Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Звезды из камня // Памятники кинозвездам в парижской Консьержери

Дата: 19 января 2011 в 07:42 Категория: Новости культуры

От Мельеса до Диснея, от Ренуара до Копполы — таков диапазон фильмов, представленных на выставке «Памятники как звезды кино», которая проходит в Консьержери. В знаменитой парижской тюрьме побывал АНДРЕЙ ПЛАХОВ. Обычно в это мрачное здание на острове Сите, некогда бывшее первой резиденцией французских королей, а потом ставшее самой старой парижской тюрьмой, ходят, чтобы поглазеть на место заточения VIP-персон французской истории. И прежде всего на камеру, где 76 дней томилась в ожидании казни Мария-Антуанетта и где сейчас восседает спиной к публике ее восковая фигура. Рядом сидели Дантон и Робеспьер, палачи и жертвы революции, поэты и ученые, сепаратисты и серийные убийцы. И вот теперь под видавшими виды готическими сводами население оказалось еще более пестрым: тут реальные персонажи перемешались с мифологическими — Жанна д'Арк, граф Монте-Кристо, Наполеон, три мушкетера и Миледи, Фанфан-Тюльпан, мадам Дюбарри и королева Марго, те же самые Дантон с Марией-Антуанеттой. Все они герои французского фирменного киножанра плаща и шпаги, а также американского постановочного и авантюрного кино, снятого по мотивам неистощимой сюжетами истории Франции. Однако выставка посвящена не этим харизматичным фигурам: даже если их играли такие звезды, как Ингрид Бергман и Изабель Аджани, Джон Малкович и Жерар Депардье, Энтони Куинн и Мартин Кароль, они остаются только фоном, своего рода декорацией к историческим киноспектаклям. Согласно концепту выставки, настоящими звездами этих фильмов, во многом определивших развитие истории кино, являются как раз живые декорации из камня, то есть здания — замки, дворцы, соборы и прочие памятники старины, в которых разыгрывались грандиозные исторические драмы. Это Лувр, Версаль, Нотр-Дам, Пале-Рояль, замок Иф, многочисленные шато во французской провинции, а также сама тюрьма Консьержери, где снимался «Дантон» Анджея Вайды. С этими каменными звездами все обстояло непросто. Еще на заре кинематографа, при всем несовершенстве тогдашней техники был велик соблазн снимать в естественных декорациях, которых во Франции, родине кино, навалом. Например, ранние фильмы о Жанне д'Арк, снятые в самом начале ХХ века, еще до шедевра Дрейера, не обошлись без визита кинематографистов в Руанский собор, а Марсель Л'Эрбье в 1920-м эффектно использовал в качестве декорации дольмены и менгиры Карнака. Особенно много желающих всегда было снимать в Версале, именно поэтому доступ в этот монархический Эдем со временем стал чрезвычайно труден и дорог, так что Кристиан-Жак для фильма «Мадам Дюбарри» построил свой Версаль в студии, а София Коппола использовала для съемок «Марии-Антуанетты» шато де Мильмон, которое сыграло роль Версальского замка. Образцовым для Голливуда можно считать осуществленный Роланом Жоффе проект фильма «Ватель»: Шантильи снимали в тринадцати других замках, а представленные на выставке эскизы декораций поражают воображение своим размахом и проработкой деталей. Одной из главных архитектурных звезд кинематографа стало шато де Шан-сюр-Марн: здесь снимались «Железная маска», «Опасные связи», «Любовь Свана» и множество других знаменитых картин. Мимо замков не прошли и самые большие режиссеры—авторы французского кино: Марсель Карне («Вечерние посетители»), Жан Ренуар («Правила игры»), Жан Кокто («Красавица и зверь»), Робер Брессон («Ланселот Озерный»), Жак Деми («Ослиная шкура»), Эрик Ромер («Персеваль Гальский»), из ныне живущих — Жак Риветт («Жанна-девственница»), Ален Рене («Жизнь — это роман»), Бертран Тавернье («Принцесса Монпансье»). А тот из посетителей выставки, кто авторскому предпочитает жанровое кино, имеет возможность с помощью хитрого оптического устройства войти в кадр фантастического фильма Мельеса и полюбоваться еще одной каменной звездой — Мон-Сен-Мишель. Она появляется еще в ранних фильмах Луи Фейада, а у Филиппа де Брока становится эффектным фоном для пикника молодого Жан-Поля Бельмондо, который бодро распивает вино и закусывает бутербродом. С накатом «новой волны» необходимость в декорациях, казалось, отпала вовсе, а замки и соборы перестали привлекать кинематографистов, стремившихся отобразить поток обыденной городской жизни. В «Кузенах» Клода Шаброля герои обозревают парижские достопримечательности, включая Пантеон и церковь Сен-Жермен-де-Пре, из окна машины. Одной из последних архитектурных кинозвезд остается Триумфальная арка: она появляется и у Годара, и у того же Шаброля, а в фильме «Женись на мне» (режиссер Харриет Марин) служит снарядом для акробатических упражнений каскадеров. Базилика Сакре-Кер — одна из главных героинь «Боба-прожигателя» Жан-Пьера Мельвиля. Даже чуждый архитектурным красотам Робер Гедигьян, певец рабочих окраин Марселя, делая фильм о Франсуа Миттеране «Прогулки по Марсовому полю», не удержался, чтобы не заглянуть вместе со своим героем в базилику Сен-Дени — усыпальницу французских королей. Не остывает интерес к Лувру: снятую в 1964 году Годаром сцену пробежки трех молодых героев по анфиладам музея из фильма «Посторонние» в 2003-м повторил Бернардо Бертолуччи в «Мечтателях». А недавно это здание посетил тайваньский режиссер-франкофил Цай Миньлян и снял там причудливую кинофантазию «Лицо». До него дорогостоящие съемки в Лувре предпринял Лео Каракс, однако фильм «Любовники Пон-Неф» мог бы открыть другую выставку, где звездами стали бы уже парижские мосты. Один из них — мост Александра III — великолепно «играет» в черно-белом фильме Люка Бессонна «Ангел А». Еще раньше Бессон обессмертил в «Подземке» парижское метро, населив его бомжами и криминалами еще плотнее, чем в жизни. Ну а тех, кто докатился до того, чтобы впустить в кадр Эйфелеву башню, несть числа: такой кадр, прозрачно намекающий на то, что «мы в Париже», считается одним из самых затертых штампов. Кстати, снимать на самой башне (и с нее) сегодня безумно дорого, но я знаю одну квартиру на Монмартре, из которой за умеренную плату можно организовать «окно в Париж» — прекрасный фронтальный вид на главную парижскую кинозвезду.

По сообщению сайта Коммерсантъ