Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Интеллектуальный уровень российских мусульман растет (Georgian Daily, Грузия)

Дата: 17 января 2011 в 14:20 Категория: Общество

Интеллектуальный уровень российских мусульман растет (Georgian Daily, Грузия)

Десять лет назад мусульманская община России почти не издавала книг, написанных местными мусульманами, однако сейчас авторы больше половины трудов, которые печатают российские мусульманские издательства, — это члены российской уммы. Данная тенденция заставляет внимательнее присмотреться к изменениям, которые произошли с мусульманской общиной за прошедшее десятилетие.

В числе наиболее важных факторов, связанных с ростом числа написанных в России исламских книг, Ахмад Макаров в своем обзоре достижений российской мусульманской общины за первое десятилетие XXI века называет рост «интеллектуального уровня российских мусульман».

«Заметно вырос интеллектуальный уровень российских мусульман. Если в начале 1990-х годов словосочетания «соблюдающий мусульманин» и «человек с высшим образованием» воспринимались как взаимоисключающие понятия, то к концу 2000-х годов кандидаты и доктора наук, читающие намаз в российских мечетях, стали почти заурядным явлением», — пишет Макаров.

В мусульманской умме, по его мнению, появился новый действующий субъект. Это «профессиональная интеллигенция, которая, как правило, определяет направление общества, его дискурс и даже мифологемы». «Несмотря на то, что пока он [этот действующий субъект] не играет ведущей роли в мусульманском сообществе России, но само наличие такого слоя диктует намечающиеся качественные изменения», — подчеркивает эксперт.

Одно из этих изменений — смена языка. В советские времена языками мусульман Советского Союза были татарский, кумыкский и в меньшей степени арабский. Однако сейчас языком проповедей и публикаций почти повсеместно стал русский, а верующие начали широко пользоваться русскими переводами Корана.

Кроме того, сменились центры интеллектуальной жизни общины. Сто лет назад они были расположены в таких местах как Стерлибашево, Каргалы, Оренбург, север Татарстана, однако сейчас они переместились в крупные российские города, такие как Москва или Нижний Новгород, а также в места, в которых еще несколько десятков лет назад мусульман не было вообще.

За прошедшие десять лет не возникло новых исламских политических движений, отмечает Макаров. Три ранее существовавших мусульманских духовных управления — Центральное духовное управление мусульман России, Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Северного Кавказа — сохранили свои позиции, и практически все новые духовные управления сейчас подчиняются одному из них.

С окончанием войны в Чечне эта республика превратилась в «пример наибольшего использования ислама в качестве политического ресурса» среди всех республик Российской Федерации. Татарстан от нее в этом отношении мало отстает, «причем позиционирование Татарстана и Чечни в качестве витрины российского ислама активно используется российским федеральным руководством».

В последние десять лет, продолжает Макаров, шел «непрерывный рост числа мусульман» в Российской Федерации. У этого процесса было три составляющих: естественный прирост населения (из-за превышения рождаемости над смертностью у мусульманских народов), миграция (практически исключительно исходящая из мусульманских стран) и рост религиозного сознания.

« Все мусульманские этносы страны испытывают естественный прирост... В одних этносах он больше, в других — меньше, но в принципе это общее явление. Причем, если у кавказских и среднеазиатских этносов он не зависит от религиозности той или иной семьи, то у татар и башкир можно усмотреть прямую зависимость рождаемости от религиозности той или иной семьи», — пишет Макаров.

Миграционный прирост связан с тем фактом, что большинство трудовых мигрантов, прибывающих в Российскую Федерацию — это мусульмане из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Их присутствие, по мнению Макарова, «играет все большую роль в жизни мусульманского сообщества России».

Наконец, третий источник роста — укрепление религиозности и распространение интереса к вере — это явление, «характерное не только для мусульман России, но также и для других конфессий». Макаров считает, эту тенденцию «общероссийской», а не «специфичной лишь для [российских] мусульман».

В последнее десятилетие, продолжает он, образовалась «большая часть» мусульманских средств массовой информации. Если в 1990-е годы мусульмане старались пробиться в обычные СМИ, то к концу века «стало понятно, что данный путь неперспективен». В результате параллельно начали возникать «новая, профессиональная» мусульманская пресса — не только сайты, но и журналы, и газеты, утверждает Макаров.

По словам Макарова, «очень интересные» перемены произошли в книгоиздании. В 1990-е годы издавалось мало книг и «практически все» они были переводными. Сейчас, «как минимум половина изданий представлена аутентичными текстами», написанными мусульманами из российской уммы.

Эти перемены, по мнению аналитика, обещают в будущем новые интеллектуальные прорывы. Мусульманское сообщество в России стало «более организованным, более профессиональным, оно выросло количественно и качественно». Эти тенденции, как он считает, сохранятся и впредь и потребуют новых подходов ко многим из стоящих перед общиной проблем.

Источник: http://www.inosmi.ru/social/20110115/165652577.html

По сообщению сайта abai.kz ақпараттық порталы