Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Допрос с пристрастием

Дата: 19 января 2011 в 20:40

Кассационная коллегия Восточно-Казахстанского областного суда решила судьбу двух полицейских, жестоко пытавших жителя Семея Пэнцао Таня.

В мае 2009 года в Семее был убит таксист. Полицейские рьяно взялись за дело и сразу вышли на след подозреваемого — Талгата АРЫКБАЕВА.
29 мая 2009 года в Ауэзовский отдел полиции Семея полицейские Багжан БАРМАКОВ и Серик ШАРИПОВ доставили частного предпринимателя Пэнцао Таня. Стражи порядка объяснили Таню, что он располагает важной для следствия информацией, поскольку Арыкбаев работал у бизнесмена менеджером. Тань заявил, что бывшего подчиненного давно не видел. Пэнцао продержали некоторое время в ИВС, а потом освободили. Но спустя пару дней полицейские вновь забрали бизнесмена в участок, поскольку тот якобы созванивался с подозреваемым в убийстве и знает, где тот скрывается. И пригрозили: не дашь адреса — мало не покажется.
— Меня вначале били, приковав наручниками к стулу, после повалили на пол и принялись пинать. Я пытался защитить лицо, — рассказал Тань в суде. — Для того чтобы на руках не остались следы от браслетов, обмотали запястья тканью. У них все продумано. Затем Бармаков и Шарипов надели мне на голову целлофановый пакет — двое держали руки, чтобы я не мог его сорвать, а третий начал затягивать его на шее в узел. Я не мог дышать, кричал, чтобы они прекратили. Когда воздуха совсем не осталось, попытался зубами разгрызть пакет. Они старались держать мне рот открытым, чтобы я не мог повредить пакет. Пытка повторялась 8-10 раз — периодически я терял сознание...
Во время длительной экзекуции полицейские требовали, чтобы Тань рассказал, где скрывается Арыкбаев. Пэнцао в ответ лишь качал головой — говорить у него уже не было сил.
Затем полицейские устроили Пэнцао очную ставку со знакомой Арыкбаева Динарой АРЫСТАНБАЕВОЙ.
— Когда они впустили меня в кабинет, я испугалась — Пэнцао прикован к стулу, а полицейские, не стесняясь, избивают его. Они начали задавать ему и мне вопросы. Когда Тань попытался поднять на меня глаза, его снова ударили и велели не делать этого больше. Я лишь сказала, что знала о том, что Арыкбаев и Пэнцао были знакомы. Когда меня вывели в коридор, я услышала душераздирающие крики Таня.

Пытки продолжались несколько часов. Не получив нужных сведений, Бармаков и Шарипов отпустили жертву домой. Оказавшись на воле, Тань вызвал «скорую». И уже на следующий день написал заявление на своих истязателей.
— Тань пытается оговорить меня, — уверял Шарипов. — Меня и в Семее-то не было, ездил с женой к ее родителям — родственники это подтвердят. Была в прошлом история — я вел дело по факту кражи цемента у Таня. Дело не было раскрыто, а потому он решил оклеветать меня.
Бармаков изложил в суде еще более экстравагантную версию произошедшего. И даже… рассказал об избиении Таня!
— Его и вправду били, только не мы, а родственники убитого таксиста. Мы вызвали Таня в участок, но он не признался, что знает, где скрывается Арыкбаев. Я вышел с ним во двор, а там человек семь-восемь — родственники убитого... Я и сделать ничего не успел, наоборот, после драки доставил Таня к медикам.
Сердобольные полицейские даже пару раз навестили бедолагу в семейской клинике.
— Бармаков и Шарипов были у Пэнцао, когда я зашел к нему в палату, — рассказал знакомый Таня Манап НУГЕРОВ. — Кричали на него. Сказали, чтобы он прекращал «шланговать» и через два дня написал заявление, в котором отказывается от своих показаний, иначе будет хуже.
Впрочем, не все коллеги Шарипова и Бармакова придерживались версии сослуживцев о том, что якобы Таня избили родственники таксиста.
— Никакой драки перед зданием РОВД я не видел, иначе вмешался бы, — заявил дежурный-инспектор Ауэзовского отдела полиции Талгат ДЮСУПОВ.
Судья Семейского городского суда № 2 Ернар БЕРЕКБУЛОВ установил: Шарипов и Бармаков не только незаконно удерживали Таня в ИВС, но и применяли к нему пытки. Такие приговоры в Восточно-Казахстанской области выносятся крайне редко... Шарипову назначили 3 года условно, а его сообщник по заплечным делам получил пару лет в колонии общего режима.
Однако приговор, вынесенный Шарипову, в областном суде сочли неоправданно мягким. И вот почему.
Результаты допроса с пристрастием были скрупулезно зафиксированы в судебно-медицинской экспертизе. Заплечных дел мастера не оставили живого места на своей жертве: закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга, поврежденные грудная клетка, поясница и живот. Кстати, все попытки полицейских скрыть применение наручников, оказались напрасными — кровоподтеки на запястьях жертвы все равно остались...

* * *

— Судья апелляционной коллегии областного суда Владимир БЫЧКОВ назначил Шарипову реальную меру наказания, — рассказывает судья Восточно-Казахстанского областного суда Виктор КИЗАМЕТДИНОВ. — К сожалению, многие мои коллеги не применяют нормы международного права и нормативные акты Верховного суда при рассмотрении такой категории дел. Человек, виновный в пытках, не может получить условное наказание, а потому Шарипов был приговорен к 2 годам колонии общего режима. Шарипов подал кассационную жалобу, которую мы оставили без удовлетворения.
— Таких случаев, когда полицейские подозреваются в пытках, — сотни, но сотрудники правоохранительных органов зачастую признаются невиновными. Неужели огульно обвиняют людей в погонах?
— Действительно, очень часто полицейских пытаются оговорить сами подозреваемые, чтобы затянуть процесс следствия, ведь службе собственной безопасности необходимо установить, имели ли место «форсированные методы». Вместе с тем полицейские в суде зачастую покрывают своих коллег, оказавшихся на скамье подсудимых. Так было и в деле Шарипова — полицейские Ауэзовского отдела полиции в один голос говорили о невиновности сослуживца. Значит, лже­свидетельствовали в суде.
— Какое наказание они понесли?
— В том-то и дело, что никакого. Продолжают работать.

Евгений ФОМИНЫХ, Усть-Каменогорск, тел. 8-7771778287, e-mail: krovojadni@mail.ru

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"