Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Проклятие «лихих 90-х». За два года покончили с собой почти 500 казахстанских детей

Дата: 20 января 2011 в 09:30

Проклятие «лихих 90-х». За два года покончили с собой почти 500 казахстанских детей

Проклятие «лихих 90-х». За два года покончили с собой почти 500 казахстанских детей

 

Пара сотен детей самоубийц в год – норма?

 

 Депутат Жарасбай Сулейменов на последнем пленарном заседании поднял проблему детских суицидов, связанную с участившимися случаями. В свою очередь, психиатры утверждают, что всплеска нет, все в порядке нормы, пишет газета «Мегаполис».

Напомним: в конце года в Акмолинской области покончила жизнь самоубийством учащаяся 10-го класса местной школы. Девочка 1994 года рождения повесилась в сарае своего дома. Школьница оставила предсмертную записку любовного содержания, а также справку от гинеколога о беременности. В той же области 11 декабря покончила с собой 14-летняя школьница, 21 декабря – учащаяся 10-го класса средней школы. Не менее тревожная ситуация в Алматинской области. В октябре в поселке Туздыбастау повешенными нашли двух школьников. В ноябре счеты с жизнью свел 16-летний юноша. В Алматы за несколько часов до наступления Нового года было обнаружено тело ученика 11-го класса одной из средних школ города. 17-летний парень повесился у себя дома в микрорайоне «Калкаман». В Восточно-Казахстанской области еще не забыто самоубийство девятиклассницы Виктории.

После участившихся случаев подросткового суицида депутат мажилиса парламента Жарасбай Сулейменов написал запрос на имя премьер-министра страны и предложил не оставлять эту ситуацию без внимания и взять под контроль вопросы оздоровления детей. По данным депутата, в 2009 году покончили жизнь самоубийством 260 подростков. Ситуация не улучшилась и в прошлом году: в стране было зарегистрировано 237 подобных случаев.

Однако, по мнению детского психиатра отделения детско-подростковой психиатрии Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии, наркологии Сергея Скляра, никакого всплеска суицидов нет. А то, что происходит, – это довольно стабильное и частое явление не только у нас, но и за рубежом. Причин очень много, и в каждом отдельном случае своя и часто не одна, а целый комплекс. Кроме того, у большинства людей так или иначе возникают мысли о самоубийстве. Просто у кого-то стойкие психологические механизмы, а у кого-то нет. Риск суицида присутствует у каждого.

Представители же педагогики, в свою очередь, нормы не видят и говорят именно о всплеске детских самоубийств. Так, по мнению кандидата педагогических наук доцента кафедры общей и этнической педагогики Казахского национального университета им Аль-Фараби Василия Шахгулари проблема есть, и нужно бороться не со следствием, а с причиной.

– К сожалению, такова статистика. Мы находимся на втором месте в мире по детским суицидам. Нельзя однозначно ответить, в чем причина всплеска. Тут целый комплекс. Начнем с того, что взрослеет поколение, которое мы называем «пропавшим», это дети, рожденные в 90–95-е годы. Они оказались вне внимания семьи, школы, государства. Это случилось, потому что происходило становление независимости республики. Родители были заняты зарабатыванием денег. Образовался вакуум, и дети воспитывались улицей, телевизором. То есть у этого поколения формировался другой образ мышления. Я считаю, что это был в какой-то степени закономерный процесс. И ближайшие 4–5 лет его будет тяжело остановить. Период, когда рождались дети «потерянного» поколения, закончился после 1998 года, тогда родители начали обращать внимание на будущее своих детей, заниматься их досугом.

По мнению господина Шахгулари, произошел переход от коллективизма, присущего нашему обществу, к индивидуализму, и люди были не готовы к этому. Вопросы, связанные с этим переходом, и заставляют сегодня говорить о детских самоубийствах. Суициды имеют различные причины. Это прежде всего связано с тем, что в возрасте 14–16 лет подростки начинают впервые влюбляться, идеализировать любовь и т.д. А когда видят, что нет обратной связи, взаимности, то им кажется, что не стоит в таком мире жить. Здесь веское слово должны говорить родители. Школа – институт воспитания, но она не может уследить за всеми поведенческими аспектами детей. Нет возможности видеть этих детей где-то во внеклассных мероприятиях, в каких-то кружках, спортивных секциях. Здесь проявляется еще одна большая проблема – досуг недоступен для детей и подростков.

Вспоминая, что администрация одной из школ, ученица которой добровольно ушла из жизни, пообещала взять под строгий контроль всех учеников, имеющих выход в Интернет, невольно приходишь к выводу, что никто не хочет брать на себя ответственность. Волну суицидов пытаются списать на парад планет, пятна на Солнце, Всемирную паутину и т.п.

– Мы отстаем в предупреждении. «Пока гром не грянет, мужик не перекреститься» – у нас это до сих пор сидит на государственном уровне. Процесс-то идет, ежемесячно мы видим, сколько детей добровольно уходит из жизни. Родители, школа, чиновники – никто на себя ответственности не берет. А начинают ее перекидывать друг на друга, Интернет и т.д. А взрослые должны вникать, какие у ребенка интересы, потребности. И если этого не делать, то ситуация усугубится. Для наглядности приведу пример из своей практики. Девочка, ученица 7 класса, с ранних лет воспитывалась у тети. В школе у нее друзей не было, она общалась с детьми из детских домов, часто убегала от воспитывавшей ее женщины. Здесь нужно было искать выход из ситуации, потому что девочка могла покончить жизнь самоубийством. Понять, что нужно делать, стоило двухнедельной работы с этим ребенком. В результате выяснилось, что она хотела играть на гитаре, ее отдали в рок-группу. И после того, как это произошло, девочка преобразилась, – говорит Шахгулари.

Педагоги и психологи солидарны во мнении, что досуг, общение со сверстниками для подростков очень важны. К примеру, когда детей спрашивают, почему они посещают ту или иную религиозную секту, то они отвечают, что там отдыхают, общаются и т.д. А может ли школа им предоставить такую возможность?

Из-за участившихся случаев детских суицидов некоторые специалисты высказывают опасение, что весной, в период проведения ЕНТ, еще большее количество подростков добровольно уйдет из жизни. Ведь каждый год из-за неудачи на тестировании регистрируются случаи самоубийств. По мнению Сергея Скляра, ЕНТ не единственный стресс в школе. Если бы его не было, были бы обычные экзамены.

– ЕНТ не стало каким-то сложным процессом для будущих студентов. Школа на сегодняшний день проводит хорошую подготовку. Ученики 11-х классов практически ничем не занимается, кроме подготовки к тестированию, – считает Василий Шахгулари.

Говоря о профилактике суицидов среди детей, часто вспоминают школьных психологов. В своем обращении депутат Сулейменов высказал мнение, что в стране их не хватает. А если есть такие специалисты, то их образование и квалификация не всегда соответствуют требованию.

Солидарен с депутатом и господин Шахгулари:

– Если говорить о педагогах – психологах, которых хотят внедрить, то стоит отметить, что в школу идут те, кого больше никуда не взяли.

Как говорил Михаил Жванецкий: «Пока в школе есть дети – будут проблемы». А пока взрослые пытаются определить, кто должен решать эти проблемы и каким образом осуществлять профилактику, дети сводят счеты с жизнью.

По сообщению сайта Zakon.kz