Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Черная полоса Домодедово

Дата: 25 января 2011 в 09:40

Олег Пантелеев, руководитель портала «Авиапорт»: Серьезного влияния на имидж аэропорта ни то, ни другое событие не окажет, по крайней мере, длительного. Как только название аэропорта перестанет мелькать на первых полосах газет в связи с этими трагическими событиями, пройдет еще, может быть, неделя, и никакого влияния этой ситуации, именно с точки зрения выбора со стороны потребителя, не будет. Другое дело, что всегда могут найтись люди, которые готовы воспользоваться обстоятельствами для решения каких-то своих частных коммерческих интересов. Всегда может найтись какая-либо компания, которая будет использовать в недобросовестной конкурентной борьбе упоминание таких печальных фактов. Когда украинская ракета сбила самолет авиакомпании «Сибирь», были обвинения, в том числе, и в адрес самой «Сибири». Но это уже никакого отношения к нынешней проблеме не имеет.

«Yтро»: Случаен ли тот факт, что взрыв случился именно в «Домодедово», самом крупном аэропорту Москвы по объему пассажиропотока, и именно сейчас, спустя месяц после декабрьского коллапса?

О.П.: Думаю, что столь глубокого анализа злоумышленники не проводили. А вот объем перевозок, количество обслуживаемых рейсов является в данном случае определяющим фактом. Причем, это не просто большое количество людей, но и в силу планировочных решений они размещены в одном терминале, а не в нескольких, как, например, в «Шереметьево». То есть, в принципе открытые площади там несколько больше. Но с другой стороны, с точки зрения обеспечения авиационной безопасности «Домодедово» ничуть не уступает другим российским аэропортам. По сравнению с другими московскими аэропортами, конечно, есть определенная специфика, например, связанная с тем, что он раньше других аэропортов отказался от стопроцентного досмотра с помощью металлоискателей на входе. Но это было абсолютно разумное решение. Я надеюсь, что и сейчас не будет принято решение вернуться к стопроцентному досмотру на входе в терминал по одной очень простой причине: мишенью для атак террористов становится любое очень большое скопление людей. И если очередь будет на рамку, то непонятно, в чем защита людей от теракта.

«Y»: То есть, с таким же успехом можно будет устроить взрыв перед рамкой, а не за ней?

О.П.: Есть один очевидный тезис: те меры безопасности, которые принимаются в местах массовых скоплений людей, будь то аэропорты, стадионы или что бы то ни было еще, это, если можно так выразиться, последняя миля, завершающий барьер перед терроризмом. И при этом совершенно очевидно, что его эффективность достаточно низкая, потому как против подготовленной группы злоумышленников такие методы не работают. Единственным эффективным методом является развернутая агентурная работа и т.п. Но это к авиации уже никакого отношения не имеет.

«Y»: Могут ли эти события повлиять на рынок воздушных перевозок в целом?

О.П.: Когда в 2004 г. смертницы атаковали два самолета, вылетевших, кстати, из «Домодедово», авиаиндустрия ощущала некоторое время давление со стороны этих событий на объемы продаж. Но спустя буквально пару недель полностью прекратился возврат билетов и продажи вернулись на прежний уровень. Сейчас, я думаю, ситуация будет точно такая же. Событие живет до тех пор, пока оно мелькает на первых полосах газет и в телеэфире. И краткосрочная эмоциональная реакция, которая приведет к снижению продаж, в принципе, возможна. Но пройдет неделя после того как тема потеряет остроту, и с точки зрения объема продаж все восстановится. Возможно, что правительство оперативно отреагирует на эту ситуацию с точки зрения ужесточения требований по авиационной безопасности. Будут досматривать более жестко, потребуют опять на входе в аэровокзал проходить через рамки. На протяжении, может быть, двух-трех месяцев вот это усиление мер, направленных на обеспечение безопасности, приведет к дополнительным очередям. И, разумеется, потребуется время для того, чтобы сами аэропорты перегруппировали силы, больше людей направляли на эти досмотровые рамки на входе и т.д. Но какого-то радикального длительного влияния ситуации на перевозку, конечно, не будет.

«Y»: Но с другой стороны, в 2004 г. рынок был на подъеме, а сейчас он только-только вернулся к былым объемам. Не могут ли эти события снова его слегка приземлить?

О.П.: Если вы посмотрите на темпы роста, которые были в 2010 г. относительно 2009 г., рынок себя чувствует очень даже неплохо. Такого подъема давно не было. Приземлить рынок может рост цен на авиационное топливо. Именно это происходит сейчас, и происходить будет в дальнейшем. Но говорить о сколько-либо существенном влиянии на ситуацию в гражданской авиации вот этого единичного происшествия уже вскоре будет неправильно. На фоне изменения цен на нефть на мировом рынке подобные события фактически незаметно пройдут для индустрии.

«Y»: А на взаимоотношения «Домодедово» с авиакомпаниями все случившееся может как-то повлиять?

О.П.: Для этого необходимы реальные предпосылки к тому, чтобы «Домодедово» можно было обвинить в халатности и, тем более, еще в каких-то серьезных преступлениях. Совершенно очевидно, что должны быть проведены очень тщательные расследования событий, связанных и с этой ситуацией, и с предновогодним коллапсом. И прежде, чем та или иная компания будет делать организационные выводы о сотрудничестве с аэропортом, она должна получить достойные подтверждения того, что сколько-либо серьезная вина аэропорта в происшедшем действительно имела место и что в любом другом аэропорте ситуация была бы лучше. И мне что-то подсказывает, что ни в том, ни в другом случае не будет ничего подобного выявлено.

«Y»: Возможен ли из-за теракта новый транспортный коллапс в «Домодедово»?

О.П.: Хотелось бы надеяться, что обойдется без этого. Трудности на протяжении нескольких часов, связанные с работой следователей и т.д., естественно, осложнят транспортные вопросы. Какие-то задержки рейсов неизбежны. Возможно, будут трудности с тем, как добраться до аэропорта. Локальные проблемы могут длиться на протяжении суток – полутора. Но в том, что они достаточно оперативно будут урегулированы и аэропорт сможет вернуться к расписанию и полностью выполнить свои обязанности и перед пассажирами, и перед авиакомпаниями, никаких сомнений нет.

Борис Рыбак, генеральный директор консалтинговой компании Infomost: Не припоминаю, чтобы теракты или масштабные катастрофы положительно отражались на рынке авиаперевозок. Но насколько серьезными будут последствия, предсказать невозможно. Иногда это оказывает просто катастрофическое влияние, иногда нет. Каждый такой случай – уникальный, готовых рецептов по предотвращению терактов или по оценке ущерба не существует. Но думаю, сам по себе тот факт, что взрыв произошел за пределами зоны специального контроля, означает, что туда проникнуть с бомбами невозможно. Собственно, для чего этот контроль и сделан. То есть, пронести бомбу на самолет нельзя.

«Y»: Контроль над пассажирами был усилен как раз после ряда терактов на самолетах, в том числе в России. Теперь следует ожидать усиления контроля над всеми посетителями аэропортов?

Б.Р.: Очевидно, меры по обеспечению безопасности будут ужесточать. Но надо понимать, что никакого эффективного средства, которое дает стопроцентную защиту от самоубийц-бомбистов, нет в природе. Вспомним историю с предотвращением терактов в лондонском Хитроу, после которой был введен известный запрет на пронос жидкостей. Тогда англичане заблаговременно получили информацию из агентурных источников и именно поэтому смогли остановить злоумышленников. Да, какие-то технические средства могут быть усилены. Это затруднит работу воздушного транспорта, аэропортов и усложнит жизнь пассажирам. Так бывало везде и всегда после терактов. Попытки установить более тщательный контроль на входе означают, что работа аэропорта будет парализована. Если поставить такой же спецконтроль, как в «чистую зону», в аэропорт будет просто не войти и не выйти. Очевидно, это просто технически невозможно. А с другой стороны, можно и на привокзальной площади рвануть точно так же, в чем разница?

«Y»: Всего месяц назад в «Домодедово» случился энергетический коллапс. Теперь взрыв. Как все это отразится на имидже аэропорта?

Б.Р.: Бывают черные полосы, бывают белые. Никак не отразится. Надо достраивать аэропорт, летать. Там же авиакомпании базируются, там потоки все завязаны.

Теракт в «Домодедово». ВИДЕО, новости, свидетельства очевидцев.

По сообщению сайта YTRO.ru