Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Показывают в максимально щадящем режиме, не все тело, не все повреждения» // Началась процедура опознания погибших при взрыве в аэропорту Домодедово

Дата: 26 января 2011 в 08:20 Категория: Происшествия

В официальных списках раненых и погибших в Домодедово до сих пор нет некоторых людей, пропавших в день теракта. Их ищут родственники в больницах и морге бюро судебно-медицинской экспертизы, куда доставили останки жертв взрыва. Вчера началась процедура опознания, которая может занять несколько дней. В больницах остается более ста раненых. Родственники пострадавших утром пришли к приемной реанимационного отделения Института Склифосовского, куда доставили 11 человек. Посетители называли имена близких по телефону, после чего к ним спускался врач и рассказывал о состоянии больного. «Мы здесь провели почти полдня,— рассказала родственница Нурулло Хасанова.— Вот нам наконец сообщили, что он пришел в сознание, мы так рады». О том, что господин Хасанов был в Домодедово и пострадал от теракта, его семья узнала лишь из выпуска новостей. В больнице им сообщили, что «у него были осколочные ранения рук, ног и лица, но после операции он очнулся». Радостное оживление в приемной быстро сменилось напряженной тишиной — семьи тяжело пострадавших предпочитали ждать молча. «Мы специально приехали сюда поговорить с врачом,— отстранила от себя всех любопытных жена одного из потерпевших.— Вы понимаете, что это такое, когда врачи даже прогнозов не дают?» Всего в Институте имени Склифосовского были сделаны операции семерым пациентам. «В основном пострадавшие получили черепно-мозговые травмы, осколочные ранения, минно-взрывные травмы»,— рассказал главврач института Анзор Хубутия. Медики оценивают состояние семерых человек как тяжелое, двое находятся в состоянии средней тяжести, один в удовлетворительном и один в крайне тяжелом состоянии. По данным МЧС, в московские и областные больницы госпитализировано 111 человек, среди которых есть граждане Таджикистана, Узбекистана, Сербии, Франции, Германии, Италии и Нигерии. Личности 12 госпитализированных пока уточняются. Останки жертв теракта отвезли в морг бюро судебно-медицинской экспертизы департамента здравоохранения Москвы. По словам дежуривших у здания милиционеров, туда же доставили и голову предполагаемого смертника. К семи утра вторника были опознаны 18 погибших, у которых при себе были документы. Остальных должны были опознать родственники. Пропахшие валокордином люди выходили из здания и потерянно курили, не замечая мороза. «Муж работал таксистом и никогда не брал с собой документы, всегда оставлял их в машине,— рассказала корреспонденту «Ъ» жена погибшего Бориса Смирнова.— Оказалось, что он стоял далеко от места взрыва, но ему перебило сонную артерию». У женщины зазвонил телефон, и она монотонным голосом начала повторять в трубку те же слова. «Психологи нам очень помогли, очень хорошо работали, успокоили, как могли,— сказала ее подруга,— но эти бесконечные телефонные звонки от знакомых снова сбивают». Психолог Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Ольга Серебровская рассказала, что медики сопровождали родственников жертв на всех этапах процедуры опознания. «Сначала человека допрашивают следователи следственного комитета при прокуратуре, даже если он не уверен, что его родственник погиб,— рассказала госпожа Серебровская.— Спрашивают, как человек узнал о взрыве, как там мог оказаться его близкий. Психолог помогает отвечать обдуманно, а не эмоционально». В ходе разговора выясняется внешность предполагаемой жертвы теракта, его одежда, особые приметы. На основе этих данных следствие отбирает несколько сделанных ранее фотографий тел, которые показывают родственникам. И только после этого происходит непосредственно опознание трупа. «Показывают в максимально щадящем режиме, не все тело, не все повреждения,— сказала госпожа Серебровская.— Так, чтобы потом эта картина не преследовала человека всю жизнь». Даже когда нет сомнений, у всех родственников берут анализ ДНК, чтобы исключить саму возможность ошибки. «После психолог помогает с решением технических задач — получить свидетельство о смерти, договориться с представителями ритуальных служб о захоронении. При этом мы стараемся предотвратить симптомы стрессового расстройства. Горе — нормальная реакция, но она может трансформироваться в патологическую, ударить по человеку позже. Мы вызываем эмоциональную реакцию, чтобы потом не было стресса». Некоторые из тех, кто приезжал на опознание, ничего не знали о судьбе своих близких, пропавших в Домодедово: их не было ни в больницах, ни в списке погибших. «Я с ночи ищу своего брата Александра,— рассказал «Ъ» Константин Зубрицкий.— Он должен был встречать человека в аэропорту, там стоит его машина с вещами. Но его имени нет ни в каких списках». «Приезжаем ночью в одну больницу, там перед нами охранники закрывают дверь: без разрешения врача ничего не скажем. В другой врачи признались, что у них нет полного списка пациентов, поступивших из аэропорта,— возмущается господин Зубрицкий.— Еще в одной больнице нам сказали, что у них нет неопознанных потерпевших. А здесь МЧС отправляет в ту же больницу, говорят, что неопознанные там точно есть. Полная неразбериха». По данным МЧС, к вечеру вторника родственники опознали тела 28 из 35 погибших. Правительство Москвы предоставило всем родственникам пострадавших жилье в столичных гостиницах и питание. В свою очередь, компания «Аэрофлот» заявила, что за свой счет перевезет в Москву и обратно родственников погибших.

По сообщению сайта Коммерсантъ