Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

В России объяснили полякам: переговоры диспетчеров снимают все вопросы о гибели Качиньского

Дата: 19 января 2011 в 16:00

Публикация переговоров российских диспетчеров на аэродроме в Смоленске снимает все вопросы относительно причин катастрофы самолета Ту-154 президента Польши Леха Качиньского, заявил «Интерфаксу» в среду Заслуженный летчик-испытатель РФ, Герой Российской Федерации Магомед Толбоев. «Все разговоры поляков о вине российских диспетчеров безосновательны », — уверен он.

На вопрос о том, мог ли Ту-154 совершить безопасную посадку на аэродроме в Смоленске, летчик-испытатель ответил: «Он мог садиться. Никаких вопросов нет. Но польский экипаж не соблюдал высоту. Он перепутал давление. Они шли точно по курсу. Трагедия произошла из-за того, что они не переставили давление под стандарты аэродрома».

Высотомер в самолете устанавливается, когда он летит на большой высоте с условием, что давление на земле составляет 760 миллиметров ртутного столба. А когда он подлетает к конкретному аэродрому, устанавливается то давление, которое сейчас на этом аэродроме. Следовательно, для того, чтобы точно определить высоту, нужно установить именно это давление, объяснил в эфире радиостанции «Голос России» первый заместитель директора Государственного центра «Безопасность полетов на воздушном транспорте Генри Лившиц.

«Очень надежный самолет. Он просто устарел»

Толбоев испытал десятки типов и модификаций самолетов, командовал многоразовым космическим кораблем «Буран». Он заявил, что 15 лет летал на самолете Ту-154 и испытывал его в самых опасных режимах. «Очень надежный самолет. Он просто устарел. В оборудовании аэродрома в Смоленске недоработок нет. Он соответствует всем требованиям министерства обороны России», — сказал Молбоев.

По его мнению, «расследование Межгосударственного авиационного комитета проведено блестяще». Толбоев еще до публикации записей переговоров диспетчеров был уверен, что катастрофа произошла по вине экипажа, который не выстоял под давлением польских официальных лиц, настоявших на принятии решения о посадке.

«Я с самого начала говорил и отстаиваю свою точку зрения, что никакой вины российской стороны здесь нет. Во всем виновата польская часть, которая вмешивалась в управление экипажа. Я считаю, что экипаж не несет особой ответственности, потому что это политическое давление, а оно превалирует над профессиональным», — заявил он «Голосу России».

Из переговоров следует: еще за час до катастрофы диспетчеры озаботились запасными аэродромами

В минувшую среду, 12 января, МАК представил итоговый отчет о расследовании катастрофы самолета Качиньского. Из отчета (ТЕКСТ) следует, что главной причиной авиакатастрофы стал человеческий фактор — ошибки экипажа и давление на него со стороны высокопоставленных пассажиров. В Польше назвали доклад МАК неполным.

Самолет президента Польши Леха Качиньского разбился под Смоленском 10 апреля 2010 года. Все 96 человек, находившиеся на борту, погибли. Лех Качиньский летел на траурные мероприятия в Катынь, где похоронены польские военнослужащие, расстрелянные НКВД СССР в 1940 году.

Российские диспетчеры на аэродроме в Смоленске предупреждали экипаж самолета президента Польши о плохих метеоусловиях и предлагали уйти на второй круг.

Диспетчеры аэродрома Смоленск-Северный почти за полтора часа до катастрофы начали искать для самолета запасной аэродром и при первой же радиосвязи с бортом сообщили, что «условий для приема нет». Об этом, передает ИТАР-ТАСС, свидетельствуют также записи открытого микрофона в комнате диспетчеров, опубликованные в качестве стенограммы на сайте Межгосударственного авиационного комитета (МАК)

10 апреля 2009 года в 09:26 (здесь и далее время московское) полковник Краснокутский на вышке аэродрома, после того, как там не сумел совершить посадку и был отправлен на запасной аэродром российский Ил-76, произнес: «Надо полякам сказать, какой для них вылет». »...Ты глянь, накрыло мгновенно...», — сказал он двумя минутами позже, имея в виду сильный туман, который никто не прогнозировал. Диспетчеры тогда стали звонить оперативному дежурному управления воздушным движением и предупреждать, что для польского борта нужно искать запасной аэродром.

09:40. Краснокутский — оперативному: »... По моим данным, «Тушка» польская вылетает, они к нам не запрашиваются, они летят сами, надо им передать, что нас накрыло. Видимость сейчас метров 400... Ну тогда надо запасной ему искать, если он готов. «Внуково» там или что-то такое».

В 10:24 диспетчер сообщил экипажу: «На «Корсаже» (Смоленск-Северный) туман, видимость 400 метров, температура плюс 2, давление 745, условий для приема нет». «Спасибо, но если возможно, попробуем подход, но если не будет погоды, тогда отойдем на второй круг», — ответил через 11 секунд польский борт.

Через несколько минут, обсуждая возможность посадки, Краснокутский отметил в разговоре, что «это решение международного номер один, он там сам». Это подтверждает версию МАК о том, что диспетчеры не могли запретить самолету садиться, так как по международным правилам, такое решение остается за командиром воздушного судна.

В 10:35 после снижения лайнера до уровня 500 метров (Краснокутский в это время договаривался о запасном аэродроме, Плюснин — говорил с экипажем) польский летчик на вопрос диспетчера сообщил, что уже садился на военных аэродромах, а после предупреждения с уровня 100 метров быть готовым к уходу на второй круг ответил: «Так точно».

В 10:37 Краснокутский заметил: «Еще хуже стало, ты глянь... Он не зайдет. Ты, главное, дай ему на второй круг — значит, на второй круг и все, а там дальше сам принял решение — пусть сам решает».

В 10:39 руководитель полетов сказал экипажу Ту-154: «Посадка дополнительно». Это означает, что посадка не разрешена, но полоса свободна, и командир самолета сам вправе принять решение о приземлении. Тем не менее, польский самолет продолжил снижение. Последнее, что слышно на микрофоне от его экипажа — «Фары включены».

В 10:40-10:41 последовали команда диспетчера «Горизонт, 101-й! (позывной борта). Контроль высоты, горизонт!». Затем он четыре раза повторил «Уход на второй круг», но польский борт не отзывался.

В 10:41 Ту-154 рухнул в нескольких сотнях метров от взлетно-посадочной полосы, «левее... возле дороги».

Между тем, ранее в тот же день на аэродроме Смоленск-Северный совершил посадку другой польский самолет — Як-40. Уже в 08:55 видимость в районе аэродрома была 4 км, стояла дымка. В течение последующих 15 минут видимость лишь ухудшилась до 1,2-1,3 км. В 09:15 Як-40 удалось приземлиться, хотя в последний момент диспетчер давал экипажу команду об уходе на второй круг. После успешного приземления он похвалил командира экипажа.

Позднее, как установили в ходе расследования эксперты МАК, командир президентского Ту-154 также связывался с пилотом приземлившегося под Смоленском Як-40 и спрашивал о погодных условиях на аэродроме. Тот охарактеризовал ситуацию как «полный каюк».

Из записей радиопереговоров, которые также предоставил МАК, следует, что в 09:51 российский руководитель полетов в Смоленске сообщил, что на аэродроме складываются неблагоприятные погодные условия. В 10:24 диспетчер ответил на вопрос польского экипажа о погоде и заявил, что условий для приема нет.

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com