Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Дмитрий Медведев недоволен отношением к суду // и закрытостью корпорации судей

Дата: 21 января 2011 в 10:00

Вчера Дмитрий Медведев собрал членов Общественной палаты (ОП), чтобы подвести итоги ее работы в 2010 году, а заодно и итоги пятилетнего существования. В целом господин Медведев доволен, поскольку считает, что за пять лет «удалось создать влиятельный общественный форум». Подведение итогов плавно перешло в постановку новых задач. Первым делом президент предложил ОП активизироваться в борьбе с коррупцией, включая публичный контроль за доходами госслужащих и проверку их деклараций. От ОП он ждет ежегодный доклад «об эффективности антикоррупционной работы». «С учетом масштабов коррупции, нет сомнений, работы у вас будет предостаточно, и эта работа будет достаточно продолжительной»,— пояснил президент. Затем президент предложил обсудить механизмы поддержания гражданского мира, межнационального и межконфессионального согласия. Для борьбы с этническим экстремизмом он предложил «беречь и продвигать подлинные ценности всех народов, входящих в нашу многонациональную страну». Президент пояснил, что имеет в виду «культуры этих народов и, конечно, культуру русского народа». «Потому что эта культура всегда была системообразующей в нашем государстве»,— сказал он. По коррупции высказался адвокат Анатолий Кучерена. Он предложил ужесточить инициированные президентом поправки к УК о введении кратных штрафов за взятки (см. «Ъ» от 18 января), сняв верхний предел штрафа, который пока предлагается сделать в размере 300 млн руб. Затем он пожаловался президенту на коррупцию в судах: «Когда мы советуем гражданам обращаться в суд, они не идут, поскольку не верят в возможность объективности решений». Его поддержала член ОП Елена Лукьянова. «Наше правосудие в народе называют кривосудием»,— заявила она. Тема недоверия к судам задела президента. Он сообщил, что даже опрос в «Твиттере» выявил 80% не верящих в возможность справедливых решений. Господин Медведев назвал это «тяжелейшим симптомом» и сообщил, что, размышляя о проблеме уважения к суду, пришел к выводу: «Мы зачастую сами на бытовом и на государственном уровне способствуем уменьшению авторитета суда». Причину господин Медведев видит в «нашей очень тяжелой истории». Теперь же надо «предпринять очень серьезные усилия для того, чтобы суд приобрел надлежащее место в системе ценностей». И тут Дмитрия Медведева буквально «прорвало». «Знаете, ко мне очень часто обращаются с предложениями, иногда с жесткими заявлениями: «Президент, ну-ка поправь-ка этот суд»,— признался он.— Неважно, кого он судит: предпринимателя, наркомана, еще кого-то. С этого-то болезнь и начинается. Кстати, ко мне обращаются с такими просьбами даже иностранные руководители, руководители иностранных государств. Это уму непостижимо!» Также эмоционально президент объяснил: «Никакого правового государства у нас не будет, если руководители любого уровня, начиная от президента и заканчивая сельским старостой, будут поучать, требовать, давить на суд». Затем досталось судьям: «Судьи — это не замкнутая корпорация. Мы что, не знаем, что судьи взятки берут?» Также на повышенных тонах он объяснил, что их фактически невозможно поймать за руку. «Судью пойдите поймайте! Корпоративная закрытость полная. Мы сами когда-то за это боролись, потому что советские судьи не обладали ни одним из необходимых иммунитетов. Но мы создали железобетонную корпорацию. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению. Если бы она могла сама изгонять тех, кто нарушил закон, то, может быть, это было бы нормально, но, к сожалению, она сегодня это делать не может». Потом речь зашла о борьбе с этническим экстремизмом и необходимости повышать культурный уровень населения. Елена Лукьянова предложила кодифицировать все законодательство о культуре. Телеведущая Тина Канделаки призвала всех образованных и известных граждан завести блоги, а известных и успешных литераторов или бизнесменов выступать перед школьниками. Николай Сванидзе предостерег от замены общеобразовательных предметов в школах на уроки патриотизма и заметил: «Не только русская классика нужна! У человека, который читал «Трех мушкетеров» или «Дети капитана Гранта», вне зависимости от конфессии есть Бог в душе». Режиссер Карен Шахназаров предлагал активизировать гастрольную деятельность театров. «Русская культура — единственное, что может спасти нашу страну. У меня ощущение, что, например, гастроли театра «Ленком» в Махачкале сделают гораздо больше, чем все политические заявления»,— заявил он. И предложил очистить русский язык: «Вот мы ехали сюда через поселок Жуковка, а там на площади было такое заведение — «Жуковка-плаза». Что если написать письмо руководству этой деревушки? Может, они переименуют. Ну невозможно уже от этих «плазов», «стритов». Я не ксенофоб, но уже с ума схожу от этих «креативных» директоров». Это предложение Дмитрию Медведеву не понравилось. Он объяснил, что более терпимо относится к языковым и культурным новшествам, «если они не попирают нравственность и общие устои общества». «Я могу сейчас снять трубку, позвонить, не знаю, Громову или еще кому-то, и завтра этой «Жуковки-плазы» не будет. Но хорошо ли это? Кому это надо?» — объяснил он. «И наши попытки подстроить под современную жизнь, скажем, наши культурные коды, если уж о них говорить, должны быть все-таки чуть более гибкими, чем мы иногда это себе представляем. В противном случае всех нас запишут в ретрограды»,— пояснил он. Говоря о развитии электронных СМИ, президент сообщил, что на международном форуме в Давосе поднимет вопрос о создании новой «конвенционной основы по авторскому праву». Понравилось ему и предложение Тины Канделаки о походах предпринимателей в школу. «Вы ходите, Владимир Олегович?» — спросил Дмитрий Медведев у Владимира Потанина. «Регулярно»,— заверил тот. «Это действительно очень важно»,— похвалил его президент. Также он сообщил, что в ближайшее время намерен провести серию встреч с представителями различных профессий и социальных групп населения. По его словам, «зачастую даже то общение, которое происходит во время поездок, а уж тем более общение, которое существует в каких-то иных формах, не является до конца репрезентативным».

По сообщению сайта Коммерсантъ