Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Глава бишкекской скорой помощи Г.Ташибекова об избиении медиков, сложностях работы и курьезных случаях (интервью)

Дата: 20 января 2011 в 14:30 Категория: Здоровье

CA-NEWS (KG) — В интервью агентству АКИpress глава бишкекской Станции скорой медицинской помощи Гульнара Ташибекова рассказала о проблемах скорой, о работе медиков в дни революции и положительных планах службы.

— Гульнара Адыловна, в начале нашего интервью хотелось бы узнать о состоянии здоровья врачей скорой помощи, попавших в аварию с участием милиции.

— Наши врачи до сих пор на лечении. У доктора черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, тупая травма живота, а у фельдшера закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб шейного отдела позвоночника. Состояние на сегодняшний день не вызывает опасения, но о прогнозе я пока говорить не могу.

— Часто приходится слышать о том, что на скорой не хватает врачей и машин. Сколько сейчас работает бригад, и сколько машин выезжают на вызовы?

— В связи с началом эксплуатации двух китайских реанимобилей, пяти «газелей», которые вручил Лужков, произошло пополнение автопарка. На сутки нам дают 35 машин, работают 34 бригады, но из этих 35 единиц есть машины, которые отработали свой срок эксплуатации – это 18 «Тойот», выданных японским правительством. В течение дня эти машины по нескольку раз встают на ремонт, поэтому работать приходится в авральном режиме. Вообще у нас должно быть хотя бы 64 машины.

— Сколько вызовов ежедневно обслуживают медики?

— Количество вызовов увеличилось. Если раньше количество обращений достигало 500, и мы обслуживали около 300 вызовов, то сейчас количество обращений достигает 700, а количество выполненных вызовов достигает 500. Выросла нагрузка на все бригады, особенно педиатрические. У нас вместо запланированных 6 педиатрических бригад работают когда 4, а когда 5. Это связано с нехваткой кадров. Мы работаем с Немецким банком развития и по гранту, они нам будут вручать 5 реанимобилей, потому что сейчас работают только 2 взрослые бригады на реанимобилях и одна детская. Но проблема в том, что даже если завтра нам дадут 10 реанимобилей, мы не сможем найти на них кадры.

— Расскажите об оплате труда сотрудников скорой?

— Сейчас в городе открыто 6 частных скорых. За одно дежурство они получают 1 тыс. сомов. То есть, если они отдежурили 7 дежурств, они на руки получают 7 тыс. сомов.

— А какая зарплата на скорой?

-На скорой они получают 5 тыс. 212 сомов. Зарплата покрывает прожиточный минимум, но ведь нужно оплачивать коммунальные услуги… У всех наших сотрудников есть маленькие дети, и я могу точно сказать: 40-50% — это одинокие женщины с детьми. Поэтому они вынуждены работать и здесь, и в частных скорых. Люди работают здесь сутками, на следующие сутки уходят в другое учреждение, на третьи сутки приходят практически в изнеможенном состоянии. На частных скорых они выполняют 4-5 вызовов, а здесь до 20 вызовов, а детские бригады — более 25 вызовов. Они практически сюда не заезжают, мы работаем в реальном времени, и иногда у них нет возможности даже пообедать.

С 2008 года на скорой работает программа «Депозит врача и среднего медработника». На 40 врачей и 20 работников среднего медперсонала от мэрии выделены средства для того, чтобы каждому врачу ежемесячно, помимо заработной платы, начисляли по 6 тыс. сомов, а среднему медработнику по 5 тыс. сомов. Даже с такой суммой мы еле набрали 40 человек.

Люди уезжают. Когда мне на стол приносят заявление, сердце просто кровью обливается. Для того, чтобы обучить врача скорой помощи, нужно 10 лет, и наши врачи настолько востребованы в соседней республике, что, уйдя от нас, простой врач из специализированной бригады назначается на уровень администрации благодаря профессионализму.

Даже нынешний министр здравоохранения работал фельдшером на скорой помощи. Очень много корифеев начинали работу именно на скорой.

— Наверное, на скорой остались только патриоты?

— Да, к нам приходят молодые специалисты, но, проработав буквально месяц, они уходят, не выдержав нагрузки. Я наблюдаю за состоянием здоровья наших сотрудников, которые давно работают, практически у 50% имеется такое заболевание, как «грыжа поясничного отдела», «грыжа шейного отдела». Это все связано с физической нагрузкой. Они носят носилки, носят тяжелых больных. Если не работает лифт, они несут больных с 9 этажа.

Эта работа не для слабонервных. Бывают ДТП со смертельным исходом. Мы вынуждены из-за нехватки кадров брать ординаторов второго года обучения из института кардиологии.

Все вызовы, которые поступают на скорую, — очень тяжелые, и сложных случаев с каждым годом все больше и больше. Люди болеют по 5, по 10 дней, и когда ситуация становится критической, вот тогда они вызывают скорую. А ведь по городу работают 19 Центров семейной медицины. После каждого обслуженного случая мы пишем сигнальные листы для того, чтобы на следующий день сотрудники поликлиники обязательно посетили больного. Но не всегда это получается.

Люди забыли о таком понятии, как оздоровление, профилактика, скорее всего, у них в уме одна проблема — как прокормить семью.

— Скорая должна выезжать за город? Очень много нареканий касается именно отказов выезжать за город.

— Скорая помощь обслуживает только город. За пределы мы не выезжаем. Но территория города расположена так интересно…Мы выезжаем в новостройку «Ала-Тоо» и проезжаем Ново-Павловку, и население в недоумении, почему мы не приезжаем на вызов в Ново-Павловку, хотя проезжаем Ново-Павловку и едем в новостройку. Такое распределение территории создает большие трудности.

У нас в городе, помимо первой подстанции, есть еще три. Город расширяется. Нам говорят, что по официальной статистике в Бишкеке 800 тыс. населения, а на самом деле даже по сводкам МВД дается цифра 1 млн 300 тыс. И плюс-минус мигрирующее население, которое живет в новостройках, куда очень сложно проехать. Невозможно узнать ни номеров домов, ни названия улиц, даже сами люди порой не знают, где они живут и куда они вызывают скорую. Особенно в ночное время нам очень тяжело работать. Наших врачей кусают собаки, медики получают травмы, выезжая на семейные скандалы, нас вызывают наркоманы, алкоголики. Врач скорой порой даже не знает, куда он идет.

— Вызовы скорой должны осуществляться бесплатно, но на деле не всегда это так…

— Мы входим в программу госгарантий, и все вызовы должны быть бесплатными. Медикаменты, бензин — все есть. Сотрудники, связанные с денежными вознаграждениями, увольняются незамедлительно по статье.

— Недавно из-за аварии служба осталась без света и связи. Но вы нашли выход и опубликовали телефоны на сайтах, в Интернете.

— Мы вынуждены были через СМИ информировать о мобильных номерах, по которым мы принимали вызовы. Но, к сожалению, не у всех есть Интернет, и ситуация была катастрофическая. Сейчас мэрия выделяет нам средства на закупку дизельного генератора для бесперебойного питания, рассматривается возможность подключения к сетям другого района.

— Нередко сотрудники скорой подвергают свои жизни опасности, 7 апреля врачи героически спасали жизни людей на площади. Как скорая пережила этот сложный период?

— Особенность нашей службы в том, что когда происходят критические ситуации, как 7 апреля, или когда рухнул самолет, люди, которые даже не работают в эту смену, собираются и приходят на работу. 7 апреля к нам на помощь пришли все сотрудники, и все стояли друг за другом. Мы не растерялись, у нас есть неиссякаемый запас медикаментов на 200 пострадавших.

7 апреля часть машин была на площади, часть была угнана, когда врачи выносили пострадавших с площади… Вообще наша служба не должна подвергать себя опасности, медики не должны находиться в очаге, и в такой ситуации нам выносят пострадавших, и мы оказываем помощь. Я никому такого указания не давала, но когда были вызовы на площадь, все сотрудники были в гуще событий, в очаге. Наша форма — голубые халаты и костюмы, и я, зная, что стреляют снайперы, просила наших сотрудников поднимать руки. Как вспомню это… (Гульнаре Адыловне сложно сдерживать слезы, нам приходится на некоторое время прервать интервью. прим. автора).

Я не могу этого забыть, несколько дней у нас в здании лежали убитые, их некуда было девать. Их приходилось складывать под лестницей.

Я поразилась, я увидела воочию, какие наши сотрудники самоотверженные, не думают, что с ними может что-то случиться.

Мы ездили в Маевку. Кстати, наша городская служба выехала в Маевку, потому что в Аламединской скорой были проблемы. Что было в Маевке! Наших сотрудников уложили в машине, железными палками в машине скорой выбивали стекла, было очень страшно. Они звонили мне по сотке и тихим голосов говорили, чтобы мы вывезли машины, если их расстреляют.

Даже во время войны немцы расчищали дорогу и давали возможность пройти врачам, чтобы они могли вынести раненых.

Мы попадаем в разные ситуации. Люди стали какие-то озлобленные. После тех событий наши сотрудники отделались травмами и синяками. Я не могу осуждать наш народ, но что случилось с людьми? Врачей могут избить, разбить машину, каретам скорой не уступают дорогу водители. Остается только поражаться смелости наших врачей, они идут слепо и не знают, что с ними может случиться.

Когда происходят такие события, мы остаемся одни. Милиция не работает, прокуратура не работает, все люди звонят нам. Мы оказывали еще и психологическую помощь, садились все и отвечали на звонки, поддерживали плачущих, рыдающих людей. Мы в тесном взаимодействии работаем с МВД, я ни в коем случае никого не осуждаю, но нам было очень обидно, что мы практически остались одни в дни революции, а через несколько дней милиции повысили зарплату.

Служба скорой помощи будет работать несмотря ни на что.

— Что мешает работе скорой? Часто ли поступают ложные вызовы?

— Бывают до 4 тыс. звонков, результативными из них оказываются только 1,5 тыс. Все остальное – это домогательства, маты, ругань. Есть и ложные вызовы, кто-то хочет досадить соседу и вызывает скорую, балуются дети. Бывает, что в день мы выезжаем на 15 ложных вызовов.

Мы связывались с сотовыми компаниями, просили поместить эти телефоны в черный список, но это очень сложно сделать, потому что ущемляются права звонящих, и нам отказали.

В 2006 году мы ввели программное обеспечение и ведем запись разговора. Эти записи помогают нам, когда поступают жалобы. Все записи архивируются и хранятся по 5 лет.

— Хотелось бы закончить интервью на позитивной ноте. Расскажите, пожалуйста, о курьезных случаях, происходивших с вашими сотрудниками, но закончившихся хорошо. Может быть, врачам приходилось принимать роды в скорой?

— Они это делают каждый день. У нас в машинах рождаются детки.

Вот вчера был курьезный случай. Мне звонит женщина и говорит: «Вы знаете, что сейчас ваши сотрудники в бане? Поставили тут машину и отдыхают!». Я узнаю у оператора, оказалось, что в сауне женщина без сознания. Я перезвонила информатору и рассказала, что врачи в сауне оказывают помощь. Она удивилась, что даже в сауну выезжает скорая.

Мы не теряем чувства оптимизма и надеемся, что настанет тот день, когда нами будут восхищаться.

— Тогда давайте расскажем и о положительных изменениях, планируемых в работе скорой.

— Мэрия планирует с 1 мая повышение заработной платы. В пятницу у нас будет собрание с коллективом, и я буду просить, чтобы они поменяли свои планы об отъезде или уходе.

Спасибо нашей мэрии, нам вовремя выделяются средства на закупку медикаментов. С приходом нового мэра он хорошо помог диспетчерскому пункту, помог установить кабинки, закупить наушники и рации. У нас большая надежда на немецкий проект, потому что поступят первоклассные реанимобили, может быть, марки «Мерседес», которые будут заправляться только дизельным топливом, возможно, в них можно будет делать даже оперативные вмешательства.

У нас будет усовершенствована и реконструирована система связи. По линии мэрии мы купили электронную карту города и ожидаем специалистов из Немецкого банка, которые проведут экспертизу по связи. Будет внедрена система «мото-турбо», к которой будут прикреплены треккеры и GPS, и на мониторе мы сможем отслеживать местонахождение наших машин.

Мы будем работать с сотовой компанией над расширением call-центра. Также мы работаем над благотворительным проектом «0103» и будем собирать средства на закупку дорогостоящих медикаментов. Также будет проект, чтобы инвалиды по слуху и по зрению могли отправлять запрос на вызов скорой. Мы ведь никогда не задумывались, как эти люди вызывают скорую или милицию. Будем делать все, чтобы нашу службу знали и уважали.

Беседовала Алина Кенжеева

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба