Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Следствие услышало картину преступления // В деле об убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой появились аудиодоказательства

Дата: 19 января 2011 в 07:41 Категория: Происшествия

Как стало известно «Ъ», в переданных в суд материалах дела о нашумевшем убийстве адвоката Станислава Маркелова и корреспондента «Новой газеты» Анастасии Бабуровой фигурируют аудиозаписи прослушки квартиры обвиняемых Евгении Хасис и Никиты Тихонова. По версии обвинения, эти записи должны стать основным доказательством на суде. Адвокаты обвиняемых признают наличие записей, но утверждают, что прямых доказательств вины в них нет. Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова были убиты 19 января 2009 года на Пречистенке. Дело получило широкий общественный резонанс, через несколько дней на него отреагировал президент Дмитрий Медведев, поручив взять расследование на особый контроль. Адвокат Маркелов представлял интересы семей погибших антифашистов, на неонацистских сайтах висели его фотографии с призывами убить «адвоката террористок». Следствие сосредоточилось на версии о причастности к преступлению националистов. Одним из главных дел адвоката было убийство антифашиста Александра Рюхина, совершенное в 2006 году группой неонацистов. Господин Маркелов добился значительных сроков заключения для задержанных участников преступления и настоял на объявлении в розыск нескольких подозреваемых, в том числе Никиты Тихонова. Он пользовался авторитетом в среде ультраправых, а в 2004 году участвовал в создании националистического журнала «Русский образ». Его гражданская жена Евгения Хасис посещала судебные заседания по делу Рюхина, а потом ездила навещать неонацистов, осужденных за это убийство. По версии обвинения, в ноябре 2008 года Никита Тихонов, Евгения Хасис и другие неустановленные лица объединились в преступную группу для убийства адвоката. Общее руководство и разработку плана взял на себя господин Тихонов. Для совершения убийства он приобрел у неустановленных лиц пистолет «браунинг» модели 1910 года и патроны к нему (позже это оружие было найдено на квартире обвиняемых). Как следует из показаний самого господина Тихонова, данных им после задержания (позже он от них отказался, заявив, что оговорил себя под давлением), задолго до убийства он начал следить за господином Маркеловым, выясняя маршруты его передвижения. Но в итоге адвоката решили убить специально в день пресс-конференции, посвященной освобождению полковника Буданова,— это должно было направить следствие по ложному кавказскому следу. Следствие считает, что роль Евгении Хасис заключалась в наблюдении за действиями Станислава Маркелова после пресс-конференции: она должна была дать Никите Тихонову знак о том, что адвокат вышел из здания. Увидев условный знак, господин Тихонов якобы пошел навстречу адвокату и журналистке, затем развернулся и догнал их. Около дома 1 на Пречистенке он выстрелил Станиславу Маркелову в затылок. Когда госпожа Бабурова обернулась, националист выстрелил ей в голову, а потом еще раз выстрелил в уже мертвого адвоката. Скрыв лицо шарфом и шапкой, он направился в сторону метро. По пути ему встретились несколько человек — они слышали выстрелы, увидели спешащего молодого человека и позже смогли его опознать. В свою очередь, Евгения Хасис осталась на улице, пока не убедилась в смерти адвоката,— ее поведение также показалось подозрительным некоторым прохожим, которые хорошо запомнили девушку. После этого националист залег на дно — деньгами его снабжали соратники. К осени 2009 года оперативники уже следили за Тихоновым и Хасис. В конце октября те решили переехать на другую квартиру. Сразу после заключения договора о найме сыщики, по данным источников «Ъ», установили в квартире подслушивающие устройства. Следующие несколько недель оперативники слушали каждое слово в квартире. Именно эти записи являются одним из главных доказательств вины Тихонова и Хасис в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Как следует из материалов дела, в разговорах обвиняемые неоднократно обсуждали, как будут отстреливаться от милиции в случае задержания, и отмечали, что от убийства адвоката получили только проблемы. Молодые люди планировали уехать за границу. До отъезда они, говорится в уголовном деле, обсуждали возможность совершения еще нескольких убийств. Например, Евгения Хасис якобы хотела сама застрелить кого-то из кавказских спортсменов, называя это «кайфом». Источники «Ъ» допускают, что замысел был реализован их неустановленными сообщниками, которые в декабре 2009 года убили чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева. Кроме того, и Никита Тихонов любил рассказывать подруге о своих прежних и будущих замыслах, в частности о несостоявшемся убийстве одного из православных священников, «довольно влиятельного в иерархии РПЦ». На вопрос Евгении Хасис, сколько людей господин Тихонов мог бы убить, тот ответил, что только и делал бы, что ходил и убивал «мусоров». По данным источников «Ъ», жертвой мог стать и бывший друг господина Тихонова по кличке Борман, давший показания о причастности националиста к убийству Александра Рюхина: его спас неудобный для покушения маршрут. Вообще, к моменту ареста Тихонов и Хасис не доверяли никому из соратников, всех подозревая в предательстве. 3 ноября 2009 года их задержали: отстреливаться молодые люди не стали, хотя дома у них был целый арсенал, включая взрывчатку и автомат Калашникова. После задержания следователи начали допрашивать националистов, которых обсуждали обвиняемые. Больше всего им повезло с лидером националистической организации «Русский образ» Ильей Горячевым, который дал показания, полностью изобличающие господина Тихонова. По информации «Ъ», в данный момент господин Горячев серьезно опасается за свою жизнь, и неизвестно, будет ли давать показания в суде. Другой авторитетный в праворадикальных кругах человек рассказал сыщикам, что господин Тихонов хвастался ему старинным пистолетом. У него же Никита Тихонов хранил рюкзак с оружием. Адвокат Евгении Хасис Геннадий Небритов признал наличие в деле прослушки, однако, по его словам, она не дает «каких-то прямых доказательств». Защитник Никиты Тихонова Анатолий Жучков рассказал «Ъ», что «прослушка рассекречена и приобщена к материалам дела». «В этих разговорах каких-либо сведений, подтверждающих причастность к убийству, не имеется,— считает он.— Из этих материалов можно заключить лишь, что Никита Тихонов занимался незаконным оборотом огнестрельного оружия». Адвокат потерпевших Владимир Жеребенков, напротив, уверен, что записи являются доказательством вины националистов. «Есть записи обсуждения этого убийства, разговоры о желании убить других людей, вальнуть из нагана,— рассказал он.— В деле есть совокупность доказательств, и прямых, и косвенных. Как их воспримут в суде — дело присяжных». Что касается дела об убийстве антифашиста Александра Рюхина, в рамках которого господин Тихонов был объявлен в розыск, то тогда доказать его причастность к этому преступлению не удалось. Летом прошлого года, когда господин Тихонов уже был задержан, осужденные по этому делу неонацисты не опознали Тихонова как соучастника. Вместе с тем, по данным «Ъ», расследование дела может быть пересмотрено. Поводом для этого могут стать показания Бормана, полученные в ходе расследования убийства адвоката,— националист рассказал, что в день смерти Александра Рюхина отвез на машине Никиту Тихонова и еще двух человек к месту преступления, а потом забрал их оттуда.

По сообщению сайта Коммерсантъ