
— Может быть, даже больше, чем тем, у кого он уже пройден. Можно привести целый ряд резонов.
Во-первых, без научной среды не создать адекватной базы для образования. Она формирует у будущих ученых и технических специалистов навыки мышления, методологию мировосприятия. А это необходимо развивать, чтобы не выпасть из общего цивилизационного потока. Во-вторых, приведу чисто практический резон – государственная экспертиза. Если ее необходимо получить по тому или иному вопросу, а своих ученых нет, то к кому обращаться? К иностранным специалистам? Вопрос чувствительный, в том числе с точки зрения безопасности государства.
— Когда говорят о состоянии науки в Казахстане, часто заходит речь о ее недофинансировании. Вы согласны с этим тезисом?
— Я бы сказал, что в целом денег на науку в Казахстане тратится не так уж мало. Проблема – в эффективности их использования. Наука, особенно естественная, должна развиваться крупными проектами. Если вкладываться в большое количество мелких проектов, то очень сложно будет обнаружить в них какой-то суммарный вектор, интересный для экономики государства.
Крупный проект понятен, он воспроизводит массу побочных проектов и идей. Вот пример – создание циклотрона в Астане, первый на постсоветском пространстве проект ускорителя ядерного профиля. Через несколько лет после его запуска в Республиканском диагностическом центре возникло направление ядерной медицины, и оно во многом было реализовано на кадровой базе, выучившейся и сформировавшейся на проекте циклотрона. Вот неожиданный, но весьма полезный эффект.
— Это, конечно, важное направление, но вряд ли его можно отнести к стратегическим направлениям научных изысканий. Что может предложить экономике Казахстана отечественная ядерная физика?
— Начну с того, что, по данным международных библиометрических сайтов, ядерная физика и физика высоких энергий являются наиболее развитыми в Казахстане научными дисциплинами. И уровень развития нашей науки достаточно высок для того, чтобы Казахстан мог овладеть собственными урановыми ресурсами. То есть в конечном итоге, чтобы продавать на мировом рынке не урановую руду, а энергию, произведенную на атомных станциях.
При этом я глубоко убежден в том, что энергетика – это не часть экономики, а ее фундамент. Без стабильно работающей и – очень важно – развивающейся энергетики все остальные достижения в экономической, да и в политической сфере могут быть достаточно зыбкими. Если мы хотим иметь сильную экономику, мы для начала должны иметь сильную энергетику, такую, когда производятся гигаватты. Сейчас мир говорит об устойчивом развитии, в энергетике это именно развитие атомных технологий. Уже одно это направление «загрузит» нашу науку на длительный период.
Сегодня у нас достаточно развитая энергетика, работающая в основном на ископаемом минеральном топливе. Но что будет через 30 лет и дальше? Прогнозы об истощении мировых запасов углеводородов известны. Есть и проблема выбросов в атмосферу углекислого газа. Развивать атомную энергетику как альтернативу необходимо по целому ряду причин. Но атомные энергетические проекты развиваются долго. Надо 10 лет, чтобы построить первую типовую электростанцию, 20 лет – освоить наработки, которые сейчас в мире существуют как передовые. И 30-40 лет, чтобы серьезно изучать и планировать формирование на нашей территории будущих перспективных объектов. В ряде стран с развитой атомной энергетикой, например, в Японии, планы ее развития простираются на период до 100 лет. МАГАТЭ делает прогнозы развития на такие же временные периоды. Мы должны иметь комплексный план развития отрасли минимум на 50 лет. И обязательно включающий развитие науки, передовой в мировом смысле, которая стала бы надежным фундаментом инженерной и управленческой политики этим стратегическим сектором энергетики.
— И состояние отечественной науки, судя по упомянутым вами публикациям на библиометрических сайтах, позволяет заниматься такими задачами?
— Наш институт много лет занимается научным проектом под названием «Развитие атомной энергетики в Казахстане». Он является базовым для развития страны как ядерно-энергетической державы. В 2010 году в ходе визита Президента Назарбаева в Бельгию был подписан меморандум о совместной работе по созданию энергетического реактора принципиально нового типа МИРРА, который будет практически свободен от экологических и военных рисков. Обойти их при развитии атомной энергетики – очень актуальная задача. Смысл проекта в том, что реактор сможет использовать 238-й уран, не накапливая, а тут же сжигая плутоний, потенциальный материал для ядерного оружия. Кроме того, эти реакторы будут способны уничтожать радиоактивные отходы от работы других типов реакторов. И ядерная наука в Казахстане достигла такого уровня, что нас приглашают в этот проект, в нас видят достойных партнеров.
Нас приглашают также принять участие в близком по научной идеологии российском проекте, который будет базироваться в Объединенном институте ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне. Протокол о сотрудничестве уже подписан. А это все было бы невозможно без достойного уровня казахстанской ядерной науки.
Также, как уже было сказано, мы построили циклотрон в Астане, в котором использованы десятки оригинальных научных и инженерных решений, которые со временем будут широко использоваться на практике.
— Над чем еще работает ИЯФ, кроме проектов по развитию атомной энергетики?
— Например, мы предлагаем построить на территории ИЯФ очень крупный циклотронный комплекс для синтеза и изучения свойств новых сверхтяжелых элементов таблицы Менделеева. Мы защитили ТЭО проекта, сейчас активно работаем с ОИЯИ (Дубна), мировым лидером по этой теме. Надеюсь, что вскоре выйдем на следующий этап – готовой проектной документации. Предлагается создать мировой центр с лучшей на данный момент программой исследований в этой перспективной области. Такие проекты кроме высочайшего научного паблисити дают возможность подготовить научный персонал высочайшего уровня, который потом сможет работать над самыми разными задачами, с серьезной проекцией на различные сферы экономики.
Реализуется проект создания Центра ядерной медицины и биофизики в ИЯФ. Ядерная медицина способна обеспечить даже социальные сдвиги благодаря эффективности и сравнительной дешевизне. Это направление в мире не ново, но для Казахстана наш проект почти революционный, практически все делается на собственных ресурсах, в том числе и интеллектуальных. В его рамках мы закупаем только определенный спектр оборудования, которое не производится в Казахстане. Центр будет заниматься как научными исследованиями, так и прикладной работой. В данном направлении невозможно разделить прикладной проект от технологического и исследовательского. Этот проект – результат работы ИЯФ за последние 30 лет. Кстати, в мире ядерная медицина развивалась при крупных исследовательских институтах ядерного профиля. Вот еще одно свидетельство необходимости государственной политики по поддержке науки, иначе в стране невозможно будет воспринять передовые достижения медицины.
Казахстан уже доказал, что может запускать такие проекты. Это часто удивляет наших зарубежных коллег. Например, от американцев я часто слышу слово «Невозможно!», когда рассказываю про проект создания циклотронного комплекса. У нас есть высокое качество научной школы и творческий ресурс, хорошие амбиции, очень приличная инфраструктура, которая в то же время нуждается в развитии. Опираясь на все это, Казахстан может добиться очень серьезных подвижек в атомной науке и технологиях. Главное здесь – кадры, «научный спецназ», которые нужно тренировать на «полигонах» в виде крупных научных проектов, чтобы тем самым воспроизводить и наращивать научный потенциал.
— Если у нашей науки уже многое есть и проблемы с финансированием отнюдь не фатальны, что же сдерживает ее развитие?
— Должна быть четкая точка зрения государства на развитие атомной энергетики с большими или меньшими нюансами. Для этого нужно политическое решение и госорган, который будет эту программу реализовывать. Во всех странах, совершивших серьезные скачки в этом направлении, все начиналось с создания такой структуры. А у нас адекватного госоргана по развитию атомного проекта нет.
Научно развитые страны отличаются в том числе большей концентрацией передовой научной техники. Исходя из среднемировой статистики, надо иметь порядка 30-40 ускорителей в Казахстане. Реально сейчас их порядка 13.
Хотелось бы, чтобы к 2020 году в Казахстане появилась работающая атомная станция, к 2030-му или 2040 году – первый промышленный реактор на быстрых нейтронах. И быть уверенным, что мы будем активно вкладываться в проекты типа МИРРА, и как только они будут готовы к эксплуатации, мы станем строить их у себя. Этих направлений, когда они станут реальностью, для Казахстана достаточно. Это, будучи подкреплено соответствующим финансированием, решило бы для нас большую часть наших сегодняшних проблем и дало бы четкое понимание того, куда вкладывать наш творческий потенциал.

По сообщению сайта Nomad.su