Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Заключение Нацкомиссии по расследованию событий в июне 2010 г. на юге Кыргызстана

Дата: 20 января 2011 в 16:50

CA-NEWS (KG) — Заключение Национальной комиссии по всестороннему изучению причин, последствий и выработке рекомендаций по трагическим событиям, произошедшим на юге республики в июне 2010 года.

(Заключение представлено и заслушано в Жогорку Кенеше 19-20 января 2011 г.)

Оглавление

Введение

Методология исследования

I. Историко-культурые и политические корни конфликта
I.1. Особенности юга Кыргызстана
I.2. Ошские события 1990 года: неусвоенные уроки 5
I.3. Национальные отношения на юге Кыргызстана в годы независимости 6

II. Июньская трагедия 2010 года: Ее корни, истоки, причины и следствия
II.1. Предшествующие события апреля и мая: политическое и этническое противостояние
II.2. Начало трагедии в г. Ош
II.3. Причастность клана Бакиевых
II.4. Криминалитет и наркотранзит
II.5. О третьей силе

III. Деятельность органов власти и правительственных сил

IV. Деятельность депутатов, НПО и политических партий

V. Позиция стран СНГ и международного сообщества

VI. Освещение событий в республиканских и зарубежных СМИ

VII. Последствия июньской трагедии
VII.1. Человеческие потери и травмы
VII.2. Экономические потери
VII.3. Уголовные дела
VII.4. Социально-культурные и нравственные последствия
VII.5. Международные последствия

VII. Ввыводы

IХ. Рекомендации
___________________________________________

Введение

10–14 июня в г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях Кыргызской Республики произошли массовые столкновения между лицами кыргызской и узбекской национальности, вылившиеся в погромы, поджоги, мародерство и приведшие к многочисленным жертвам с обеих сторон.

Во время трагических событий в Женеве проходил очередной Совет ООН, принявший резолюцию, в которой он призвал Кыргызстан провести всестороннее расследование фактов, связанных с гибелью людей в городе Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях, и привлечь к ответственности виновных лиц.

Вслед за этой резолюцией последовал ряд предложений от других международных организаций, представителей госдепартамента США, руководства Евросоюза, государственных деятелей некоторых зарубежных стран. Самое главное – общественность Кыргызстана требовала тщательного и скрупулезного расследования причин событий на юге. Все были едины в одном — необходимо провести внутреннее и международное расследования.

Для проведения национального расследования Указом Президента Кыргызской Республики Р.И.Отунбаевой от 12 июля 2010 года была образована Национальная комиссия для всестороннего изучения причин, последствий и выработке рекомендаций по трагическим событиям, произошедшим на юге республики в июне 2010 года. В нее вошли ученые-обществоведы, политики, эксперты в области правопорядка и безопасности, представители правозащитных организаций, СМИ, национально-культурных объединений, проживающих в Кыргызстане.

Комиссия вела свою работу строго в рамках тех полномочий, которые были предусмотрены Указом Президента Кыргызской Республики, не вмешиваясь в соответствии с Конституцией и законодательством страны в деятельность следственных и судебных органов.

Методология исследования

Национальная комиссия с целью глубокого и объективного изучения причин и последствий событий дважды выезжала на юг республики и побывала в местах, где произошли столкновения, провела многочисленные интервью как с лицами кыргызской, так и узбекской части населения — свидетелями конфликта. Были открыты общественные приемные в городах Ош и Бишкек, где были приняты все граждане, которые изъявляли

желание поделиться сведениями, информациями, впечатлениями о произошедших событиях. Опрошены главы центральных органов власти и органов местного самоуправления, руководители спецслужб и силовых структур, учреждений образования, здравоохранения, средств массовой информации двух областей и гг. Ош и Джалал-Абад, получены и проанализированы их устные и письменные отчеты.

Для полноценного анализа и выявления причин конфликта Национальная комиссия интервьюировала: председателя Временного Правительства Кыргызской Республики Р.Отунбаеву; ее заместителей А. Атамбаева, О. Текебаева, А. Бекназарова, Т. Сариева, членов ВП И. Исакова, К. Душебаева, Э. Каптагаева, Генерального прокурора К. Байболова; депутатов Жогорку Кенеша К. Ташиева, К.Асанова, Ж. Жолдошеву, Ш. Айтматову; лидеров политических партий А.Жекшенкулова, М.Ниязова, А.Медетбекова, Р. Бекназарова; руководителей НПО Ч.Жакупову, А.Абдирасулову, Д.Дыйканову; отечественных и зарубежных журналистов, экспертов международных организаций.

Рассказы очевидцев, интервью с государственными и общественными деятелями, публикации на страницах газет и журналов послужили штрихами в описании событий.

В целом, для объективного отражения происшедших событий на юге страны использованы все возможные и доступные материалы и средства (Интернет-сайты Кыргызстана и других стран, аудио-, видео-, фотодокументы).

Были также встречи и обмен мнениями с руководителем Международной комиссии по расследованию причин июньских событий на юге Кыргызстана К. Кильюненом, членами ее Экспертной группы, другими заинтересованными международными организациями: УВКБ ООН, Евросоюз, Международная амнистия и др.

I. Историко-культурные и политические корни конфликта

I.1. Особенности юга Кыргызстана

Юг Кыргызстана расположен в Ферганской долине Центральной Азии, в которую входят часть территорий современного Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. В истории Центральной Азии Ферганская долина всегда играла значительную роль. С древнейших времен до сегодняшнего дня долина была средоточием различных цивилизаций – центром земледелия, ремесла, материальной и духовной культуры.

Вместе с тем здесь все время существовал тугой узел самых разных проблем, противоречий и конфликтов. По плотности населения (425 человек на 1 кв. км.) Ферганская долина занимает одно из первых мест на постсоветском пространстве (в долине проживает более 10 млн. человек). Неразвитость экономической инфраструктуры, ограниченность земельных и водных ресурсов, массовая безработица, усиленный рост религиозного экстремизма – все это всегда являлось потенциальным источником конфликтов.

Юг Кыргызстана (Ошская, Джалал-Абадская и Баткенская области) занимает юго-западную часть Ферганской долины. Ныне большая часть населения сосредоточена на приферганских предгорных равнинах, в долинах крупных рек Нарын и Карадарьи, образующих Сырдарью, которая используется для орошения и как источник электроэнергии.

При этом кыргызская часть населения проживает в горных и предгорных районах и на равнине, а узбекская — преимущественно в равнинных, приграничных с Республикой Узбекистан территориях.

Юг Кыргызстана имеет свои характерные особенности, обусловленные историческим развитием. В свое время он, как и весь Кыргызстан, входил в Кокандское ханство. В 18-19 веках Ферганская котловина являлась сердцевиной Кокандского ханства, основу которого составляли более десяти тюркских и ираноязычных этносов, близких по языку, религии и культуре.

Национально-территориальное размежевание в 20-х годах прошлого столетия коренным образом изменило политическое положение Ферганской долины: она была разделена между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном, в каждом из которых продолжало жить смешанное, разнонациональное население.

Другой особенностью юга республики является то, что на территории Кыргызстана остались два узбекских анклава – Сох и Шахимардан, численностью примерно от 40 до 50 тыс. человек, а также таджикские анклавы Чорку и Ворух. В свою очередь и в Узбекистане имеется кыргызский анклав – село Барак, относящийся к сельской управе Ак-Таш Кара-Суйского района Ошской области.

Граница между тремя государствами до сих пор неделимитирована. По всему периметру существует ряд спорных участков. Из-за нерешенности пограничных вопросов часто происходят различные инциденты между гражданами и пограничными службами трех государств.

Статистические данные свидетельствуют о некоторых диспропорциях в экономической, политической, социальной, культурной сферах по региональному развитию Кыргызстана. На то есть ряд объективных и субъективных причин. Исторически сложилось так, что северный регион республики в годы Советской власти развивался в социально-экономическом и культурном плане более интенсивными темпами, чем ее южная часть. Нахождение столицы республики на севере также способствовало более опережающему развитию этого региона, в особенности Чуйской долины, нежели юг. Для большинства жителей юга поездка и переселение в столицу из-за отдаленности и отсутствия транспортной инфраструктуры создавало ряд проблем – это проблема жилья, большие транспортные расходы и т.д.

Во времена Советского Союза на территории республики по переписи 1989 года проживали кыргызы (52,4%), узбеки (12,9%) русские (21,5%), другие национальности (13,2%).

I.2. Ошские события 1990 года: неусвоенные уроки

Политика перестройки и гласности второй половины 80-х годов ХХ столетия породила подъем национального самосознания как кыргызов, так и узбеков. В этот период углубляются социально-экономические проблемы, среди кыргызской молодежи остро стоит проблема жилья. Поэтому молодежь просит определить земельные участки под строительство жилья и в целях удовлетворения своих требований она создает в 1990 г. неформальное объединение «Ош аймагы».

Параллельно активизировало свою деятельность неформальное узбекское объединение «Адолат». Группа узбекских аксакалов из Джалал-Абадской области в марте 1990 г. обращается в Совет национальностей Верховного Совета СССР и к Первому секретарю Коммунистической партии Киргизской ССР с требованием предоставить автономию узбекскому населению юга Киргизии.

Среди основных выдвинутых требований – создание Ошской автономии с самостоятельным статусом и придание узбекскому языку статуса одного из государственных языков. Кроме того, узбекские жители потребовали создания узбекского культурного центра, открытия узбекского факультета при Ошском педагогическом институте, смещения первого секретаря обкома партии, якобы защищающего интересы лишь кыргызской части населения.

Среди узбеков недовольство дополнялось тем, что подавляющее большинство руководящих кадров составляли лица кыргызской национальности.

Трагические события, произошедшие в июне 1990 года, явились следствием недостаточности работы с населением, особенно с молодежью, серьезных просчетов в безотлагательном решении вопросов землепользования и кадровой политики, что породило опасную ситуацию и напряженность в межнациональных отношениях.

События 1990 года могли бы стать уроком для руководителей республики, которые должны были проанализировать причины и последствия той трагедии; дать принципиальную политическую оценку своей работе и привлечь к ответственности тех, кто бездействовал или принимал неправильные решения; разработать практические меры по недопущению впредь подобных явлений.

Между тем, еще тогда в Постановлении Совета Национальностей Верховного Совета СССР от 26 сентября 1990 г. «О событиях в Ошской области Киргизской ССР», принятом по итогам работы депутатской группы, справедливо указывалось, что «события в Ошской области Киргизской ССР явились следствием крупных просчетов в национальной и кадровой политике; запущенности воспитательной работы среди населения; нерешенности острых экономических и социальных проблем; многочисленных фактов нарушения социальной справедливости. Первые руководители Киргизской ССР, а также области не извлекли уроков из ранее имевших место в республике межнациональных столкновений, проявили беспечность и недальновидность в оценке ситуации об активизации националистических элементов и назревавшем конфликте, не приняли мер для его предотвращения». Третий пункт постановления рекомендовал Верховному Совету Киргизской ССР дать принципиальную политическую оценку событиям, произошедшим в Ошской области (газета «Советская Киргизия», 30 сентября 1990 г.)

Но, как показало время, произошедшие события остались без должного внимания. В отставку подали А. Масалиев и Р.С. Кульматов, которые занимали высшие должности в Верховном Совете республики. Другие же руководители, непосредственно принявшие неверные решения в тех трагических событиях, вплоть до недавнего времени оставались на высоких государственных постах (А. Джумагулов, М. Шеримкулов, У. Сыдыков и др.). Никем из них не было принято других практических мер по исправлению ситуации в сфере межэтнических отношений.

I.3. Национальные отношения на юге Кыргызстана в годы независимости

В связи с распадом СССР в 1991 г. самым уязвимым регионом Кыргызстана оказался Юг. Остановились заводы, фабрики, десятки тысяч людей лишились рабочих мест. Огромные производственные объекты приватизировались, зачастую они простаивали или за бесценок уходили с молотка в частные руки.

С распадом колхозов и совхозов посевные поля были переданы в частную собственность. Поскольку юг республики имел ограниченные земли для обработки и посева, то населению были распределены мизерные земельные участки, которых едва хватало на содержание многодетных семей.

Резко упал жизненный уровень людей. Началась внутренняя и внешняя миграция. Как показали исследования этносоциологов, каждый второй из опрошенных респондентов собирался покинуть юг.

Люди в поисках лучшей доли уезжают в Россию, Казахстан, а огромная часть населения ринулась на север республики. По статистическим данным на сегодняшний день, мигранты из юга республики составляют около 700 тыс. человек.

На этом достаточно сложном и неблагоприятном социально-экономическом фоне существенно изменилась этническая структура населения республики и южных областей. Так, по итогам переписи населения 2009 года численность постоянного населения республики выглядит следующим образом: кыргызы – 71 %, узбеки – 14,3 %, русские – 7,8 %, другие – 6,9%.

По южным областям показатели таковы. В Ошской области кыргызы составляют 68,6 %, узбеки – 28 %; в г. Ош: кыргызы – 47,9 %, узбеки – 44, 2 %; в Джалал-Абадской области: кыргызы – 71,8 %, узбеки – 24,8 %.

В годы независимости, безусловно, велась определенная работа по выработке государственной политики в области национальных отношений. Политика «Кыргызстан – наш общий дом», образование Ассамблеи народа Кыргызстана, основу которой составляют национально-культурные центры этнических меньшинств, проживающих в Кыргызской Республике, сыграли положительную роль в формировании гармоничных отношений между этносами в Кыргызстане. Все этносы без исключения имели одинаковые права во всех сферах общественной жизни. В том числе за годы независимости узбекское население смогло достичь больших успехов и имело немалые достижения.

В республике в настоящее время функционируют 133 общеобразовательные школы с узбекским языком обучения. В годы независимости были открыты Ошский кыргызско-узбекский университет и частный университет Дружбы народов имени А.Батырова в г. Джалал-Абад. Ныне при Ошском государственном университете действует Институт узбекского языка и литературы. Узбекские студенты обучаются также в других общереспубликанских и местных высших учебных заведениях.

В г. Ош вот уже 90 лет существует старейший в республике Академический музыкально-драматический театр имени Бабура. Издаются областные и районные газеты, функционируют частные теле — и радиостудии на узбекском языке.

Десятки представителей узбекской общины имеют ученые степени кандидатов и докторов наук, двое из них удостоены высшего научного звания – академика Национальной Академии наук Кыргызстана.

Узбеки достойно представлены в сфере здравоохранения южных областей страны: из общего количества врачей в Ошской области они составляют 22 %, в г. Ош – 16 %, в Джалал-Абадской области – 22 %.

Лучшие представители узбекской интеллигенции удостоены высших государственных наград, званий и премий Кыргызстана.

Нередки были случаи, когда достойные кадры узбекской общины стали депутатами республиканского парламента, членами Правительства и руководителями ведомств, губернатором области или его заместителями, акимами районов и председателями местных (областных, районных и сельских) кенешей, имели звания генерала милиции.

В то же время уровень представительства узбеков в центральных и местных органах власти не соответствует их реальной численности. Речь идет о национальном составе депутатов парламента и местных советов, руководителей и работников правительства, министерств и ведомств, местных государственных администраций и органов местного самоуправления.

Наиболее низок такой показатель в личном составе армии, органов безопасности и внутренних дел, налоговой и таможенной служб, финансовой полиции, среди работников прокуратуры и в судейском корпусе.

В то же время более важно и симптоматично другое – уровень экономической активности и занятости узбекского населения. По данным переписи населения 2009 года, отмеченные показатели (экономическая активность и занятость) у кыргызов составляют соответственно 64,6% и 58,3%, а у узбеков – 62,7% и 57,1 %. В южных областях Кыргызстана эти показатели даже несколько выше как у кыргызов, так и у узбеков. При этом узбеки помимо сельского хозяйства заняты больше всего в таких отраслях экономики, как строительство, торговля, гостиничный и ресторанный бизнес, транспорт и связь.

Приведенные факты и цифры красноречиво свидетельствуют о том, что никакого ущемления прав по отношению к узбекскому населению в Кыргызстане не было, хотя и есть определенные проблемы в надлежащем представительстве его лучших, высокопрофессиональных лиц в органах власти, силовых и правоохранительных структурах. Это отчасти объясняется тем, что в годы независимости государственная политика в области национальных отношений не была глубоко продуманной и системной. В частности, доктрина А. Акаева «Кыргызстан – наш общий дом» во многом носила декларативно-показной характер, она не имела конкретных механизмов и институтов реализации. Более того, созданный в его Администрации в начале 1990-х годов Отдел межнациональных отношений впоследствии был упразднен. Другого государственного органа, призванного заниматься национальной политикой, он не создал. Вместо этого, А. Акаев использовал лидеров национальных меньшинств и их культурных центров в своих политических целях во время выборов и референдумов, зачастую заигрывая с ними. Были случаи, когда он использовал их в политической борьбе со своими оппонентами. Так было, например, в 2005 году, когда он противопоставил во время парламентских выборов К. Бакиеву лидера Джалал-Абадской узбекской общины К. Батырова, вызвав тем самым напряжение в кыргызско-узбекских этнических отношениях.

Развал Союза повлек за собой не только подъем национального самосознания, но и рост радикальных религиозных организаций. Архивные материалы, научные исследования по проблемам Центральной Азии, факты и аналитические документы по трагическим событиям 1990 года и последующего времени показывают, что исламизированная и националистически настроенная узбекская часть Ферганской долины, идеи которой вынашивает Исламское движение Туркестана (ИДТ), стремится к объединению Ферганы и созданию единого исламского государства – Халифат. Такую же цель преследует и религиозная партия «Хизб ут-Тахрир», действуя более изощренными (мирными) методами.

Боевые действия 1999-2000 годов в Баткенской области, последующие вторжения и теракты исламских боевиков в Кадамджае, Джалал-Абаде и Узгене, последние террористические акты в Оше и Бишкеке еще раз это подтвердили.

II. Июньская трагедия 2010 года: ее истоки, причины и следствия

II.1 Предшествующие события апреля и мая: политическое и этническое противостояние.

Власть К.Бакиева, которая была установлена в результате народных волнений 24 марта 2005 года, не смогла провести широкие политические и социально-экономические преобразования в интересах народа и государства. Воспользовавшись недовольством народа в своих целях, она установила семейно-клановый режим и продолжила политический курс своего предшественника, еще более усилив его репрессивно-авторитарный характер.

Незаконная приватизация государственных объектов, распродажа за бесценок народного достояния стратегического характера, неоправданное повышение цен и тарифов на электроэнергию, коммунальные услуги, системные преследования свободомыслия, гонения и запугивания политических оппонентов, правозащитников, журналистов, заказные убийства и устранения неугодных политиков, закрытие оппозиционных СМИ, создание различных неконституционных государственных структур (секретариат Президента КР, ЦАРИИ, Фонд Развития и др.), криминализация всей структуры власти — все это привело к революционным событиям 7 апреля 2010 года.

В результате этих событий обстановка в республике, в частности, на юге характеризовалась отсутствием твердой и монолитной власти по вертикали, полной деморализацией правоохранительных органов, повсеместной активизацией деятельности организованных преступных групп, экстремистских, националистических и сепаратистских сил, а также лиц, претендующих на политическое лидерство.

На фоне общей сложной общественно-политической ситуации националистически настроенные лидеры узбекской общины, посчитав, что сложившаяся обстановка в стране благоприятным образом влияет на возможность достижения ими поставленных целей, начали искусственно заострять национальный вопрос, вовлекая в сферу своей деятельности большие массы людей. Эти попытки в конечном счете совпали с желаниями К. Бакиева и его сторонников — дестабилизировать и взорвать обстановку в стране.

Новые данные о расследовании уголовных дел по фактам июньских событий, аресты отдельных лиц подтверждают, что произошедшее на юге – это спланированная крупномасштабная провокация, направленная на раскол Кыргызстана и подрыв единства его народа. Эта чудовищная диверсия должна была взорвать ситуацию во всей Центральной Азии, дестабилизировав ее на долгие годы.

Следует отметить, что первоначальная попытка столкновений на межэтнической почве была предпринята на севере республики: совершен поджог ресторанного комплекса «Гавайи» близ города Токмок, в селе Маевка Чуйской области произошли межэтнические столкновения, приведшие к человеческим жертвам. Тогда попытки экстремистов разыграть националистическую карту не принесли ожидаемого ими результата, однако задуманное успешно реализовалось позднее в г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях.

Известно, что с 7 по 19 апреля т.г. бывший президент К. Бакиев и его окружение из числа своих сторонников организовали незаконные вооруженные формирования. Сбежавший на юг экс-президент тогда неприкрыто заявил, что готов вернуть себе власть любой ценой, и ради этого он не прочь разделить страну на север-юг, утопив народ в крови. Когда ему этого не удалось, он был вынужден покинуть страну. Однако его сторонники и родственники после его побега приступают к активным действиям. Так, например, 19 апреля т.г. братья Бакиевы по сговору с П. Рахмановым и сторонниками в количестве 500 человек захватили здание областной государственной администрации Джалал-Абадской области и назначили последнего губернатором. После этого указанные лица предприняли попытку захватить здание УВД области, где хранились оружие и боеприпасы.

13-14 мая 2010 года сторонниками Бакиева вновь было захвачено здание областной администрации Джалал-Абадской области и самовольно провозглашен новый губернатор в лице К. Масирова, успевшего при К.Бакиеве побывать в том же качестве. В целях удержания захваченного здания 14 мая 2010 г. они учиняют массовые беспорядки.

В результате столкновения бакиевцев и сторонников действующего губернатора Б.Асанова, которого поддерживали приверженцы лидера Джалал-Абадской узбекской общины К.Батырова и члены партии «Ата-Мекен», погибло 2 человека и 65 человек получили ранения, уничтожено имущество на крупную сумму. В этот же день К.Батыров с сподвижниками в количестве около 500 человек, вооруженные огнестрельным оружием, палками, железными прутьями, поджигают дома, принадлежавшие родственникам К.Бакиева и, по словам очевидцев, национальный флаг Кыргызстана, что не могло не вызвать возмущение кыргызской части населения.

С 12 по 15 мая 2010 года ежедневно на площади у университета им. А. Батырова проводятся митинги с участием узбекской общины. Их организовал Кадыржан Батыров, лидер партии «Родина», подавляющее большинство членов которой составляли этнические узбеки. Выступления К.Батырова и некоторых лиц узбекской национальности с политическими требованиями неоднократно транслировались 15 мая 2010 года по телеканалам «Ош-ТВ» и «Мезон-ТВ», что вызвало широкое общественное недовольство со стороны кыргызов.

Возмущенные этими выступлениями кыргызы, прибывшие из разных районов области в количестве 2000 человек, на окраине Джалал-Абада провели митинг с требованием привлечения К.Батырова к уголовной ответственности. После этого митингующие направились в сторону университета Дружбы народов им. А.Батырова, где находился К.Батыров со своими сторонниками. В результате массовых беспорядков, столкновений и погромов погибло 2 человека, получили огнестрельные ранения 70 участников. Таким образом, политическое противостояние постепенно переходит в межэтнический конфликт.

К. Батыров, став в 2005 г. депутатом парламента республики, превратился в одну из влиятельных личностей. Он подыгрывал узбекскому электорату, затрагивая вопрос о статусе языка, создав депутатскую фракцию в Жогорку Кенеше, состоящую исключительно из лиц узбекской национальности. Вскоре эта фракция стала политической партией «Ватан».

Между тем К.Батыров на пост вице-президента узбекского национально-культурного центра в 2008 г. был избран с нарушениями процедур. Во время голосования не было кворума, так как представители узбекской диаспоры Кара-Суйского района и руководители органов местной власти Ошской области и г. Ош покинули собрание. Жалоба об этом в свое время не была рассмотрена Ассамблеей народа Кыргызстана.

При складывающемся положении дел после событий 7 апреля 2010 г., у К. Батырова появилась реальная возможность создать себе ореол защитника интересов узбекской общины, прикрывшись националистическими лозунгами. С этой целью он посетил все районы юга республики, где компактно проживает узбекское население и периодически собирал у себя при университете на митингах его представителей. В своих призывах К. Батыров противопоставил узбекский народ кыргызам. Он утверждал, что «этого часа узбеки ждали 20 лет», имея в виду события 1990 г. Ему активно помогали в этом экс-депутаты Жогорку Кенеша И.Абдрасулов, Ж.Салахитдинов и президент общества женщин г. Ош К.Абдуллаева.

II.2. Начало трагедии в г.Ош

В связи со сложившейся после 7 апреля общественно-политической обстановкой в республике произошло резкое обострение межнациональных отношений на территории города Ош и его окрестностях.

Трагическим июньским событиям, произошедшим в городе Ош, предшествовали многочисленные собрания узбекской диаспоры, идейными вдохновителями и организаторами которых были указанные выше лидеры национально-культурных центров (К.Батыров, И.Абдрасулов, Ж.Салахитдинов, К.Абдуллаева). Так, с конца апреля по 10 июня 2010 года по данным правоохранительных органов, в Оше и его окрестностях было проведено более 25 собраний и скоплений, в которых участвовало от 100 до 500-600 человек и обсуждались, как правило, межнациональные отношения. Параллельно велась, по признанию И.Абдрасулова, работа по созданию штабов и специальных дружин под видом обеспечения безопасности кварталов и микрорайонов, где проживало узбекское население. Часто умышленно устраивались конфликтные ситуации и драки между представителями кыргызской и узбекской молодежи.

Отправной точкой начала массового межнационального конфликта в г. Ош явилось то, что 10 июня 2010 года примерно в 23 часа 20 минут из-за очередной драки между группой кыргызской и узбекской молодежи в игровом заведении «24 часа» возле гостиницы «Алай» собралась толпа людей узбекской национальности (по разным оценкам, от 500 до 2 тысяч человек). По словам очевидцев, среди участников столкновений было немало неизвестных в городе лиц, в том числе в черном джипе, из которого были произведены выстрелы.

Эта толпа стала поджигать гостиницу «Алай», закидывать камнями здания общежитий ОшГУ, окна близлежащих этажных домов, коммерческих магазинов и других торговых точек, нападать на проезжающие автомобили и избивать пассажиров кыргызской национальности.

В это же время в разных частях города стали собираться лица узбекской национальности. В 00.30 часов ночи 11 июня т.г. были запущены ракеты, а с 4-х минаретов мечетей по громкоговорителю была прочитана молитва (Тахиб). После этих призывов в разных частях города и близлежащих селениях начались массовые беспорядки.

Примерно в 23.00 в городскую больницу г. Ош поступил пострадавший кыргызской национальности с колотыми ранениями. По его рассказам, он провожал в аэропорту своих дочерей на учебу в Москву. В селе Нурдар (Сталин) Кара-Суйского района он был избит группой молодых парней узбекской национальности. Примерно в 02.30 в Ошскую областную больницу поступили еще двое граждан кыргызской национальности из Ноокатского района с колотыми ранениями. Ранения они получили примерно в 23.30 часов. Они также были избиты в селе Нурдар, когда провожали в аэропорту своих детей-студентов в Москву.

Из-за того, что дорога через это село Нурдар была закрыта, 11 июня т.г. не могла въехать в город первая группа врачей из 27 человек, прилетевшая из Бишкека в аэропорт Ош для оказания помощи пострадавшим. В такую же ситуацию попали все другие авиапассажиры.

На основании изученных материалов, аудио и видеозаписей, свидетельских показаний, личных встреч и бесед во время поездки членов Национальной комиссии по местам трагических событий, можно утвердительно заявить, что июньские события были заранее организованы.

Это подтверждается тем, что во всех густонаселенных кварталах и микрорайонах, населенных преимущественно гражданами узбекской национальности, появились надписи, обозначающие сигналы бедствия международного стандарта «SOS», «Uzbek zone», «Kyrgyz zone». Причем все они написаны специальной краской аккуратно и однотипно.

По данному факту были задержаны граждане узбекской национальности — Ахмаджанов У.А. 1989 года рождения, Хусаинов И.Я. 1987 г. рождения. Они, а также ряд других свидетелей дали показания о том, что эти надписи были сделаны для того, чтобы пришедшие на помощь силы из Узбекистана, о возможности которой говорили накануне К.Батыров и И.Абдрасулов, или вооруженные религиозные экстремисты могли ориентироваться в каких домах и кварталах проживают кыргызы или узбеки.

Другим доказательством того, что экстремисты заранее готовились к боевым действиям служат обнаруженные в узбекских кварталах несколько переоборудованных грузовых автомашин марки «КАМАЗ» с листами железа и бойницами для ведения огня.

Примечателен также следующий факт. Еще 15 апреля и 8 июня 2010 г. на сайте «www.Fergana.ru» появилась статья «Ошская резня (1990) -межнациональный конфликт на территории Киргизской ССР между кыргызами и узбеками». Ее специально показали несколько раз, чтобы подогреть национальные чувства узбекской молодежи. Реакция была моментальной, молодежь стала переписываться, собираться и обсуждать Ошские события 1990 года.

В свою очередь, в усилении антикыргызских настроений в узбекской среде свою негативную роль сыграли также рэкет и рейдерство отдельных кыргызских криминальных авторитетов, о чем свидетельствует инцидент на железнодорожной станции г. Ош, произошедший 29 апреля 2010 г. и появление в некоторых кыргызскоязычных СМИ материалов, содержащих политически некорректные высказывания в адрес узбекского народа. Таковыми были, например, статья М. Итибаева в газете «Асман kg» 4 марта и телепередача с участием Д. Сарыгулова на канале КТР 18 апреля т.г.

После того, как ночью 11 июня 2010 г. весть о начале межнациональных столкновений в Оше по разным каналам, прежде всего по мобильным телефонам дошла до кыргызского населения предгорных и горных районов, их молодежь ринулась в г. Ош. Возбужденная часть населения захватила оружие в военных частях Министерства обороны, Пограничной службы и в органах системы Министерства внутренних дел. Такие события имели место в Алайском, Чон-Алайском, Араванском, Кара-Кульджинском, Кара-Суйском районах Ошской области, в Токтогульском, Чаткальском, Ала-Букинском, Ноокенском и Базар-Коргонском районах Джалал-Абадской области, в городах Ош, Джалал-Абад и Майлуу-Суу.

После трагических событий большинство захваченного оружия и боеприпасов, а также 4 единицы военной техники возвращены обратно. Имеется и невозвращенное пока оружие.

Из-за отсутствия достоверной информации из официальных источников особую роль сыграли слухи о том, что ночью 11 июня 2010 г. узбекская молодежь насиловала кыргызских студенток, находившихся в общежитиях Ошского университета, что потом не нашло документального подтверждения.

Так началась новая крупномасштабная трагедия, длившаяся в течение нескольких дней в гг. Ош и Джалал-Абад, Ошской и Джалал-Абадской областях, и принесшая большое горе и неисчислимые бедствия как кыргызам, так и узбекам, живущим испокон веков вместе.

II.3. Причастность клана Бакиевых.

О готовившейся террористической акции общественность узнала в мае т.г. из нашумевшего телефонного разговора сына изгнанного президента М. Бакиева и его брата Ж. Бакиева. В нем говорилось о необходимости найти 500 человек, которые могли бы захватить Дом Правительства и другие государственные учреждения. Однако в Бишкеке им этого сделать не удалось. Но это легко было осуществить на юге, где можно найти исполнителей заказа в лице криминалитета, исламских и террористических организаций.

Деструктивными силами были поставлены следующие задачи:
— расшатывание политических, социальных, экономических и общественных устоев государства;
— разжигание межэтнических и межконфессиональных конфликтов;
— устрашение общества.

Они исходили из того, что в настоящее время в Ошской и Джалал-Абадской областях сложилась благоприятная обстановка для активизации деструктивной деятельности и ее распространения на весь регион. По их мнению, на юге Кыргызстана появилось значительное количество граждан, недовольных действиями Временного Правительства Кыргызстана, и преследующих националистические цели.

По данным ГСНБ республики, ради достижения этих целей еще в апреле 2010 г. по инициативе Максима Бакиева проходит его встреча в Дубаи (ОАЭ) с эмиссарами Исламского Движения Узбекистана.

В начале мая 2010 г. на территории Бадахшана (Афганистан), в г. Бахорак на совещании эмиссаров и полевых командиров движения «Талибан», ИДУ, ОТО (Объединенная таджикская оппозиция) при личном участии Мулло Абдулло и двух представителей семьи Бакиевых достигнута договоренность об оказании помощи силами ИДУ в дестабилизации ситуации в Кыргызстане.

Переброска боевиков на юг республики была осуществлена в канун июньских событий из афганского Бадахшана через таджикский Хорог и Мургаб. Другим маршрутом продвижения исламских боевиков, по свидетельству журнала «Созвездие Азии» (№ 7, июль 2010 г.), издаваемого в г. Алматы, стал Исфара (Таджикистан) – Баткен — Ош. Содействие в переходе боевиков из Таджикистана в Кыргызстан оказал бывший полевой командир таджикской оппозиции, контактное лицо Ж. Бакиева, гражданин Республики Таджикистан, житель ГБАО, крупный наркобарон. О нахождении Ж.Бакиева в Таджикистане еще в те дни сообщили в СМИ генерал, ныне депутат Жогорку Кенеша Ф.Кулов и российский журналист А.Дубнов.

Помимо того, ряд членов семейного клана Бакиевых принимали непосредственное участие в июньских вооруженных столкновениях (С. Бакиев, З. Нуриев и др.), мотивируя это местью узбекам за поджог их родового имения.

II.4. Криминалитет и наркотранзит

В период правления К. Бакиева ресурсы криминалитета активно использовались во время парламентских и президентских выборов в целях противодействия попыткам оппозиции устраивать митинги и шествия. В частности, южные группы криминалитета страны привлекались для разгона ноябрьского (2006г.) и апрельского (2007г.) митингов.

Во время трагических событий в Оше и Джалал-Абаде представители криминального мира не оставались в стороне. Среди них после апрельских событий начался передел сфер влияния, имевший межэтнический характер.

В конфликте в ночь с 10 на 11 июня 2010 г. в районе здания гостиницы «Алай» и общежития ОшГУ по ул. Курманджан Датка в г. Ош в толпе были замечены лидеры криминальных группировок. В эту же ночь в районе кафе «Кристалл» в городе Ош узбекская молодежь устраивала беспорядки с открытым вызовом одному из лидеров кыргызских криминальных авторитетов юга страны. Это спровоцировало другие кыргызские криминальные группировки, о чем свидетельствует появление в те дни представителей криминальных группировок севера в Оше и Джалал-Абаде.

Следует признать, что в последние годы в Кыргызстане процветал наркотранзит и отдельные сильные кланы юга республики, включая семьи К. Бакиева, старались иметь выгоду от него, получить право контроля над наркокоридором.

Ежегодно через территорию Кыргызстана проходит транзитом более четверти производимой в Афганистане наркопродукции. Большая часть их следует через г.Ош. Кыргызским спецслужбам и правоохранительным органам удавалось перехватить лишь малую ее часть.

После падения режима К. Бакиева были нарушены существующие коррупционные связи. Поэтому наркоторговцы, выступавшие в защиту своих интересов, сыграли важную роль в организации беспорядков и были среди действующих лиц майских (13-14 мая) и июньских (10-13 июня) событий.

Известно, например, что Айбек Мирсидиков («Черный Айбек»), замешанный во многих криминальных делах, в том числе в наркоторговле, был рьяным сторонником К.Бакиева и враждовал с К.Батыровым. Он был убит в криминальной разборке в канун июньских событий (7 июня).

Другой факт. Мамаханов Х.Н., 1964 г.рождения, по национальности узбек, во время июньских событий в г. Ош осуществлял материальное снабжение узбекских ополченцев, обеспечивая их также вооружением. На территории принадлежащего ему подсобного хозяйства организовал кустарную мастерскую по приспособлению грузовых автомашин в боевые транспортные средства. В ходе осмотра его подсобного хозяйства правоохранительными органами обнаружена и изъята крупная партия наркотических средств, а также — огнестрельного оружия и боеприпасов.

II.5. О третьей силе.

Сложившуюся ситуацию в стране после апрельских событий использовал довольно широкий круг политических игроков, в числе которых оказались внешние силы, радикальные исламистские группировки, а также отдельные политические партии, которые были против Временного Правительства и намеченного им на 27 июня 2010 г. референдума. Ведь после падения К. Бакиева оно занялось конституционной реформой, объявив о намерении перейти от президентской республики к парламентской, что вызвало раздражение у руководства России и некоторых центральноазиатских постсоветских государств.

Во время массовых беспорядков на юге руководители ГСНБ республики К. Дуйшебаев, К. Байболов, губернатор Джалал-Абадской области Б. Асанов, некоторые СМИ говорили и писали о причастности к этим событиям неких третьих сил в лице таджикских снайперов, американских и российских спецслужб. Однако в ходе расследования, проведенного Национальной комиссией, эти сведения документально не подтвердились. Вместе с тем среди задержанных спецслужбами и правоохранительными органами республики есть несколько граждан Российской Федерации и Узбекистана, которые имели причастность к беспорядкам или находились на территории Кыргызстана без разрешительных документов, т.е. незаконно.

В целом Национальная комиссия считает, что вопрос о третьей (внешней) силе, о чем неоднократно говорил и Президент Узбекистана И.Каримов, нуждается в дополнительном изучении. Для этого необходимо тесное сотрудничество специальных и правоохранительных органов Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Российской Федерации.

III. Деятельность органов власти и правительственных сил

В ночь на 11 июня 2010 г. Временное Правительство собралось на экстренное заседание и приняло Декрет о введении чрезвычайного положения в городах Ош, Узген, Карасуйском и Араванском районах Ошской области. Чрезвычайное положение вводилось с 02.00 часов 11 июня 2010 г. с установлением комендантского часа с 20.00 до 06.00 часов. Комендантом области был назначен первый заместитель министра внутренних дел КР генерал Б.М.Алымбеков.

Ранним утром 11 июня т.г. в прямом эфире Государственного I канала к жителям республики обратилась Председатель Временного Правительства Кыргызской Республики Роза Отунбаева и призвала их к сохранению спокойствия. Она не исключила того, что в событиях в Оше участвуют силы, заинтересованные в дестабилизации обстановки и срыве предстоящего всенародного референдума по принятию новой Конституции страны. Назначенный еще 13 мая т.г. Спецпредставителем Временного Правительства на юге министр обороны И.Исаков, заместители Председателя Временного Правительства О.Текебаев и А.Бекназаров вылетели на юг.

12 июня 2010 г. был подписан также Декрет Временного Правительства КР «О введении чрезвычайного положения в Джалал-Абадской области Кыргызской Республики» с установлением комендантского часа с 18.00 часов вечера до 06.00 часов утра. Комендантом Джалал-Абадской области был назначен первый заместитель председателя Государственной службы национальной безопасности КР К.К. Байболов. В этот же день своим Указом Р.Отунбаева восстановила Совет безопасности.

В последующие дни Временное Правительство приняло еще ряд других Декретов, обусловленных необходимостью принятия экстренных, неотложных мер: «Об объявлении частичной мобилизации в Кыргызской Республике», «О разрешении применения боевого оружия на поражение», «Об ответственности сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих Министерства обороны Кыргызской Республики за неповиновение законному распоряжению или требованию коменданта территории, где введено чрезвычайное положение».

Местные власти по мере возможности пытались проводить работу в пределах своих полномочий.

В ночь с 10 на 11 июня 2010 г. Ошская областная госадминистрация и мэрия города Ош приняли меры по обеспечению безопасности местным и иностранным студентам. Кроме того, они также вывозили граждан, оставшихся в зоне конфликта, независимо от этнической принадлежности. В этом им активно помогали сотрудники УВД г. Ош и Ошской области. Некоторые студенты были отправлены домой, а другая их часть передана родителям, которые приехали выручать своих детей. Они ожидали их за линией блокпостов, охраняемыми солдатами МО, которые не пускали граждан кыргызской национальности в город, чтобы не допустить дальнейших межнациональных столкновений и гибели людей.

Однако блокпосты надежно служили до тех пор, пока на следующий день кыргызская сторона не узнала о жестоких убийствах в ночь с 10 на 11 июня т.г. Кровопролитие и последующие события, связанные с этими убийствами, вызвали ответную реакцию кыргызского населения.

Решением Временного Правительства ночью 11 июня 2010 года в Ош были введены армейские части. Однако серьезно повлиять на обстановку военным не удалось. С утра массовые столкновения между кыргызами и узбеками продолжились. В область были стянуты дополнительные армейские подразделения из других регионов страны. Кроме того, в горячий очаг направлен сводный отряд, состоящий из сотрудников Академии МВД, внутренних войск, УВД северных областей, которые прибыли на 4 самолетах в Ош для локализации межнационального конфликта.

В Ош из Бишкека на самолете отправляется объединенная группа спецназовцев в количестве 300 человек. После обращения министра внутренних дел Кыргызской Республики многие ветераны органов внутренних дел, государственной службы национальной безопасности, Министерства обороны и бывшие участники войны в Афганистане выразили готовность вновь встать в ряды сотрудников силовых структур и выехать в зоны введения режима чрезвычайного положения для оказания содействия в стабилизации ситуации. Сформированы первые отряды добровольцев из числа ветеранов силовых структур, народных дружин, молодежи, которые были направлены на юг страны.

Для объективного, полного и всестороннего расследования всех фактов, связанных с трагическими событиями, произошедшими на юге, были созданы 2 межведомственные следственно-оперативные бригады из числа наиболее квалифицированных сотрудников органов прокуратуры, МВД, ГСНБ, ГСФП Кыргызской Республики, которые в рамках возбужденных уголовных дел проводят следственные и оперативно-поисковые работы.

Как выяснила Нацкомиссия, в годы правления К. Бакиева под видом реформы соединения и части МО Кыргызской Республики, органы национальной безопасности и внутренних дел подверглись значительному сокращению и кадровой деформации.

Были ликвидированы, в частности, 1-ая Отдельная мотострелковая бригада (горная) МО Кыргызской Республики, бригада Внутренних войск МВД численностью 1400-1500 человек, расформирован полк патрульно-постовой службы численностью 500 человек, который выполнял функции охраны общественного порядка и борьбы с преступностью на юге.

Количество личного состава во Внутренних войсках и их структурных подразделениях, дислоцированных в Ошском и Джалал-Абадском гарнизонах, было сокращено до минимума. В период с 10 по 17 июня 2010 г. для обеспечения общественной безопасности и пресечения массовых беспорядков в г. Ош было задействовано всего 30 военнослужащих в/ч 703 ВВ МВД КР.

Материально-технический уровень не соответствовал нынешним реалиям. Органы внутренних дел не имели защитных и спецсредств на местах. Схожие проблемы обеспеченности испытывало и Министерство обороны, 90 процентов имеющейся техники устарело и требовало замены.

В течение нескольких лет руководством страны не решался вопрос об увеличении штатных единиц Пограничных войск ГКНБ КР, хотя этого настоятельно требовала обстановка на юге: по сравнению с соседними государствами (Узбекистан, Казахстан, Таджикистан) здесь показатели гораздо ниже.

В то же время Служба Государственной охраны, обеспечивающая личную безопасность Президента и его семьи и возглавляемая Ж. Бакиевым, всячески укреплялась: резко возрастала численность и зарплата, сотрудники обеспечивались жильем, сюда периодически поступали новая техника и вооружение.

Безразличие и безответственное отношение К.Бакиева к вопросам государственной безопасности особенно ярко проявились в 2009 году, когда он самовольно ликвидировал такой конституционный орган, как Совет безопасности, а также Агентство по контролю наркотиков.

Временное Правительство приняло ряд решений по исправлению сложившейся ситуации. В частности, оно существенно повысило зарплату сотрудников силовых структур, увеличило штатную численность Внутренних войск МВД и сотрудников Государственной службы национальной безопасности, укрепило материально-техническую базу МВД, отменило службу с призывом в мобилизационный резерв Вооруженных сил (с оплатой 12 тысяч сомов). Заменило ряд руководителей силовых структур.

Несмотря на проведенную работу, в эти трагические дни явно обнаружилось отсутствие слаженной системы государственного управления по противодействию начавшемуся межэтническому конфликту.

Особенно это касается взаимодействия органов власти и внутренних дел Ошской области и г. Ош, которые действовали порознь. Были также у них непонимание и противоречия со Спецпредставителем Временного Правительства, комендантами области и города.

Были притуплены чувства предвидения у руководителей Временного Правительства, спецслужб по предотвращению межэтнического конфликта в Джалал-Абадской области – введение чрезвычайного положения с 10 на 11 июня т.г. наряду с Ошской областью предотвратило бы межэтнический конфликт в этой области.

Руководители Временного Правительства, органов государственной власти областей и городов юга обладали упреждающей информацией о тенденциях угрожающего развития обстановки и значительным запасом времени для выработки комплекса неотложных мер по недопущению межнациональных конфликтов и пресечению надвигающейся трагедии. Территориальными органами национальной безопасности, в частности, Управлением ГСНБ КР по городу Ош и Ошской области в период с конца апреля по 10 июня 2010 г. было направлено в адрес губернатора области – 12, в мэрию – 4, в центральный аппарат ГСНБ – 34 информации, характеризующие оперативную обстановку. На основе этих данных руководством ГСНБ КР подготовлено и направлено 9 информаций в адрес ВП КР.

Тем не менее Временным Правительством, губернаторами и мэрами, а также другими руководителями областного уровня работа по подготовке территории и населения к чрезвычайным ситуациям с привлечением населения с обеих сторон не проводилась. Для них не послужили уроком факты агрессивных выходок представителей экстремистских организаций в дни празднования Орозо-айт в Оше 2008-2009 гг., Ноокатские события 2009 г.

Не все кадровые назначения Временного Правительства оказались продуманными. Например, назначение Б.Шерниязова, давно отдалившегося от системы Министерства внутренних дел республики, вызвало негативную реакцию как в милицейских кругах, так и у общественности. Тем не менее он до 7 июля 2010 г. оставался на этой должности, хотя еще 23 мая по состоянию здоровья сам подал прошение об отставке. Ошибочными были также назначения А.Капарова начальником УВД Ошской области и Б.Нышанова — начальником УВД г. Ош вместо К.Асанова, хорошо владевшего оперативной обстановкой. Позже, во время июньских событий, их пришлось срочно заменить: К.Асанова вернули обратно в г. Ош.

Как внутри руководителей и членов Временного Правительства, так и в их взаимоотношениях с руководителями Ошской и Джалал-Абадской областей и г. Ош не было единства в проведении государственной политики. Например, силовой блок во Временном Правительстве курировал вице-премьер А.Бекназаров. Параллельно 23 апреля т.г. была создана комиссия по обеспечению правопорядка и безопасности во главе с первым вице-премьером А.Ш. Атамбаевым – куратором экономического блока. По свидетельству А.Атамбаева, комиссия, не имея реальных полномочий, работала недолго, стремясь обеспечить стабильность на севере страны. А с 13-го мая т.г. специальным представителем ВП в южных областях с широкими и чрезвычайными полномочиями назначается министр обороны генерал-лейтенант И.Исаков. Однако, как ему, так и в целом Временному Правительству не удалось отрегулировать отношения с мэром г. Ош М. Мырзакматовым, что вызывает широкий общественный резонанс в Кыргызстане и за его пределами.

Слабость и растерянность руководителей армии, спецслужб и правоохранительных органов особенно ярко проявились вечером 12 июня, когда по неподтвержденной впоследствии информации ГСНБ республики о том, будто со стороны границы Узбекистана на помощь узбекскому населению едут вооруженные отряды боевиков во главе с небезызвестным М.Худайбердиевым, произошли паника и бегство, население практически осталось лишь под присмотром сотрудников органов внутренних дел г. Ош и области.

По словам очевидцев, в частности генерала М.Ниязова, в эти дни некоторые пограничные наряды самовольно оставляли свои посты. Подобные факты руководителями Пограничной службы объяснялись Комиссии тем, что была угроза захвата оружия гражданским населением.

Различные мнения вызвал также вопрос о взаимоотношениях К.Батырова с отдельными руководителями и членами Временного Правительства. С целью прояснения данной ситуации члены Национальной комиссии встретились с И.Исаковым, О.Текебаевым, А.Бекназаровым, А.Атамбаевым и председателем Временного Правительства, Президентом КР Р.И.Отунбаевой. Все они подтвердили факт телефонных переговоров или личных встреч с К.Батыровым в рамках консультаций по политическим и межнациональным вопросам как в индивидуальном порядке, так и в широком формате. При этом по их словам, не было никаких обещаний относительно продвижения К.Батырова на государственный пост.

В целом Национальная комиссия констатирует, что Временное Правительство, силовые структуры, местные органы власти южных областей и г. Ош, заранее осведомленные о нарастающих тенденциях развития межэтнических отношений, не смогли предотвратить масштабную трагедию, хотя и локализовали и остановили ее достаточно быстро, в течение нескольких дней. Свою вину и ответственность Временное Правительство честно и открыто признало в обращении к народу Кыргызстана и мировому сообществу 16 июня 2010 г.

В произошедшей трагедии особую ответственность несут органы национальной безопасности, внутренних дел и прокуратуры. Согласно законодательству страны, они обязаны не только информировать и предупреждать власть о надвигающейся опасности, но и не допускать, своевременно пресекать ее, проводя необходимую оперативно-розыскную работу.

По мнению Национальной комиссии, введенное Временным Правительством в мае чрезвычайное положение в Джалал-Абадской области нужно было не отменять, а, наоборот, расширить масштабы его действия и на территорию Ошской области, учитывая опыт 1990 г., когда режим чрезвычайного положения был введен на всей территории юга республики и даже в столице, во Фрунзе. Это предотвратило бы эскалацию событий, приведших к июньской трагедии.

IV. Деятельность депутатов, НПО и политических партий

В скорейшем погашении межнационального пожара, объективном расследовании причин и обстоятельств июньской трагедии, в ликвидации ее последствий важную лепту внес сам народ, осознавший всю опасность произошедшего, НПО и международные организации. При этом некоторые неправительственные организации сыграли дестабилизирующую роль, распространяя однобокую информацию, усугубившую и без того серьезную ситуацию.

Но были лидеры политических партий и НПО, бывшие и нынешние депутаты Жогорку Кенеша, местных кенешей, авторитетные аксакалы национальных общин, сыгравшие положительную роль в стабилизации обстановки на юге. Во время миротворческой работы были убиты депутаты городских кенешей гг. Ош и Джалал-Абад А.Шакиров, Э.Мурзабеков и Э.Арапбаев.

Вместе с тем следует отметить, что некоторые члены политических партий были замечены среди тех, кто участвовал в незаконном захвате оружия с целью создания народного ополчения и дружины. Так, нынешний депутат Жогорку Кенеша от партии «Ата-журт» Т. Мамытов был в числе таких инициаторов в г. Майлуу-Суу (свидетелем насильственного захвата оружия в войсковой части был и мэр города Арипов Тургуналы), а молодой лидер партии «БЭК» Р.Бекназаров — в Ноокене, будучи координатором молодежного крыла народной дружины в другом регионе – в Джалал-Абаде и Сузакском районе.

V. Позиция стран СНГ и Международного сообщества

Все соседние страны СНГ и международные организации выразили свою озабоченность и тревогу по происходящим событиям в Кыргызстане и заявили о своей готовности оказать материальную и гуманитарную помощь.

Особую мудрость и взвешенность проявил Президент Республики Узбекистан И. Каримов, с первых дней трагедии призывавший не вмешиваться во внутренние дела Кыргызстана и открывший границы своей страны для беженцев. Выступая 21 сентября т.г.на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, он сказал: «У нас есть все основания заявить, что сами кыргызы и многочисленная узбекская диаспора, проживающая на юге республики, стали заложниками глубоко продуманной и хорошо организованной акции со стороны третьих сил».

Руководители стран ШОС, заседавшие в начале конфликта в Ташкенте, ОДКБ, тоже приняли решение не вмешиваться в конфликт, считая, что эти события являются внутренним делом Кыргызстана, несмотря на обращения Председателя Временного Правительства Р.Отунбаевой за помощью к России в урегулировании вспыхнувшего на юге межэтнического конфликта 12 июня 2010 года.

ОБСЕ и ее действующий председатель Казахстан, Евросоюз и ООН оказали Кыргызстану существенную помощь в миротворческом и гуманитарных планах. Такую же линию взяли на себя США, координируя свои действия с Россией.

VI. Освещение событий в республиканских и зарубежных СМИ

Анализ информации об июньских событиях на юге республики, проведенный Национальной комиссией, показывает, что как местные, так и зарубежные средства массовой информации в погоне за сенсацией, чтобы опередить остальных, не всегда объективно отражали складывающуюся ситуацию, выдавали непроверенную, не соответствующую реальной действительности информацию. Слово «геноцид», многократно звучавшее вначале в зарубежных СМИ, сменилось затем более адекватным выражением «межнациональный конфликт», что соответствует, по мнению Национальной комиссии, действительности. При этом необходимо отметить, что Временное Правительство, его информационно-координационный центр и Министерство иностранных дел своевременно не предприняли действенных мер информационного противодействия, особенно в начале событий, когда против Кыргызстана некоторыми зарубежными СМИ велась настоящая информационная война. В этой связи стоит отметить, что в самый канун этих событий Ошский ресурсный центр, финансируемый зарубежными организациями, с 8 по 10 июня провел специальный тренинг с участием местных и иностранных журналистов по освещению межнациональных конфликтов, преследуя далеко неблаговидные цели.

VII. Последствия июньской трагедии

VII.1. Человеческие потери и травмы

По состоянию на 10 декабря 2010 г., в г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях обнаружено всего 426 трупов, из них опознано 381: 276 узбеков, 105 кыргызов и 2 – других национальностей. Неопознано – 45.

Были также потери в силовых структурах: в МВД – 10 погибших, раненых – 172 (127 офицеров, 43 сержантский состав и 2 пенсионера МВД), ПВ ГСНБ – 1 офицер погиб, ранено 2 военнослужащих.

Телесные повреждения выявлены у 1930 граждан, из которых у 925 — огнестрельные ранения.

В правоохранительные органы поступило 120 заявлений о розыске без вести пропавших во время беспорядков лиц. Принятыми мерами по состоянию на 10 декабря 2010 г. розыскано 85 граждан, остается неустановленным местонахождение 35 лиц, по которым заведены розыскные дела.

VII.2. Экономические потери

Во время июньских событий уничтожено и похищено 3671 единица имущества, из них государственного 257 единиц и 3414 единиц частного. Разрушенных жилых домов — 1861. Общая сумма причиненного всеми преступлениями материального ущерба составляет 3757 661 429 сомов, из них возмещено 11419654 сомов или лишь 0,3 %.

В дни беспорядков и после из г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областей более 75 тыс. беженцев перебрались в Узбекистан, десятки тысяч кыргызов — в горные районы и на север республики. Выехали в другие страны, главным образом в Россию 38213 человек, большинство из которых лица узбекской национальности. В результате этих событий на юге страны утрачено 84289 рабочих мест.

С учетом влияния событий на юге республики, по данным МЭР КР, темп реального роста ВВП по прогнозным данным в 2010 году снизится на 8,9%.

Наибольшее снижение роста ВРП прогнозируется в г. Ош до уровня 54,3%, которое обусловлено масштабными разрушениями, коснувшимися сферы услуг.

В Джалал-Абадской области ожидается снижение ВВП до уровня 70%.

VII.3. Уголовные дела.

По состоянию на 10 декабря 2010 г. следственно-оперативными группами возбуждено 5162 уголовных дел. По ним задержано 306 лиц, из которых в отношении 271 лица применена мера пресечения в виде заключения под стражу, в том числе: кыргызской национальности — 39, узбекской — 230, другой национальности — 2 и в отношении 35 лиц избраны меры пресечения, не связанные с лишением свободы.

Во время массовых беспорядков из воинских частей и органов милиции незаконно было захвачено 356 огнестрельных, 86 холодных видов оружий и 63780 боеприпасов, 4 боевых машин.

В ходе следствия изъято 250 огнестрельных, 52 холодных видов оружия, 18294 боеприпасов. Все боевые машины возвращены воинским частям. Изъяты также 51 кг 110 гр. наркотических средств.

Окончено производством и направлено в суд для рассмотрения по существу 170 уголовных дел, по которым проходят 311 обвиняемых и 447 потерпевших лиц, из них судом рассмотрено 88 дел в отношении 204 лиц.

VII.4. Социально-культурные и нравственные последствия

К началу учебного года в школах г. Ош не хватало 350 учителей. Такая же картина характерна для больниц. Причина такого дефицита работников образования и здравоохранения объясняется тем, что после трагических событий часть учителей и медицинских работников переехали в другие города, некоторые и вовсе покинули страну. Это негативно сказалось на качестве преподавания предметов в общеобразовательных учреждениях и оказания медицинских услуг.

Но наибольший урон принесло июньское столкновение нравственным чувствам – братству и дружбе двух народов, живущих веками вместе, бок о бок. В результате вновь появилась взаимная неприязнь, для преодоления которой нужны время и огромные усилия как на уровне доверительных человеческих отношений, так и в масштабе всего государства.

VII.5. Международные последствия.

Необходимо отметить, что из-за межнациональных столкновений на юге нанесен большой урон международному имиджу Кыргызстана. И здесь предстоит кропотливая и терпеливая работа по исправлению ситуации в нужном республике позитивном направлении. Особенно это касается деятельности армии, правоохранительных и силовых структур, где почти не представлены лица узбекской и других национальностей, были допущены нарушения прав человека, законности и конституционных норм. Поэтому следует признать справедливой критику международных организаций в этой сфере, извлечь правильные уроки и выводы из нее.

VIII. Выводы

1. Рассмотрев и проанализировав различные оценки и характеристики июньским событиям 2010 г., данные в Кыргызстане и за рубежом, Национальная комиссия считает, что на юге произошел крупный межнациональный конфл

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба