Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как люди в погонах пытаются остановить детскую преступность?

Дата: 22 января 2011 в 12:10

Тимур и его коммандос

 

Казахстанские дети воруют друг у друга мобильники, боятся рассказывать о том, что стали дойными коровами для старшеклассников, и пишут предсмертные записки родителям после неудачного экзамена. О том, как люди в погонах пытаются остановить этот опасный конвейер, рассказал в интервью «ЭК» зампредседателя комитета административной полиции МВД Игорь Лепеха.

– Игорь Владимирович, недавно прокурорские работники заявили, что число детских преступлений выросло вдвое, особенно в Жамбылской области. А что говорит статистика МВД?– По нашим данным, в прошлом году детская преступность снизилась на 14 процентов. Конкретно по Жамбылской области – там есть рост, но совсем не значительный. – Вы недавно подняли возраст наступления уголовной ответственности с 14 до 16 лет. А не даст ли это эффект, противоположный тому, что вы ожидаете? – В ноябре был подписан этот закон, там речь идет о трех составах преступлений, совершенных впервые – кража, грабеж и вымогательство. 75 процентов детских преступлений – имущественные, в основном похищение мобильных телефонов. Бывало, что несовершеннолетние получали реальные сроки наказания. А теперь, если человек в первый раз оступился в таком возрасте, мы даем ему шанс. Тем же законом предусмотрено: если преступление не повлекло смерти или причинения тяжкого вреда здоровью, а потерпевший прощает малолетнего преступника, тогда суд вправе примирить их и освободить ребенка от уголовной ответственности. – Уже не первый год в Казахстане трудятся школьные инспектора. Они действительно приносят какую-то пользу?– Всего у нас сегодня 1 570 таких инспекторов, а нужно еще порядка

1 280 человек. Загвоздка в финансировании – многие области пока просто не могут себе позволить содержание школьных инспекторов. Много вопросов и по качественному составу – хотелось бы, чтобы школьные инспектора были более опытными и квалифицированными. Кстати, за прошлый год они раскрыли более тысячи преступлений, в школах выявлено 50 фактов вымогательства.– На самом деле фактов рэкета намного больше…– Это достаточно латентный вид преступности, подростки его скрывают. У нас есть факты, когда в течение трех месяцев у несовершеннолетнего вымогали огромные суммы, только потом родители заметили, что у них полтора миллиона тенге дома не хватает. Сами дети не хотят заявлять об этом – может быть, из чувства ложного товарищества или из чувства страха. Знаете, у мальчишек свои понятия: сейчас все расскажу, а завтра от меня отвернутся друзья, подумают – трус, предатель.– А украсть деньги из дома – не трусость?– Ну, это уже вопрос к подростковым психологам. Мы, конечно, тоже пытаемся узнать о том, что происходит с детьми. По телефону доверия для несовершеннолетних 150 за год поступило 27 тысяч звонков. В прошлом году дети заполнили около 3,5 тысячи анонимных анкет. Сейчас устанавливаем в школах специальные ящики, куда можно опустить записку и рассказать о своих трудностях. – Говорят, в школах появились дружинники из числа учеников? – Да, мы сейчас стараемся создавать отряды добровольных помощников полиции. Ведь в любой школе есть дети, которые хотят стать полицейскими. – В последнее время постоянно на слуху детские суициды. Хотя чиновники от образования утверждают: смертельная статистика – в пределах допустимого.– Наверное, в этом случае нельзя так говорить – допустимо-недопустимо. По сравнению с прошлыми годами детей-самоубийц не стало больше. Хорошо, что этой теме стали уделять пристальное внимание. В декабре у нас было совещание межведомственной комиссии с участием представителей всех заинтересованных ведомств. Мы составили совместный план действий, решили организовать обучающий семинар для педагогов и школьных инспекторов. В каждой школе должен быть квалифицированный психолог. По всем фактам суицида мы обязательно проводим тщательную проверку. Буквально на прошлой неделе друзья очередного самоубийцы признались: последние три месяца тот говорил, что жить не хочет и собирается покончить с собой. Думали – шутит. И ни у кого даже мысли не родилось сказать об этом преподавателю. Знаете, когда тема подросткового суицида начинает усиленно муссироваться в СМИ, сразу начинается всплеск самоубийств. Потому что теленовости смотрят и дети, и кто-то из них подумает: «А почему бы и мне так не сделать?». Поэтому нужно очень аккуратно подходить к освещению этой темы, а школьным психологам – серьезно работать и с учителями, и с инспекторами. Ходит ученик унылым, так почему же никто не поговорит с ним? Те же родители, к примеру.

Шесть уголовных дел в прошлом году возбуждено по фактам доведения до самоубийства. Все остальные случаи – по другим причинам. Дети ранимее стали или родители предъявляют им более завышенные требования – не знаю. Между прочим, в государствах, где уровень жизни крайне низок, практически нет самоубийств. В Европе самый высокий уровень суицида. Парадокс: чем богаче общество, тем больше люди подвержены самоубийствам.

Наталья ТЕРЕНТЬЕВА, Астана

 

По сообщению сайта Zakon.kz