Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Турат Акимов: В Средней Азии в ближайшие 10 лет будет очень тяжело

Дата: 26 января 2011 в 12:50 Категория: Новости политики

CA-NEWS (KG) — Интервью Турата Акимова, политического аналитика, главного редактора киргизской газеты «Деньги и власть» (Бишкек), Информагентству REGNUM.

— Чего добилась Киргизия за прошедший год?

— Единственный плюс, к которому пришел Кыргызстан — это то, что политики и власть как ЗАО (закрытое акционерное общество) теперь стали понимать, что с мнением улицы, с мнением народа и с мнением гражданского общества все-таки надо считаться. Иначе, у них ничего не получится...

Мы провели конституционную реформу, провели выборы и референдум, пережили два революционно-кровавых катаклизма. Но вновь оказались перед неразрешенным грузом проблем. В первую очередь, конечно, социально-экономических. И пока не существует серьезных мега-проектов и под такие проекты не существует денег, следовательно, не обеспечивается трудовая занятость и отвлеченность народа от политики.

И здесь проблема как по Ленину: «верхи не могут, низы не хотят». Поэтому у нас сохраняется нестабильный фон, и единственным элементом, что успокаивает, является Роза Отунбаева. Будучи женщиной, на этот период она стала своеобразным стабилизатором. Если бы пришел мужчина, возможно, уже случились бы кровавые переделы собственности, власти и всего прочего, как это было в 2005 году: возросло бы количество политических заказных убийств. Женщина сработала как стабилизатор.

— В чем, по Вашему мнению, причина ошских событий 2010 года?

— Я считаю, что это поработал какой-то спецдиверсионный центр. Аналитический. Насколько я понимаю, узбеки и киргизы не испытывают патологической ненависти друг к другу и не занимаются убийствами друг друга, как это происходит в Израиле с Палестиной. Но раз в 20 лет происходит взрыв, накапливаемый в условиях бытового национализма, а он присутствует везде. Но, в данном случае, переформатировать разговор Максима и Жаныша Бакиевых и сделать диверсионную акцию по лекалам этой телефонной беседы мог только серьезный диверсионный центр.

А затяжной кризис в части новых возможных террактов, нахождение схронов оружия — это все говорит о том, что работа была планомерная и достаточно серьезная. Говорить о том, что это были выходки местных политических аферистов, очень трудно. В эту диверсионную парадигму попали многие — в том числе и узбекские экстремисты, и киргизские националисты, и члены ВП, и пробакиевское экс-руководство страны. Работа была проведена на серьезном аналитическом уровне.

— А в чем цель? Зачем это все нужно?

— По роду своей деятельности я отслеживаю многие процессы, в том числе и геополитические, и вот что я вижу: в 2012 году, а если точнее, то к концу 2011 года войска США должны покинуть Ирак, и из них 30% сил должны переместиться в Афганистан. К 2014 году Барак Обама обещает вывести войска и оттуда. Но я не верю, что США после этого скажут, что ее миссия в Центральной Азии завершена и они отправляются обратно — за Атлантику.

США потратили 70 лет на развал СССР, теперь идет добивание СНГ, борьба за проникновение на эти территории, в том числе и войск НАТО. И я не верю, что после этого они скажут «до свидания» и уберутся восвояси. Перед США стоит большая проблема — на каких причинах здесь остаться дальше?

Я подозреваю, что, возможно, будет силовая акция против Ирана. Она должна приобрести какую-то латентную форму. И, возможно будут эксцессы в Центральной Азии, где США все-таки нужно закрепиться. Если здесь будут происходить, скажем, хаотичные вещи, то я не удивлюсь появлению наблюдателей или «голубых касок» от имени НАТО или еще кого-то.

Поэтому я не буду удивлен, если любой, кто будет в этой стране бегать с оружием, будет объявлен террористом. Возможно, даже международного масштаба. Окажется членом любой террористической группировки на земле. И со временем могут появиться какие-нибудь члены организации Усамы Бен Ладена или еще чего-то.

— А что вы скажете относительно обвинений в адрес российских спецслужб?

— Говорить о том, что российским спецслужбам выгодны манипуляции на киргизских территориях, трудновато. Потому что Россия всегда считала это зоной своих интересов. На самом деле, ей будоражить и терять еще одну республику из своего влияния, как это произошло с Грузией, не хочется. То есть России такая геополитическая ошибка не нужна.

К сожалению, Кремль не имеет серьезной матрицы помощи, влияния и работы с киргизской элитой. Дело в том, что во всем виноват не народ, а элита, которая принимает те или иные решения. Ошибочные или правильные.

На нашей территории, несмотря на то, что мы не имеем никаких геополитических амбиций, присутствуют две военные базы. Сейчас идут разговоры о создании на юге Кыргызстана дополнительной базы — то ли США, то ли России. Все это говорит о том, что в Средней Азии в ближайшие 10 лет будет очень тяжело. И говорить о какой-либо серьезной стабилизации невозможно потому, что режим управления Узбекистана стареет, в силу природных причин — Исламу Каримову 73 года, это надо учитывать. Нурсултан Назарбаев 70-летний человек. И если сейчас все держится на их мудрости, на их силе воли и еще каких-то политических взглядах, то мы не можем знать заранее, какая матрица взглядов сложится с приходом новых руководителей двух этих достаточно развитых экономически, но в какой-то степени перенаселенных стран. В данном случае Узбекистана, где присутствует куча споров — территориальных, анклавных и прочих внутренних.

В Кыргызстане тоже не существует пока достаточно серьезной, уважаемой фигуры, поэтому говорить, что здесь будет наблюдаться некая стабильность и служение ради уважения, тоже не приходится. У киргизов в силу большого критического мышления накопилась очень большая масса критического недовольства. Она может выразиться как угодно — и как протесты, и как бунты, как перекрытия дорог.

А наша политэлита на сегодня не способна решить ключевые вопросы, и она не имеет никаких идей по консолидации собственного народа. В итоге критической массе не нравятся ни Акаев, ни Бакиев, ни отец, ни мать. И люди перестают слушать чей-либо разумный голос, в итоге они могут послушаться кого угодно. И в первую очередь — полевых командиров, потому что им нужен человек, который принимает решение «здесь и сейчас»: на площади, на митинге, где собралась новая тысяча человек.

Программных проектов, чтобы отвлечь людей в более созидательное русло, ни у кого нет. Не строятся заводы и фабрики, да и отсутствуют какие-либо грандиозные мегапроекты, на которые люди могли пойти и увидеть «настоящее будущее». И когда люди не могут разрешить свои социально-экономические проблемы, они просто обращаются к власти: кто из вас будет решать, зачем мы доверили вам свою судьбу?

Народ хочет твердой руки, разумного шага, доброго слова и справедливости. Происходят жертвы, погибают люди, но итогов — нет. Ни экономических, ни политических, ни юридических. Никто не наказан, система власти не изменилась — переписать Конституцию не значит изменить государственный строй, мышление, менталитет, дать надежду, продвинуть народ вперед к каким-то светлым мечтам или создать некое великое будущее. Одним словом, «фабрика грез» в Кыргызстане не работает. Ее просто нет. И люди уходят в пессимизм, в апатию, потом — в скептицизм. Ив принципе, потом они могут выражать лишь негативные эмоции.

— Национализм. Насколько реально это происходит в головах людей? Или это навязанный откуда-то извне процесс?

— В кризисный момент любой народ, любое государство, этнос начинает искать ориентиры. Естественно, будут использоваться ориентиры прошлого и вновь закрепляться в сознании. Потому что новые ориентиры не выставлены. И порой некоторым политикам кажется, что жизнь палеолита или неолита была очень прекрасна. Другим может показаться, что идеальными были средние века. Поэтому люди разного толка могут предлагать различные идеи.

Мусульманские священники обычно начинают предлагать идеи ислама 1700-летней давности, потому что нет собственной государственной идеологии. Они выдают религиозную идею взамен государственной. Поэтому то, что происходит на фоне тех или иных стычек на бытовом уровне, оно вполне реально, но оно существует само по себе. Люди, не имея государственных идеологических центров управления, начинают самовыражаться. И могут обвинять в своей несостоятельности соседа. Не имея собственного дела, позариться на чужой бизнес. Предлогом может быть что угодно – и цвет глаз, и цвет волос...

Здесь нужно отличать национализм от патриотизма. Патриотизм — это чувство, когда люди уважают тебя за твою национальность. К примеру, люди гордятся тем, что живут в Японии. Говорят: «японский дух», «самурай», японский робот, японские технологии — это приносит восхищение, и люди чувствуют превосходство. Но когда это чувство уходит, люди начинают обвинять в своих недостатках других — это уже попахивает неким экстремизмом. Так как власти не могут управлять этими процессами, они начинают принимать любую психологическую форму — в виде бунта, в виде побоищ, драк, рейдерских захватов.

Возможно, что за националистическими идеями стоят чьи-то хищнические аппетиты, стремление к переделу собственности. Скажем, не имея правовых возможностей или же на конкурентной основе победить в том или ином бизнесе, люди могут пойти на такие националистические призывы, в которых могут сказать: «Почему он живет лучше нас?» или «Почему он нас обманывает?» Национализм, это, пожалуй, самое прочное человеческое чувство и качество. Он теряется очень тяжело. Поэтому всегда есть люди, готовые расшевелить это чувство — что в Бишкеке, что в Оше, что в Москве. И этим часто манипулируют политики.

Но активация этих настроений говорит и о том, что вырастает новое поколение людей, которых уже волнует на подсознательном уровне само выживание нации. Потому, что все говорят, что Кыргызстан идет к распаду. И это вникает в подсознание. Люди начинают искать выход, и могут начать выражать свои чувства как угодно. Не удивлюсь, если завтра появится какой-нибудь кыргызский Гитлер и начнутся погромы. Есть силы, которые будут пытаться использовать это в своих интересах.

Однако это чувство обостряется лишь в тот или иной момент. Человек не может жить этим постоянно. Жить нужно экономикой, семейными и родственными отношениями. Человек не может все время думать об этом, потому что оно не приносит прибыли, не накормит его. Но использовать эти чувства в тех или иных вариациях вполне возможно. А, возможно, сейчас появляется то поколение, у которого возникло обостренное чувство государственности.

К сожалению, советская номенклатурная элита, которая нам досталась в наследство со времен СССР, Акаевы-Бакиевы, были людьми достаточно национально-толерантными, но жившими по понятиям наживы. Если вы помните, то Советский Союз развалился именно из-за этого — была большая разница между рядовыми гражданами и членами политбюро. И для людей, разваливших Советский Союз, ничего не стоит также бездарно потерять маленький суверенитет маленькой страны.

— Возможна ли очередная насильственная смена власти в Киргизии в ближайшее время?

— Этой весной — вряд ли. Потому, что у всей внесистемной оппозиции нет лидера, который мог бы объявить себя новым Нельсоном Манделой или еще кем-то. Но спорадические протесты будут: учителя, врачи, милиционеры были долго недовольны. То есть те или иные слои общества будут выражать недовольство. Но кто сможет объединить все эти протесты в одну политическую силу, принести новую идеологию, изменить формат власти? Если действовать как Урмат Барктабасов — «пусть они уйдут, а я буду», то есть действовать по принципу «их выкинем, а сами сядем», то это будет очередной захват власти и ничего больше.

На чем будет основываться смена власти, зависит от новых лидеров. Все будет зависеть от того, как они преподнесут ее. Тогда, возможно, люди объединятся. Но отчаянных дураков тоже хватает. Они могут вести себя просто неадекватно. Люди, как мне кажется, просто ищут пути и, к примеру, предлагают созвать новый курултай. Много проектировщиков, но все их проекты могут закончиться ничем. Потому что трудно обосновать на международном уровне — почему это легально, а это нелегально.

В Киргизии произошел большой перелом законности. Конституция, написанная легендарным парламентом, была выкинута господином Акаевым. Он написал собственную. Бакиев выкинул Акаева и тоже написал свою. Текебаев выкинул Бакиева и тоже написал собственную. Получается, что это 7-я Конституция за 20 лет. Ни одна из них не проработала больше 3-х лет. Народ просто не понимает, что творят политики и поэтому идет у них на поводу…

Если 200 лет не охранять свою конституцию, а каждый год ее будет переписывать какой-нибудь балбес, собравший 4-х граждан с улицы, то мы действительно придем к краху государства. Потому, что «законные корни» уже вырваны из земли. Мы должны возродить конституцию 1993-го года. Я являюсь ее сторонником, потому что в ней наиболее идеальное равновесие между тремя ветвями власти. Та Конституция обсуждалась почти 2 с половиной года сотней депутатов.

К сожалению, у нас ситуация выглядит так: Вы, к примеру, президент, а ваши шофер, дворник и офис-менеджер, символизирующие 3 ветви власти, постоянно дерутся потому, что шофер хочет быть менеджером, менеджер — заменить дворника, а дворник стать шофером. И это приводит то к парламентскому, то к правительственному кризисам.

Мы должны уважать себя не хуже американцев. К сожалению, у нас самоуважения нет. А нужно восстановить Конституцию 1993-го года и на ее основе выбрать президента. Иначе мы ее будем каждый год переписывать. При нынешней конституции, с ее парламентаризмом, какая-нибудь исламская партия, назвавшись как угодно, к примеру «Солидарность», может, придя к власти, переписать Конституцию по исламским канонам. И постоянное переписывание Основного закона приведет страну только к краху.

 

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба