Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Экстремально, Григорий!

Дата: 18 января 2011 в 22:30

Его работа и жизнь давно уже связаны с тележурналистикой, но Григорий БЕДЕНКО никогда не расстается с фотоаппаратом. В его архиве — сотни уникальных кадров с войны, землетрясений, запусков космических кораблей.

— Старший брат увлекся фотоделом, и я вместе с ним, — рассказывает Григорий. — Первые мои снимки были напечатаны в журнале «Советское фото», когда мне было 15 лет. Это, можно сказать, и определило выбор будущей профессии. Хотя мой отец был ученым и в молодости работал у знаменитого астробиолога Гавриила ТИХОВА. Поэтому если бы не стал журналистом, то выбрал бы астрономию.

Земля, пропитанная кровью

— В 2001 году удалось снять шокирующие кадры в Афганистане, в крепости Калай Джанги XVI века, которая была переоборудована под тюрьму. Когда началась война, туда собрали пленных талибов — около ста человек. Они устроили восстание, и их в течение трех дней бомбили и расстреливали с воздуха. Есть такое выражение «земля пропитана кровью» — вот это я видел в буквальном смысле...
В 2008 году снимал землетрясение в китайской провинции Сычуань. Там есть небольшой город Тянь Шу с населением «всего» 3 миллиона. Вокруг него живут очень бедные крестьяне. Ютятся они в глиняных домиках, у которых очень тяжелая крыша из бревен и черепицы. Когда произошло землетрясение, стены просто рассыпались и крыши домов попадали, в результате погибло очень много жителей. От поселения почти ничего не осталось. Но поразило даже не это. Когда я оттуда уезжал, люди преподнесли мне в подарок мешок вишни, которую выращивают в этом местечке, в благодарность за то, что я остался неравнодушным к их горю. Что самое интересное: ягоды я целыми довез до Алматы.

Погоня, погоня, погоня

— У меня нет любимого жанра в фотографии. Я всеядный: снимаю и пейзажи, и портреты. Всё, кроме ню: это не мое. Одна из самых трудных съемок была при восхождении на Тибет. Мы ночевали в поселке Хор на высоте 4800 метров над уровнем моря, и тут меня одолела такая «горняшка», что думал: так там и останусь лежать. Кто был в горах — меня поймет. Потом поехали в буддийский монастырь Джоканк. Неописуемо красивое место, но снимать внутри нельзя. Я не удержался и одну статую сфотографировал. Это заметил монах и погнался за мной. Задыхаясь, я побежал по каким-то лестницам, на ходу меняю флешку, чтобы не отобрали. И вдруг оказался на крыше. Передо мной открылся потрясающий пейзаж, который потом занял достойное место в моем фотоархиве. Монах, кстати, меня так и не догнал…

По морю — как посуху

А вот на Каспии, где в прошлом году снимали фильм про нашу береговую охрану, на вертолете участвовал в самой настоящей погоне за браконьерами — со стрельбой. Дело в том, что на казахстанскую часть Каспия постоянно совершают набеги азербайджанцы, которые варварски ловят там осетров. Они ставят «калады» — это веревка со здоровенным крючком и приманкой. Рыба проглатывает наживку и повисает на веревке. Браконьеры подплывают, потрошат тушку, а икру продают дагестанцам. Так как лодки у них сверхскоростные, то догнать их по воде нереально — только с вертолета.
Чтобы судно остановить, надо стрелять по моторам, иначе оно уйдет. Браконьеры же идут на хитрость: поскольку оружия у них нет, они просто ложатся грудью на мотор, а по людям наши не стреляют.
Наши охранные службы знают, где их убежище, и частенько туда наведываются. И вот мы подлетаем и видим судно браконьеров. Те — от нас, мы — за ними. Браконьеры не дураки — давай виражи выписывать, благо лодка маневреннее «вертушки», да и топлива у нее хватает. В общем, как мы ни старались, ушли они на срединную линию, которая отделяет наши воды от российских. Там нашим охранным службам уже ходу нет. Обидно было, но захватывающе.
Меня часто называют журналистом-экстремалом. Да, я люблю приключения, но больше всего в моих командировках мне нравится поддержка совершенно незнакомых людей.

Надежда ПЛЯСКИНА, фото Григория БЕДЕНКО, Алматы

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"