Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Егор КОНЧАЛОВСКИЙ, режиссёр: Я ещё не окончательно казах

Дата: 17 января 2011 в 21:20 Категория: Новости культуры

В минувшую пятницу российский режиссер Егор КОНЧАЛОВСКИЙ (на снимке) показал в алматинском общественном клубе Tengri свой новый фильм «Москва, я люблю тебя!» После показа Егор Андреевич дал нашему корреспонденту эксклюзивное интервью.

— Фильм «Москва, я люблю тебя!», в котором вы выступили продюсером и режиссером, снят после выхода лент с таким же названием о Париже и Нью-Йорке. И в каждой из этих картин — десятки независимых друг от друга историй, которые объединяет лишь город, где они происходят. Это что, такой всемирный режиссерский флешмоб?
— Я и не утверждаю, что идея картины была моя. Но почему бы всем кинематографистам мира не сделать фильм о своем любимом городе? Хотя, конечно, не каждый город этого достоин.

— Снять восемнадцать 5-минутных миниатюр легче, чем один полновесный фильм?
— Сначала и нам казалось, что сделать это будет легко. Но ошибались. Мы проделали огромный труд. Представьте: у нас было 18 разных кастингов, 18 режиссеров, 18 отдельных мини-кинопроизводств, 14 кинооператоров, 10 композиторов. Но у такого киноальманаха есть очевидный плюс: если обычный фильм либо нравится, либо нет, то в «Москве» зритель всегда найдет историю, которая будет ему по душе.

— А есть ли в Казахстане город, достойный подобной картины?
— В прошлом году я подарил акиму Астаны Имангали ТАСМАГАМБЕТОВУ диск «Москвы», и у нас возникла идея: к 20-летию независимости Казахстана сделать подобный фильм про Астану. В феврале 2011 года мы уже начнем съемки. Правда, называться картина будет «Сердце мое, Астана». И миниатюр там будет десять.
Столица Казахстана заслуживает такой картины, потому что этот город — уникальное явление.
В «Астане» будет задействовано три российских режиссера, в том числе и я, остальные — казахстанцы. Среди них Джулия ГАНИ ( дочь сенатора Гани КАСЫМОВА, недавно получившая режиссерское образование в США. — В.Б.)

— Вы все чаще стали бывать в Казахстане. Здесь что, больше денег на производство фильмов, чем в России?
— Ну, во-первых, не забывайте, что я наполовину казах. А во-вторых, последние полтора года я провел в Казахстане, потому что работал здесь над лентой «Возвращение в А» (известной под рабочими названиями «Кара майор» и «Афганец». — В.Б.). Теперь вот буду работать над картиной про Астану. Потому я здесь не чужой человек, и у меня большие планы работать в Казахстане и дальше.

— Долго работая здесь, чувствуете, что ваш менталитет стал меняться?
— Безусловно.

— Когда у нас какой-нибудь бастык заступает на новую должность, его задача номер один — привести с собой как можно больше родни и друзей. Вы не пошли по этому пути?
— Супругу свою ( актрису Любовь ТОЛКАЛИНУ. — В.Б.) я раньше снимал в своих картинах, но давно этого не делаю. В «Москве» — да, задействованы режиссеры-постановщики из родни — мой двоюродный брат Артем МИХАЛКОВ и сводная сестра Катя ДВИГУБСКАЯ. Признаюсь, я их пригласил не в последнюю очередь потому, что они мои родственники, но ведь они и неплохие режиссеры, что немаловажно. И в этом я ничего плохого не вижу.

— Казы полюбили?
— Нет. А вот к баранине пристрастился. Пока мы снимали «Возвращение в А», за съемочной группой шла отара овец, и мы ее потихоньку ели. Слопали не одну сотню баранов (смеется).
Конечно, определенная казахстанская специфика становится мне более понятной, и отсутствие вашей ментальности в некоторых людях в Москве меня уже раздражает. Например, меня греет присущее казахам уважение к старшим и главенство мужчины в семье. Конечно, я здесь еще недостаточно долго, для того чтобы окончательно стать казахом, но мне здесь очень приятно находиться. И выходить на улицы в Алматы или Астане мне гораздо комфортнее, чем в Москве. Там я чуть за порог, сразу юрк в машину — и поехал. А тут у меня возникает желание погулять. Особенно в Астане. Этот город как ухоженная гостиная: такой чистоты я еще не видел. Знаю, что заместитель мэра столицы Ерлан КОЖАГАПАНОВ не поленится и сделает замечание даже человеку, который выкинул окурок из окна машины. Конечно, и здесь не без проблем. Москва — сложный город с бешеным ритмом жизни. И казахстанским членам моей съемочной группы поначалу было тяжело первые недели поймать этот ритм.

— Сейчас многие голливудские фильмы снимаются в Восточной Европе, Канаде, Австралии, потому что там это делать дешевле, чем в США. Как вы считаете, может ли Казахстан стать одной из таких площадок для американского кино?
— В принципе, это реально, но здесь работа осложнена недостатком кадров не первого эшелона — не хватает вторых режиссеров, вторых операторов, осветителей.

— Егор, у вас есть работы, за которые вам неловко или стыдно?
— Нет. Но есть фильмы, которые провалились в прокате, отчего я очень печалюсь. В первую очередь это мой 3D-мультфильм «Наша Маша и волшебный орех».

— Да, критики очень сильно шумели по поводу не по-детски оттопыренных из-под майки сосков главной героини и очень слабой компьютерной графики «Маши».
— Потому что я снял этот мультфильм в 2004 году, а продюсеры его выпустили в прокат только в 2010 году, когда современные технологии мультипликации ушли далеко вперед. Это был очень остроумный мультфильм, но его испортили продюсеры.

— По Интернету гуляет рисунок с огромным генеалогическим древом вашей семьи, где каждый ее член, начиная с художника Василия СУРИКОВА, — знаменитость. Это вам помогает в жизни или мешает?
— Если меня спросят, согласился бы я поменять свою фамилию (по паспорту я Михалков), я отвечу: — нет. Согласился бы я быть членом другой известной семьи? Нет. Соответственно, преимуществ в таком родстве больше. Хотя есть и минусы: многие зло ко мне относятся из-за того, что в нашей семье много успешных людей, это не может не вызывать зависти.

— А есть ли члены клана Михалковых, которые друг друга на дух не переносят?
— В семье всегда бывают ссоры и примирения, это естественно. Я, например, готов выслушать любое критическое замечание членов семьи в адрес моего творчества, но мое мнение всегда будет для меня самым важным. Поэтому советов я не спрашиваю. Может, это кого-то из родни и раздражает: мол, почему ты со мной не посоветовался? Да потому что, если у меня получится хорошая работа, я предпочитаю почивать на лаврах сам!
Так, Никита МИХАЛКОВ не очень уважает мое творчество и не принимает его. Ну что тут поделать? Главное, чтобы это нравилось мне и зрителям.

— А вам по душе работы самого Никиты Сергеевича?
— Мне нравится его фильм «12». Также я люблю кино моего отца ( Андрея КОНЧАЛОВСКОГО. — В.Б.): «Сибириада» и «Поезд-беглец» — мои любимые картины. А вот к последним фильмам я отношусь спокойно.

— Почему вы по паспорту Михалков, а все вас знают как Кончаловского?
— Это получилось случайно: меня стали называть так из-за отца, который, уезжая работать в Америку во времена СССР, взял фамилию матери, чтобы не подставлять моего деда Сергея МИХАЛКОВА. Отец по паспорту, кстати, тоже Михалков. Но двум Михалковым на одном «Мосфильме» тогда не было места (смеется).

— Егор, а у вас есть кинематографическая мечта?
— Есть. В ближайшем будущем я очень хочу снять в Казахстане большое историческое кино масштаба «Кочевника». Тоже о чем-то из казахстанской истории, будь то эпоха хана Абулхаира или скифов. В общем, мечтаю о фильме с саблями, луками, стрелами и лошадьми.

— Я думаю, каждый режиссер спит и видит, как бы заполучить «Оскар» или на худой конец «Золотую пальмовую ветвь».
— Об этом бессмысленно мечтать. Картина получает «Оскар» из-за какой-то политической ситуации или конъюнктуры. Вот американцы воевали в Ираке — и «Повелитель бури» получил кучу статуэток, хотя, на мой взгляд, это очень средний фильм. Политическую составляющую просчитать невозможно. Поэтому специально делать кино с прицелом на Канны или Берлин не желаю. Я рад, что делаю то, что хочу, — вне всякой идеологии.

— Но вы же будете фактически выполнять госзаказ, снимая фильм об Астане. Разве это не уступка идеологии?
— Но я имею возможность выбирать! Меня же никто не заставляет — я сам хочу заняться фильмом об Астане. А если кто-то хочет снимать диссидентское кино — пусть снимает.

— В работе вам часто приходится поступаться своими принципами?
— Я всегда нахожу пути обмануть тех людей, которые заставляют меня поступиться принципами. Например, однажды продюсер просил меня вырезать один кусок из ленты. Я долго сопротивлялся, а потом согласился. Через два дня показываю продюсеру абсолютно нетронутый кусок, и он говорит: «Видишь, как хорошо получилось!»

Виктор БУРДИН, burdin@time.kz, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"