Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Злоупотребляя доверием (Р. Кустанова, судья суда № 2 г. Актобе)

Дата: 17 января 2011 в 20:00

Злоупотребляя доверием

 

Р. Кустанова, судья суда № 2 г. Актобе

 

Подводя итоги 2010 года по рассмотренным в суде № 2 г. Актобе уголовным делам, следует отметить, что дела по ст. 177 УК РК, предусматривающие ответственность за мошенничество в различных его проявлениях, продолжают поступать в суд.

Мошенничество как явление наиболее распространено в тех местах и при таких обстоятельствах, когда внимание потенциальных жертв рассеяно или, наоборот, четко сосредоточено на каком-либо важном и ответственном действии.

При этом необходимо отметить, что мошенничество совершается в основном женщинами, которые в одиночку или в группе лиц по предварительному сговору между собой под разными предлогами и заверениями входят в доверие граждан и становятся владельцами их собственности в виде денежных средств, жилья, автомашин.

Мошенничество — это одна из форм хищения чужого имущества. Чтобы выявить его отличие от других форм хищения, к примеру, от кражи, необходимо сопоставить основные признаки состава указанных преступлений.

Так, согласно ст. 175 УК РК кража определяется, как тайное хищение чужого имущества, а мошенничество согласно ст. 177 УК РК — это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

На первый взгляд законодателем четко дано определение кражи и мошенничества. Тем не менее, в правоприменительной практике нередко возникают вопросы при применении указанных статей. Следовательно, в первую очередь необходимо разграничивать мошенничество от кражи. В юридической науке разграничение проводится в основном в зависимости от того, в каком качестве выступает обман или злоупотребление доверием, которые могут иметь место и в тайном хищении. Так, в мошенничестве обман или злоупотребление доверием являются способом совершения преступления. В результате их применения происходит завладение чужим имуществом или правом на имущество. Что касается кражи, то там способ хищения — тайное изъятие имущества, а обман или злоупотребление доверием могут выступить в качестве средства, облегчающего совершение этого преступления.

Приведенное разграничение кражи и мошенничества — далеко не единственное. Они отличаются друг от друга также предметом преступления; в некоторых ситуациях — по моменту окончания преступления, так мошенничество в отношении права на имущество считается оконченным, когда приобретено право на это имущество. Также по наличию и отсутствию правомочий у виновного в отношении имущества или по процессу изъятия имущества. Так, в мошенничестве потерпевший сам передает имущество виновному лицу. Данный признак отсутствует в краже. Указанные преступления также отличаются по квалифицирующим признакам и по субъекту преступления. Так, согласно ст. 10 УК РК уголовная ответственность за кражу наступает с 14 лет, а за совершение мошенничества с 16-летнего возраста. Однако главным отличием кражи от мошенничества является то, в качестве чего выступает в этих хищениях обман.

Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. При получении мошенником документа, на основании обладания которым он приобретает право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте. Судебная практика показывает, что в основном мошенники под разными предлогами завладевают имуществом потерпевших в полном объеме или частями, обещая выполнить свои обещания в кратчайшие сроки.

Так, К. Жарылгасова, являясь адвокатом Актюбинской коллегии адвокатов, обещала своему знакомому Д. Тукыбаеву оказать юридическую помощь по уголовному делу по смягчению наказания его дочери, осужденной к лишению свободы за мошенничество. К. Жарылгасова, заведомо зная, что в отношении дочери Д. Тукыбаева состоялся приговор суда за мошенничество, пообещала разрешить вопросы примирения с потерпевшими за 9500 долларов США и, получив указанную сумму, потратила на свои нужды.

Позже она заявила, что 9500 долларов недостаточно для примирения с потерпевшими и получила от Д. Тукыбаева еще 9500 долларов США, однако принятых на себя обязательств по освобождению от наказания осужденной дочери последнего не выполнила, разрешением вопросов примирения с потерпевшими не занималась. Приговор суда в отношении дочери Д. Тукыбаева вступил в законную силу, так как адвокат в суде апелляционной инстанции участие не принимала. Приговором суда К. Жарылгасова признана виновной по ст. 177 ч. 3 п. «б» УК РК и осуждена к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества. Приговор вступил в законную силу.

Другой пример доверчивости граждан, которые, имея возможность проверить доводы мошенника, не предпринимали к этому мер, полностью доверялись им в разрешении своих проблем, полагаясь на их добросовестность. Приговором суда Е. Ломакова осуждена по ст. 177 ч. 3 п. «б» УК РК к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества за мошенничество в крупном размере по следующим основаниям: она, имея кредитную задолженность перед банком, путем обмана и злоупотребления доверием, заключила соглашение о задатке на куплю-продажу двухкомнатной квартиры, находящейся под залогом в БТА-ИПОТЕКА с гр. З. Бактыбаевой.

Договор задатка без согласия залогодержателя был удостоверен частным нотариусом, которая, консультируя З. Бактыбаеву, заверила ее, что сделка основана на законе, препятствий к оформлению права собственности по истечении трех лет после выплаты суммы основного долга банку у нее не возникнет, отчего З. Бактыбаева передала в 1.800.000 тенге Е. Ломаковой и обязалась ежемесячно, в течение трех лет, погашать оставшуюся сумму задолженности Е. Ломаковой на общую сумму 3.000.000 в БТА-ИПОТЕКЕ. Е. Ломакова, получив от З. Бактыбаевой указанную сумму денег за квартиру, которая находилась в залоге по двум кредитам, при содействии частного нотариуса, заведомо знавшей о сумме кредитной задолженности Е. Ломаковой перед банком, при заключении соглашения о задатке не сообщила З. Бактыбаевой о реальной сумме задолженности Е. Ломаковой перед банком в размере 11.053.837 тенге, указав в договоре о задатке только лишь сумму основного долга в размере 3 000 000 тенге.

Приговором суда Е. Ломакова признана виновной и осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 177 УК РК к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества.

По сообщению сайта Zakon.kz