Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Лев Обломов: Нужна ли русским «Русская земля»?

Дата: 20 января 2011 в 02:30

Отзыв на статью Олега Неменского «Русская земля как базовое понятие геополитики России»

Центральным тезисом в статье Олега Неменского является понятие «Русской земли», которое, как полагает автор, должно стать базовым понятием геополитики России. Насколько это соответствует тем процессам, которые происходят в самой России и в окружающем мире, быстро меняющемся под влиянием глобализации по американскому сценарию?

Рассуждения автора статьи исходят из традиционного противопоставления России и Запада. Однако сегодня, в эпоху тотальной экспансии западной цивилизации такие противоположности, как «Восток-Запад» или «Россия-Запад» могут иметь лишь условное значение. В результате глобализации вся планета превратилась в Запад, в то, что называют «планетарной Америкой». Традиционные формы социальной и политической организации, сохранявшиеся в незападных странах ещё в начале прошлого века, были полностью уничтожены процессами позднего Модерна — революциями, войнами, культурной и идеологической экспансией западной цивилизации.

Россия пережила несколько волн модернизаций по западному образцу — начиная с Петра Первого и заканчивая давлением глобализации последних двух десятилетий. От всего этого Россия не превратилась в точную копию США, однако идентичность русского народа пострадала в гораздо большей степени, чем, например, идентичность Западной Европы, породившей Модерн и ставшей его первой жертвой. Россия переняла западную политическую модель государства-нации, которая строится на принципах разрушения любых аутентичных форм общинности, традиционного коллективизма, структур самоорганизации и самоуправления. Ключевым элементом этой модели является рыночный капитализм, который в эпоху глобализации вошел в новую стадию своего развития — «турбокапитализм», возрождающий самые худшие черты раннего «дикого» капитализма. Наиболее губительный момент рыночной экономики заключается в том, что она является образцом для всей современной социальной организации. Общественные отношения строятся по типу рыночной конкуренции, превращаясь в товар: таким же товаром, обезличенной вещью, становится и сам человек.

Для такого «рыночного человека» идея «Русской земли» — пустой звук, а история — набор фактов и событий из запыленного архива, имеющего жалкий вид перед достижениями технического прогресса и перспективой роста потребления. Дух буржуазности, расчетливости и прагматизма поразил всё: государство, политические партии, церковь и семья — функционируют как коммерческие предприятия, стремящиеся довести свою рентабельность до максимума в ущерб социальной организации. Сознание большинства жителей современной России представляет собой западный продукт, воплощение духа буржуазности, — а буржуа, как писал русский философ Евгений Головин — это «люди анти-мифа», то есть те, для кого лишены смысла вещи, не поддающиеся исчислению, товарной оценке и не имеющие экономической полезности.

«Русская земля» — не логическое понятие, а идея, в которой решающее значение имеет сила мифа, легенды, предания, традиции, — то есть всего того, что не поддается рационализации и коммерческому расчёту. Для большинства «Русская земля» уже столь же непонятна, как, например, идеи «Москвы — Третьего Рима», «Возрожденной Византии» славянофилов 19 века, «Особой миссии России как объединяющей третьей силы между Западом и Востоком» (Владимир Соловьев) и т.д.

В случае практической реализации идею «Русской земли» ожидает неутешительная перспектива: выхолащивание содержания в риторике чиновников и превращение в неисчерпаемый источник вдохновения для русофобов всех стран бывшего СССР для стенаний по поводу «имперских амбиций России», перерастающих в «территориальные претензии».

Во внешней политике Россия фактически отказалась от любых серьезных политических проектов, которые осуществлялись бы на основе политических принципов. Идея «Русской земли» предполагает то, что Карл Шмидт рассматривал в качестве сущности политического, — возможность борьбы, столкновения, конфликта, который не может быть разрешен в результате переговоров и соглашений. Эта идея несет в себе угрозу мирному комфортному существованию буржуа в мире потребления, переговоров, расчетливых сделок и повышения рентабельности. Соответственно, чем дальше Россия уходит в направлении модернизации, ориентированной на принципы современного «турбокапитализма», тем меньше она нуждается в политических проектах, истории, традициях и объединяющей идее. В «планетарной Америке», которая является реальным местом обитания среднего класса, в том числе и российского, для «Русской земли» нет места, а любое обращение к символам традиции и истории лишено смысла.

По сообщению сайта REGNUM