Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Пробку ставить негде // Московские заторы не слушаются мэра Сергея Собянина

Дата: 25 января 2011 в 07:41

На прошлой неделе столичный мэр Сергей Собянин реформировал департамент транспорта и связи, убрав из его функций обеспечение связи, и назначил новым главой ведомства вице-мэра Николая Лямова, который и ранее отвечал в мэрии за транспорт и дороги. Таким образом, мэр вроде бы продолжает демонстрировать решимость в борьбе с пробками, победить которые наказал ему президент. Однако первый же крупный снегопад после новогодних праздников, когда город встал, показал, что за три месяца правления борьба пока не вышла за рамки обещаний и создания бюрократических структур. При этом Сергей Собянин еще и наступает на грабли Юрия Лужкова, зачастую пытаясь решать транспортные проблемы методами своего предшественника. Борьба Сергея Собянина с транспортными проблемами в Москве начиналась эффектно. Новый градоначальник явно действовал по примеру Владимира Путина, не упускающего случая продемонстрировать эффективность ручного управления вроде тушения лесного пожара с самолета. Господин Собянин забрался на крышу 14-этажного дома на Белорусской площади, свысока увидел, что городу не хватает мест для стоянки, и распорядился повсеместно строить парковки. После этого градоначальник нашел, что нормальному движению в городе мешают хаотично разбросанные по Москве ларьки, и распорядился бороться и с ними, попутно уволив пару чиновников. Не ускользнули от мэра и проблемы с движением на МКАД, в которых Сергей Собянин частично обвинил торговые центры, самовольно или с нарушениями понастроившие съезды и заезды на магистраль (дошло даже до обещания перекрывать въезды к нарушителям бетонными блоками). Юрия Лужкова же новый мэр косвенно поминал только недобрым словом, заявив, например, что столица собрала «все градостроительные ошибки в мире, которые только можно совершить». Наконец, под горячую руку попали грузовики, которым пригрозили запретом на въезд в город с 7 до 22 часов. А еще раньше, сразу после своей инаугурации, Сергей Собянин провозгласил на совещании в Минтрансе, что у федеральных, московских и подмосковных властей больше нет транспортных разногласий в вопросах совместных строек на приграничных территориях и вскоре дружба выльется в совместный антипробочный план действий. Такой «Комплексный план по решению проблем московского транспортного узла» действительно появился довольно скоро, и в нем присутствовали такие меры, как запрет в центре города троллейбусов, автомобилей с иногородними номерами или замена маршруток автобусами. Наконец, обещания были подкреплены деньгами. В 2011 году московский бюджет выделил на транспортную проблему втрое больше, чем годом ранее,— 203,6 млрд руб. Однако обещания вступили в противоречия с техническими сложностями. Оказалось, например, что за искоренение торговых палаток чиновники, впечатленные увольнениями коллег, взялись с излишним рвением. В одном только ноябре 2010 года было демонтировано свыше 2,2 тыс. ларьков с обещанием сократить в 2011 году их число еще на 14%. Потери от сноса ларьков в «Опоре России» оценили в «несколько миллиардов рублей». А вскоре выяснилось, что большая часть объектов была снесена незаконно, после чего Сергей Собянин вынужден был приостановить эту акцию. От предполагаемого запрета на въезд грузовиков, несмотря на уже вроде бы найденные в области места для стоянки фур, также пришлось отказаться. Ритейлеры разъяснили, что половина московских магазинов находится в жилых домах, где разгрузка ночью запрещена, и с введением запрета доставлять продукты придется несколькими мелкими грузовиками вместо одной фуры, что в итоге создаст на дорогах еще больше проблем. Не дошло и до перекрытия блоками съездов из торговых центров на МКАД. Ритейлеры заявили, что согласовывали развязки с властями, к тому же большинство торговых центров расположено на внешней стороне МКАД, то есть вне юрисдикции Сергея Собянина — в Московской области. Нет ясности и с дружбой Москвы с Подмосковьем и федеральными властями. Например, 13 января мэр заявил, что Москва готова реконструировать Ленинградское шоссе за пределами города, в частности на участке от МКАД до аэропорта Шереметьево (летом 2010 года перекрытие полос для ремонта путепровода спровоцировало здесь транспортный коллапс). Сергей Собянин поспешил заверить, что реконструкцию проблемного путепровода уже готов профинансировать Минтранс. Однако в самом Минтрансе «Ъ» в тот же день пояснили, что такое решение еще не принято и лишь только будет обсуждаться. Обещание бороться с пробками воплощается в сфере реформирования бюрократических структур и создания новых ведомств. Например, в мэрии был создан штаб по ускорению строительства метро, руководить которым поручили несменяемому вице-мэру Владимиру Ресину. Кроме того, департамент транспорта и связи на прошлой неделе был переименован в департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры. Какая реорганизация ждет его, кроме смены вывески, неясно. Понятно лишь, что предыдущий руководитель транспортного ведомства, экс-глава саратовского госавтодорнадзора Николай Годунов, не продержался на работе и нескольких месяцев. По сведениям «Ъ», он сам заявил о неготовности продолжать работу, после чего на место господина Годунова был назначен вице-мэр Николай Лямов, который и так с октября 2010 года является главным чиновником по транспорту в Москве. Единственной за три месяца антипробочной мерой, дошедшей до реализации, стал запрет парковки на Тверской улице. Он был исполнен с показным рвением. В первые после запрета дни многочисленные экипажи ГИБДД старательно отгоняли у каждого переулка желающих припарковаться. А столичные водители сообщали в блогах, что постовые якобы даже изменили режим работы светофоров у площади Белорусского вокзала, чтобы дать «продышаться» Тверской улице и таким образом показать градоначальнику, как мудры его распоряжения. Те же водители сетовали в блогах, что заторы переместились с Тверской улицы на соседние. То, что пробки пока не хотят слушаться Сергея Собянина, показал и первый после новогодних праздников крупный снегопад. 20 января с самого утра в столице образовались гигантские заторы, которые сервис «Яндекс.Пробки» оценил в восемь баллов из десяти возможных. Водители также жаловались на то, что снег со столичных улиц стали убирать намного хуже 2010 года, что также способствует образованию пробок. При этом, несмотря на стремление максимально дистанцироваться от Юрия Лужкова, Сергей Собянин пытается решить транспортные проблемы схожими методами. Так, господин Лужков тоже предлагал пустить огромные средства на борьбу с пробками, предлагая федеральным властям выделить 4 трлн руб. на это (правда, министр финансов Алексей Кудрин ему отказал). Юрий Лужков предлагал пускать дирижабли ГИБДД над городом, на что новый мэр отвечает не менее высокой идеей использовать ГЛОНАСС для борьбы с выездом частников на выделенную общественному транспорту полосу. Говорил в свое время о необходимости выделенных полос для общественного транспорта и Юрий Лужков. Собянинские планы строительства скоростного трамвая вполне можно сравнить с опытом предшественника по возведению легкого метро, признанным в лужковской мэрии неудачным. Идеология строительства паркингов вообще перекочевала из старой мэрии в новую с минимальными коррективами. Как и Юрий Лужков, Сергей Собянин предложил активнее строить перехватывающие парковки у конечных станций метро и «народные гаражи». Разве что новому мэру не понравился внешний вид последних, которые он сравнил со «страшными гробами». Однако завышенную цену боксов в 350 тыс. руб., на которую и жаловались граждане, Сергей Собянин критиковать не стал, как и отменять программу «Народный гараж» в целом. А о превращении грузового малого кольца Московской железной дороги (МЖД) в аналог подземки, на которую Сергей Собянин пообещал в этом году направить 2,5 млрд руб., Юрий Лужков говорил пять лет кряду. Реализовать эту идею господину Лужкову не удалось, но и в антипробочном плане господина Собянина сроки окончания работ на МЖД не установлены. В этой ситуации горожанам ничего не остается, кроме как выслушивать новые обещания. Сколько из тех, кто стоит в пробке, верят, что ее может не быть? Я не о том, что Юрий Лужков вел себя как лопух. В 2003 году у него отобрали дорожный фонд. Он говорил, что это приведет к транспортному коллапсу, и был прав. Но он думал, что каждый, кто будет проклинать эту бесконечную пробку, будет помнить, что все это потому, что у Лужкова отобрали дорожный фонд. Но это идиотизм, устраивать транспортный коллапс, чтобы добиться справедливости. Это вопрос не справедливости, а пиара. Надо было тогда все время напоминать. Что бы стоишь в пробке, а тебе по радио все время повторяют: «Вы попали в это дерьмо, потому что Путин отобрал деньги на дороги». Но тогда бы Лужков утратил доверие куда раньше. Ну, он все равно утратил. Вопрос в том, кто доверяет президенту, что Сергей Собянин эти пробки разрулит. В принципе ведь известно, что надо делать. Надо упорядочить существующее движение. Надо построить дороги. Для этого надо, чтобы они стоили разумных денег, чтобы километр дороги не был у нас в десять раз дороже, чем в Финляндии, где тоже зима. Для этого надо проводить международные тендеры. Нужна программа дорожного строительства, нужны сторонние специалисты. И построить дешевые паркинги. Надо запретить парковки где попало. И пробок не будет. Собянин пока другое делал. Он велел сносить все киоски, а потом нет, и те, кто в киосках, изрядно поиздержались, а те, кто сносил и обратно разрешал, наоборот, не поиздержались. Он в 2,5 раза увеличил бюджет дорожного строительства, но не предпринял ничего для снижения стоимости километра дороги. Он заказал систему общегородского автоматического регулирования движения, чего не все мировые столицы себе позволяют, километр дороги у нас теперь станет еще дороже. Эта система полезна, когда есть много вариантов, как проехать, и она выбирает лучший. Но у нас минимальная связанность сети, и из Бирюлево Восточного в Западное можно только по окружной, система эта будет мерить, сколько ты простоишь на этой дороге в пробке по сравнению с тем, как ты же простоишь в этой пробке на этой же дороге, но быстрее от этого не станет. Зато эту систему завязали на навигацию ГЛОНАСС, что тоже прогрессивно и недорого (тем более что четыре спутника уже упали). С парковками мэр пока не стал спешить. Так, у торговых комплексов немного пошустрил, но там вроде все откупились. Его вообще-то можно понять. Чтобы упорядочить движение, надо ссориться с ГИБДД; чтобы проводить тендеры, нужно ссориться со строителями; чтобы построить паркинги, надо ссориться с теми, у кого совсем другие планы на те места, где их надо строить; чтобы запретить парковки где попало, надо ссориться с жителями, владельцами и арендаторами торговых комплексов и офисов. И кому это надо? Есть такое мнение про нашу страну, что мы не развиваемся, что у нас очень выросло благосостояние разных граждан из-за цены на нефть и газ, но мы стоим на месте, ни тебе политического движения, ни экономического, жуткое взяточничество и потеря управляемости. То есть новый застой, граждане обозлены, государство вроде заинтересовано в движении, но сделать ничего не может, а оппозиция выглядит грустными клоунами. У граждан выросло благосостояние, на двадцать иномарок попадается один «жигуль». Они садятся в свои прекрасные машины, но двинуться не могут. Просто сидят и прожигают кто нефть, кто газ. Государство заинтересовано в движении, гайцу со стоящей машины доходу мало. Но сделать они ничего не могут. Оппозиция ходит по обочинам с синими ведерками на головах. Мы не стоим в пробке, мы в ней живем. И сколько там из нас верит, что ее может не быть? Надо спросить у Чурова.

По сообщению сайта Коммерсантъ