Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Конфессии спелись в Москве // Дом музыки провел Рождественский фестиваль

Дата: 24 января 2011 в 10:12 Категория: Новости культуры

В Московском доме музыки прошел I Рождественский фестиваль. Новый форум полностью посвящен хоровой духовной музыке: помимо отечественных коллективов на фестивале выступили хор «Святой Стефан Дечанский» из Сербии, хор Эчмиадзинского кафедрального собора из Армении, а также хор Вестминстерского аббатства. Комментирует СЕРГЕЙ ХОДНЕВ. Любителям искать в музыкальной жизни скрытые пружины соперничества и противоборства новая инициатива Дома музыки и Владимира Спивакова преподносит подарок в виде весьма красноречивых аналогий. У Валерия Гергиева есть Московский Пасхальный фестиваль (МПФ), у Владимира Спивакова теперь есть Рождественский фестиваль. Пасхальный фестиваль с самого момента своего основания всячески демонстрировал интерес к духовной музыке (и даже вон сколько лет держит полноценную хоровую программу с десятками концертов) — Рождественский же и вовсе сосредоточился на ней. МПФ традиционно проводится под патронатом патриарха, Рождественский фестиваль курирует второй человек в РПЦ — митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Пока что есть, правда, разница масштабов (хоровые концерты Пасхального фестиваля, если отвлечься от основной его программы, рассредоточены в том числе и по многочисленным действующим московским церквям), но это не единственное отличие. Есть еще и вопрос конфессиональности. Грандиозная и не всегда хорошо структурированная хоровая программа МПФ обычно сосредотачивается на хорах из стран православного ареала; новый фестиваль Дома музыки, как мы видим, почтил главные хоры армяно-григорианской и англиканской церквей — для полной картины межхристианского единства не хватило разве что папского хора Сикстинской капеллы (он-то, впрочем, в Москве уже выступал). Может быть, здесь не обошлось без инициативы митрополита Илариона, который вместе с Владимиром Спиваковым является художественным руководителем фестиваля — на правах не только высокопоставленного сановника, но и композитора, произведения которого стали в последние несколько лет исполнять главные наши оркестры: и БСО Владимира Федосеева, и РНО, и оркестр Мариинского театра. Теперь вот и Национальный филармонический оркестр Владимира Спивакова исполнял на закрытии фестиваля его «Песнь восхождения» и фрагменты его же «Рождественской оратории». Стремление высокопреосвященного композитора примирить эстетику западноевропейского барокко (Баха прежде всего) в том виде, как он ее понимает, и традиции русского церковного пения общеизвестно, хотя реализуется оно подчас как минимум наивно, например в форме прямого «подтекстовывания» баховских фуг. Возможность услышать в одной программе «Симфонию псалмов» Стравинского и «Чичестерские псалмы» Бернстайна по нашим условиям, безусловно, очень ценна, но вот ровно в ту же программу вставлять еще и владыку Илариона — это уже вызывает чувство неловкости. За более органичными впечатлениями стоило обращаться скорее к другим участникам, которые на фестивале представляли свои собственные национальные традиции хорового пения. Например, к хору Вестминстерского аббатства, приехавшему вместе со своим теперешним руководителем Джеймсом О'Доннеллом и органистом Робертом Куинни. По составу хор выглядел вроде бы не совсем пропорционально — два десятка мальчиков от семи до двенадцати против одиннадцати уже совсем взрослых хористов (носящих звание «светских викариев»), среди которых при этом не только тенора-басы, но и, согласно старинной английской традиции, альты. Тем не менее, как оказалось, звук хора как раз очень хорошо сбалансирован — даже в «неродной» для него акустике концертного зала его объемность и мерность были очевидны, и если рокочущих низов там и недоставало, то зато было в достатке феноменальной чистоты тембра у дискантов и альтов. Школа вестминстерских хористов — это явно не только тренинг и муштра, но и серьезный отбор. Все по старинке, пускай теперь в хоре помимо юных кокни и клонов Гарри Поттера виднеются и чернокожие, и азиатские лица: хор Вестминстерского аббатства все-таки остается таким же хранителем традиций доброй старой Англии, как лорды или гвардейцы в медвежьих шапках. Именно этот хор столетиями поет во время важнейших государственных церемоний — вероятно, в напоминание об этом в программе концерта оказались и произведения, специально написанные для коронации Елизаветы II в 1953 году: коронационный марш Уильяма Уолтона «Держава и скипетр» (исполняя который, Роберт Куинни явно наслаждался возможностями органа Светлановского зала Дома музыки) и его же «Te Deum». Хор явно старался представить дайджест своего сегодняшнего репертуара максимально полным образом, вплоть до Эдварда Элгара, Франсиса Пуленка и современных композиторов. К их владению всей этой стилевой разноголосицей вопросов нет; но явлением действительно экстраординарного порядка оказались более старинные вещи, культура исполнения которых у хористов из Вестминстера, кажется, доведена просто-таки до рефлекса,— произведения Орландо Гиббонса и Джона Шеппарда, великих английских полифонистов тюдоровской эпохи, и композиторов барокко — Джованни Габриэли, Генриха Шютца и, уж конечно, национального классика Генри Перселла.

По сообщению сайта Коммерсантъ