Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эксперт: Назначение Лайчака в Кишинев означает намерение ЕС повторить свой балканский опыт

Дата: 23 января 2011 в 20:10

Как ранее сообщило ИА REGNUM, недавно стало известно, что новым специальным представителем Евросоюза по Молдавии будет назначен бывший министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак (Miroslav Lajčák), который сменит на этом посту в Кишиневе нынешнего спецпредставителя ЕС Кальмана Мижеяе, в связи с истечением срока его мандата. Факт этого назначения ИА REGNUM прокомментировал эксперт по балканско-дунайскому региону Василий Каширин:

«Мирослав Лайчак, безусловно, является представителем дипломатической элиты Евросоюза и притом обладает обширным опытом работы в сложных и конфликтных зонах, а именно в странах западной части Балканского полуострова. Общедоступные источники справочной информации (в частности, его биография на сайте Ассоциации выпускников МГИМО) сообщают следующие данные о предшествующей карьере Лайчака.

Мирослав Лайчак, словак, католик, родился 20 марта 1963 года в г. Попрад (Чехословакия), окончил юридический факультет Университета Комениуса (т.е. имени Яна Амоса Коменского; Братислава), изучал международное право в МГИМО (Москва); также он обучался в Европейском центре Джорджа Маршалла в Гармиш-Партенкирхене (Германия). С 1988 года Лайчак находился на дипломатической службе Чехословакии, затем Словакии. В 1991-1993 гг. он служил в чехословацком и словацком посольствах в Москве, затем работал в центральном аппарате МИД Словакии; в 1994-1998 гг. был послом своей страны в Японии.

Но бо́льшая и самая важная часть карьеры Лайчака связана с Балканами. Известно, что этот дипломат владеет русским, английским, немецким, а также сербско-хорватским и болгарскими языками (и производными от них). В 2001-2005 гг. Лайчак был послом Словацкой республики в Союзной республике Югославия (с 2003 года это государство называлось Сербия и Черногория), по совместительству — также послом в Албании и Македонии (с постоянной резиденцией в Белграде).

С декабря 2005 по май 2006 года Лайчак был спецпредставителем Высокого представителя ЕС Хавьера Соланы в деле подготовки и проведения референдума о независимости Черногории. В этом качестве Лайчак сыграл ключевую роль в обеспечении по линии европейской дипломатии сецессии Черногории из единого государства Сербия и Черногория. На протяжении нескольких месяцев Лайчак активно занимался подготовительными мероприятиями, играл роль наблюдателя и посредника в переговорах между правящими и оппозиционными политическими силами в Сербии и Черногории. Референдум о независимости Черногории 21 мая 2006 года стал предпоследней по времени (на сегодняшний день) важной вехой в истории трагического распада бывшей Югославии. Нет нужды напоминать здесь о том, каков был вклад евроатлантических структур в дело расчленения этого дружественного России федеративного государства. Референдум в Черногории явился безусловным успехом, с точки зрения политики Евросоюза на Балканах и личной карьеры Мирослава Лайчака.

Затем с 1 июля 2007 года Мирослав Лайчак занимал пост Высокого представителя международного сообщества и Специального представителя ЕС в Боснии и Герцеговине (High Representative and EU Special Representative in Bosnia and Herzegovina). Его служба в Сараеве пришлась на особенно непростой период в новейшей истории Боснии. После одностороннего провозглашения албанской этнократией независимости Косова в феврале 2008 года власти Республики Сербской (БиГ) заявили о праве боснийских сербов на аналогичное самоопределение. Это вызвало резкое обострение риторики представителей всех трех главных этнических общин Боснии и Герцеговины.

В то время Мирослав Лайчак открыто и резко выступил против самой идеи самоопределения боснийских сербов, заявив, что существование и статус БиГ защищены конституцией государства и ни одна сторона не может менять их в одностороннем порядке. «Суверенитет является атрибутом государства и, следовательно, принадлежит Боснии и Герцеговине. Республика Сербская является субъектом (entity), а не государством в государстве, и точка», — цитировало слова Мирослава Лайчака американское издание Southeast European Times. Тогда же, в октябре 2008 года, отвечая на вопрос немецкого еженедельника Der Spiegel, сможет ли он, Лайчак, предотвратить возможный референдум о выходе Республики Сербской из состава БиГ, словацкий дипломат сказал, что такой референдум означал бы пересечение властями РС «красной черты», проведенной международным сообществом. По мнению Лайчака, Республика Сербская в качестве независимого государства не смогла бы выжить в экономическом отношении.

В другом своем заявлении Лайчак прямо сказал, что обязательства, взятые на себя Боснией и Герцеговиной при подписании 1 июня 2008 года Соглашения о стабилизации и партнерстве с ЕС, остались неисполненными, и процесс евроинтеграции БиГ зашел в тупик из-за политических распрей между сербской и мусульманской общинами. При этом Лайчак подчеркнул, что возможный распад БиГ в силу местной специфики точно не будет мирным, бескровным и «бархатным», по чехословацкому образцу.

В ноябре 2008 года были начаты переговоры о конституционной и политической реформе в БиГ, с целью достижения большей централизации этого государства и облегчения его движения в Евросоюз. Естественно, европейская и американская дипломатия, кровно заинтересованные в уменьшении прав и полномочий «дейтонской» Республики Сербской, всячески поддерживали и стимулировали такие переговоры. Однако вскоре переговорный процесс завершился полным провалом. 14 февраля 2009 года глава правительства Республики Сербской Милорад Додик выступил с идеей превращения Боснии и Герцеговину в конфедерацию трех государств, с общими вооруженными силами и валютой, но с правом каждого субъекта вести внешнеполитические сношения. По мнению Додика, такая схема позволила бы лучше всего защитить права всех трех этнических общин страны. А вскоре затем 21 февраля Додик заявил, что он более не будет участвовать в переговорах по конституционной реформе, если за Республикой Сербской не будет признано право на выход из состава БиГ. Это заявление Додик сделал в Мостаре после очередного раунда переговоров с Драганом Човичем и Сулейманом Тихичем, лидерами боснийских хорватов и мусульман соответственно. Премьер РС настаивал, чтобы в конституцию были внесены дополнения, гарантирующие право этнических территориальных общностей на самоопределение путем референдума, который может быть проведен через три года после принятия конституции. Еще одним условием Додика была неприкосновенность нынешнего статуса РС. Тихич и Чович отказались принять эти условия и тогда Милорад Додик демонстративно покинул заседание после часовых дебатов.

Работу Мирослава Лайчака на посту Высокого представителя в Боснии и Герцеговине вряд ли можно назвать удачной по результатам. Несмотря на подписание при нем Соглашения о стабилизации и партнерстве БиГ с ЕС, в действительности в 2008-2009 гг. центробежные тенденции в этой стране только усилились, и никаких реальных подвижек в деле евроинтеграции не произошло. Зато, по крайней мере, политический конфликт в БиГ в период работы Лайчака в Сараеве не перешел в горячую фазу. Кстати, у нас нет оснований говорить о личной предвзятости Лайчака в отношении какой-либо из этнических общин БиГ. Однако в своей работе он, конечно, руководствовался общими для европейской дипломатии в Боснии промусульманскими и антисербскими установками и оценками. 26 января 2009 года Лайчак получил портфель министра иностранных дел Словакии; однако свои обязанности в Сараеве он продолжал исполнять до марта того же года, когда его сменил австрийский дипломат Валентин Инзко. Министром иностранных дел Лайчак пробыл до июля 2010 года, а затем в декабре был назначен управляющим директором по России, восточным соседям и Западным Балканам во внешнеполитическом ведомстве Евросоюза (Managing Director for Russia, Eastern Neighborhood and the Western Balkans in the EU's External Action Service). И вот совсем скоро после этого пришло известие, что Лайчак возглавит работу европейской дипломатии по Молдавии и Приднестровью.

В связи с вышесказанным необходимо подчеркнуть: назначение молодого и энергичного Лайчака, кадрового дипломата-«тяжеловеса» с большим практическим опытом работы по самым сложным и конфликтным вопросам балканской политики, на пост спецпредставителя ЕС по Молдавии может служить еще одним доказательством того, что брюссельская бюрократия действительно решила сделать Молдавию и Приднестровье ключевым направлением своей восточной политики и намеревается добиваться качественного изменения статуса Евросоюза в переговорном формате «5+2». В настоящее время усиленно внедряется мысль о безальтернативности и даже монопольной легитимности этого формата. Однако последний в действительности уже проделал значительную эволюцию — ОБСЕ, явно теряющая авторитет и эффективность во всех сферах, становится все менее значимым участником процесса урегулирования на Днестре. Зато Евросоюз, а также отдельные государства, имеющие членство в нем, все громче заявляют о своей готовности активно работать по Молдавии, Приднестровью и урегулированию их конфликта. По сути, Евросоюз явочным порядком уже выходит из статуса «наблюдателя» и примеряет на себя одежды прямого участника переговоров по приднестровскому урегулированию.

Назначение Мирослава Лайчака нужно рассматривать как новое звено в одной цепи событий с заявлениями бундесканцлера Ангелы Меркель в Мезеберге в июне 2010 г. и переговорами лидеров России, Франции и Германии в Довиле, где вопрос об урегулировании на Днестре был поставлен в прямую взаимосвязь с выдвигаемыми Россией инициативами в области европейской безопасности. Весьма вероятно, что назначение искушенного балканиста Лайчака в Молдавию может означать намерение Европы перенести и задействовать в Молдавии опыт своей балканской политики. И кто знает, не приведет ли всё это к попытке реализации в Молдавии и Приднестровье модели «дейтонской» Боснии и Герцеговины — то есть насильственного включения и удержания внешними игроками целой национально-территориальной общности в составе чуждого ей по духу и идеологии государства? Итак, объединенная Европа активизируется на Днестре. Нельзя не согласиться с послом РФ в Молдавии Валерием Кузьминым о том, что в процессе приднестровского урегулирования наступает новый этап. Причем важно добавить, что инициирующая роль в этих подвижках принадлежит явно не России. И остается вопрос — а готова ли Россия к этим переменам; к отстаиванию в новых условиях собственных государственных интересов и защите своих союзников в регионе?».

По сообщению сайта REGNUM