Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Смерть москвича после драки с кавказцами: Почему врачи не спасли парня, а милиция не нашла преступников?

Дата: 27 января 2011 в 12:10 Категория: Здоровье

Смерть москвича после драки с кавказцами: Почему врачи не спасли парня, а милиция не нашла преступников?

Смерть москвича после драки с кавказцами: Почему врачи не спасли парня, а милиция не нашла преступников?

КАК УБИВАЛИ МОЕГО ДРУГА

Каждый такой случай — патрон в обойме националистов. Все радикальные сайты пестрят фотографиями убитого и громкими призывами из серии «доколе?». Вопрос зашкворчал в Интернете, словно масло на раскаленной сковороде, вызвав бурю обсуждений. Оно и понятно: настроение после декабрьских событий на Манежке у нашей молодежи еще «приподнятое». Плюс страсти подогрела писанина некоего Максима Воронова — приятеля убитого. Он выложил в Сеть рассказ на тему «Как убивали моего друга». Читаешь, и сжимаются кулаки... пока не начинаешь вникать в детали. И чем больше вникаешь, тем чаще удивленно хмыкаешь, забывая о праведном гневе.

Начинается история весьма оптимистично: в новогоднюю ночь веселая компания завернула в клуб у метро «Домодедовская». Компания небольшая — две влюбленные парочки: Максим Кольцов (погибший. — Прим. авт.) со своей девушкой Настей и Макс Воронов с подругой Ниной. Итак, пришли, спустились на нулевой этаж. Сидят, выпивают. Затем... «Затем мы вышли с Ниной из клуба покурить, — пишет Воронов. — Там возле темной «Приоры» стоял дагестанец в светлом свитере. Он о чем-то разговаривал с земляками, похоже, кого-то искал. Достал пистолет, пытался выстрелить в воздух, но патрона не было. Повернулся к нам и спрашивает, где «та длинноволосая блондинка», по описанию похожая на Настю. Моя девушка отвечает: «Кто? Я откуда знаю, кого ты там ищешь?!» И мы зашли в клуб. Нина рассказала ему про дагестанца. Кольцов и Настя вышли на улицу. Кольцов спросил у дагестанца: «Ты ее ищешь?» Тот ответил: «Нет!» Тогда Максим извинился. Они пожали друг другу руки, разошлись на позитиве. После чего ребята спустились ко мне за столик. Через какое-то время я заметил, что Макса нет. Выхожу из клуба, вижу на улице толпу нерусских. На Максе сидит дагестанец и держит его двумя руками за шею. Столкнув его с Макса метра на два, я закричал: что вы делаете? Потом обернулся, Макс Кольцов был уже метрах в пяти от меня, его били кавказцы, группой из нескольких человек. Я побежал за ними с криками: «Я вас сейчас убью, с...и». Они убежали. Потом я бросился к Максу. Он лежал на снегу в рваной футболке, без сознания.

Через сутки после избиения Кольцов впал в кому, а на Рождество умер. Причина смерти — «черепно-мозговая травма, отек мозга».

Позже Воронов рассказывал, что Максима ударили по голове пистолетом.

 

В ЖИЗНИ ТАК НЕ БЫВАЕТ

 

Согласитесь, странноватая история. В ней нет логики. Начиная с того, что Кольцов по первому зову бежит демонстрировать свою девушку, и заканчивая молодецкой удалью Воронова. Щуплый юноша, отшвырнув дагестанца на два метра, очертя голову бросился на толпу кавказцев, которые в страхе бежали. Сюжет из боевиков. В жизни такого не бывает.

Что ж, попробуем разобраться. Итак, все самое интересное началось с «демонстрации» блондинки. Казалось бы, ничего глупее не придумать. Но, может быть, этот поступок вполне в духе Кольцова?

Друзья парня уверяют, что нет.

— Он не был фанатом, ровно относился к кавказцам, — говорит давняя знакомая погибшего Катерина Кулик. — Энергичный, всегда на позитиве. Но он не был вспыльчивым. И несмотря на то что два года служил в милиции, типично милицейского гонора и замашек у него не было. Не знаю, почему он так себя повел.

Как оказалось, потому что стал жертвой дезинформации.

— Мы подумали, что дагестанцу нужна именно Настя, — признается Максим Воронов. — Иначе почему он спросил о блондинке именно нас?

— Совпадение...

— Согласен, — вздыхает Воронов. — Он мог и не знать, что в нашей компании есть блондинка. Но это только теперь ясно.

Но тогда Кольцову друзья передали ровно следующее: «Там ищут Настю». Вот парень и пошел разбираться.

Однако первое выяснение отношений закончилось миром. Дагестанец уехал. Казалось бы, финита ля комедия. Но потом кто-то из его земляков вызывает Кольцова на разборки и избивает. Впрочем, кровожадность кавказцев сильно преувеличена.

  — На теле сына не было ссадин и синяков, — говорит мать погибшего парня Мария. — Все внутренние органы целы — специально уточняла у врачей. Единственное, что сбиты костяшки пальцев и опухла нога в районе лодыжки. Значит, был обмен ударами, его сбили с ног, и он потерял сознание...

— Или вы все же видели, как Максима били в висок пистолетом? — уточняю уже у Воронова.

— Нет, — мнется тот. — Это просто предположение...

— Вы заметили у кого-то из дерущихся оружие?

— Нет.

— В драке участвовал тот Ромео, который раньше с пистолетом разыскивал блондинку?

— Нет. Его не было.

— Тогда с чего вы решили, что был пистолет?

— Потом уже я заметил у Макса небольшую ссадину в районе виска и подумал, что, возможно, его ударили пистолетом. А может, и нет...

— Но вы видели, как кавказцы избивали Кольцова?

— Ну вообще-то они пытались привести его в чувство. Тот, который на нем сидел, бил по щекам, я его действительно оттолкнул. А остальные тащили Макса по снегу, чтобы прислонить к стене.

«Ничего себе сочинил мальчик!» — размышляю. Ясно, что для красного словца и в свете последних событий, но так недолго и новую Манежку накликать!

Но все же, что послужило поводом для драки?

Продолжение истории с тем дагестанцем, который искал блондинку? Вряд ли. Тем более что среди дравшихся ревнивца не было. Возможно, эти два события вообще не связаны между собой. Не исключено, что Кольцов, проходя мимо зала на первом этаже, где гуляла большая компания кавказцев, мог кого-то задеть или его задели. Делать выводы могут только следователи. Но они не спешат открывать карты, ссылаясь на тайну следствия. А может, просто сказать нечего? Дело возбудили по заурядной статье — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Стало быть, национального окраса в потасовке правоохранители не усмотрели и дело для них — рядовой случай. И зачастую это означает: «можно особо не напрягаться». К сожалению, это относится не только к правоохранителям, но и к медикам. Случай Кольцова в этом плане весьма показателен. К трагедии привела куча мелочей, начиная с выбора клуба.

 

В ТАКИЕ ГАДЮШНИКИ ЛУЧШЕ НЕ СОВАТЬСЯ

Итак, начнем с «неудачного» выбора клуба.

— На самом деле никакого выбора нет, — уверяет местная тусовщица Мария Третьякова. — В нашем округе от метро «Красногвардейская» до метро «Домодедовская» всего три приличные дискотеки. Там охрана, персонал — русские, и дагестанцы ведут себя не как дома — чувствуют, что это наша территория.

Но в эти заведения Кольцов с компанией как раз таки не попали. В одном не оказалось свободных мест. В другом за новогодний банкет заломили по три тысячи с носа. Для молодежи сумма неподъемная. Кольцов, уволившись сначала из милиции, а затем из бильярдной, где работал барменом, последние два месяца жил за счет Насти (переехал к ней жить после месяца знакомства). А Настя, в свою очередь, тянула денежки у мамы. Что касается Воронова, то он тоже не работает — живет на иждивении у родителей. Денег впритык, особо не разгуляешься. А стало быть, одна дорога — в кабаки без претензий.

— Злачные заведения, как правило, открывают с привлечением общака ОПГ — это своеобразное вложение капитала, — говорит экономист Никита Кричевский. — В центр эти мелкие этнические группировки никто не пустит — там свое «кино», и им на откуп отдали спальные районы. Чиновники только за. С ОПГ проще иметь дело. Заносят конверт сразу за всех «подопечных» и без опозданий. Наши бизнесмены так не делают — тут за каждым бегать надо. Да и не у каждого найдется кругленькая сумма, чтобы раскрутить дело.

Впрочем, на какие деньги открывалось заведение «День и ночь», где и случилась трагедия, мы гадать не будем. Главное другое: уроженцы горных республик явно считают его своим. И ведут себя здесь по-хозяйски.

 

МЕДИКИ СДЕЛАЛИ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ?

Еще одна «мелочь», оказавшаяся вовсе не мелочью, — врачебная помощь. На «Скорой» Кольцова привозили дважды.

— Когда мы в первый раз приехали с Максом, ему сделали рентген черепа, и врач поставил диагноз «легкое сотрясение мозга», — вспоминает Настя. — Сказал: ничего страшного, можете забирать.

— Максим был в сознании во время осмотра?

— Он понимал, что ему говорят, но сам говорить толком не мог — мычал неразборчиво. На вопрос врача, согласен ли на госпитализацию, буркнул, что не согласен. Мы уехали. А к обеду Макс впал в сумеречное состояние, и мы вновь вызвали «Скорую».

Выходит, врач недооценил опасность? Сам доктор Константин Душутин, первым осмотревший Кольцова, не спешит посыпать себе голову пеплом. От прямых вопросов не уклоняется, глаза не прячет.

— В принципе симптомы черепно-мозговой были, — говорит молодой доктор, пытаясь отыскать историю болезни Кольцова. — Я предполагал, что он еще вернется. Но поймите: отек мозга — это же процесс. Допустим, в результате сотрясения лопается какой-то сосудик, и мозг начинает наполняться кровью. Через час после травмы это капля или две, через шесть часов — больше, и так далее. В семь утра у него еще не было отека — только сотрясение мозга. Но я предложил госпитализацию. Он отказался.

— А если бы согласился? — спрашиваю. — Был бы жив?

Доктор замялся. На самом деле — вряд ли. Думаете, когда «Скорая» привезла Максима повторно, врачи тут же собрали консилиум? Как же! Они положили Кольцова в общую палату, позабыв о нем на сутки.

— Это нормальная практика, — уверяет нейрохирург больницы № 68 Александр Хальков. — Симптомы сильного опьянения и черепно-мозговой травмы очень похожи. Нужно выждать. Если в течение суток человек трезвеет, приходит в сознание — значит, это не наш пациент.

Но ждать целые сутки! Есть ведь экспресс-тесты на наличие алкоголя в крови. Результаты будут известны в течение получаса.

— В нашей лаборатории нет специального оборудования для таких тестов, — говорит зав. отделением нейрохирургии Александр Леоненко. — Мы, конечно, можем отправить анализы в наркодиспансер, но результатов придется ждать в течение недели.

Согласно приказу Минздрава практически все больницы города отправляют анализы в один (!) наркодиспансер, где вечная запарка. Отсюда и неделя ожидания.

Как бы то ни было, Кольцов пролежал положенные сутки в палате, а наутро впал в кому. Но врачи не спешили устранить гематому.

— Согласно нашим исследованиям у Кольцова не было никаких изменений в мозге, — говорит Александр Хальков. — Конечно, если бы вовремя сделать томографию...

Томограф — это такой аппарат, который полностью просвечивает мозг и дает его трехмерное изображение — видна малейшая гематома (на рентгене не видна. — Авт.). Так почему же Кольцову не просветили череп? Оказывается, в больнице нет томографа. Он имеется лишь в соседнем госпитале ветеранов. На праздники госпиталь работал только 3 и 6 января. Третьего Кольцова не повезли. То ли забыли, то ли надеялись, что больной сам очухается.

— На шестое число я оформил все документы, — продолжает Хальков. — Но в тот день пациента подключили к искусственной вентиляции легких, и он стал нетранспортабельным.

Родных парня стали готовить к худшему. А когда Максим умер, медики сообщили об этом матери, цинично добавив: «Мы сделали все возможное».

Неужели все? Сомневаюсь.

 

НАДО УМЕТЬ ПРОЩАТЬ

А что следствие? С момента убийства прошло три недели — и никаких подвижек.

Не исключено, что у правоохранителей есть какой-то козырь в рукаве, но в целом негусто. Во-первых, это фоторобот одного из дагестанцев, составленный по описанию Воронова. Во-вторых, видеосъемка... которой нет.

— То ли у них нет камер в клубе, — сетуют родные Кольцова, — то ли стерли, но милиция уверяет, что не располагает видеосъемкой.

На самом деле камеры в клубе «День и ночь», где гуляли ребята, есть.

— Но они не подключены, — говорит администратор клуба Гуля. — Мы открылись всего два года назад, камеры поставили, а подключить не успели. Не веришь — смотри.

Хожу, смотрю: действительно, провода болтаются по ветру.

— В жизни не поверю, что у хозяина клуба не работают камеры! — возражает председатель профсоюза милиции Москвы Михаил Пашкин. — Ему важно знать, кто приходит, нет ли милицейской подставы, не торгуют ли наркотиками... Не исключено, что просто обрезал провода. Они же там все земляки: как отказать хорошему человеку, если тот попал в беду и попросил об услуге?

Понятно, это лишь предположение. Но не секрет, что отношения милиционеров и «рестораторов» зачастую носят не просто деловой, а чуть ли не родственный характер. Стражи порядка справляют в таких заведениях свои дни рождения и свадьбы за чисто символическую плату да и просто душевно отдыхают.

— Правда, у них по пьяни периодически сносит крышу, выхватывают пистолеты, кладут всех лицом в пол, — рассказывают местные таксисты. — А те ложатся, памятуя об Евсюкове...

Но, как говорится, в семейной жизни всякое бывает — надо уметь прощать. Кавказцы прощают, и милиционеры в ответ прощают им разные «бытовые инциденты»... Обыденность!

Теперь вся семья Кольцова надела траур. Но поскольку случившееся причислили к бытовухе, никому особо нет до этого дела. Вот усмотрели бы следователи в преступлении национальную подоплеку, что бы тут началось! Преступников бы из-под земли отрыли. А Минздрав наверняка бы наслал проверку на больницу, где Кольцов тихо умер. Заодно проверили бы и ночные клубы. Короче, засуетились бы. Вот в том-то и проблема, что «возбуждаются» лишь изредка и по необходимости. Во все остальные дни в году работают вполсилы. Миллионеры не особо спешат на поиски преступника, врачи не сильно заморачиваются с постановкой диагноза. Ведь за бытовуху с них никто не спросит. А если что-то подобное и повторится, просто махнут рукой. Мол, бытовуха. Бывает.

Как в анекдоте про дряхлую лошадь, обещавшую прискакать первой, но завалившей забег: «Ну не шмогла я, не шмогла...» Но только совсем не смешно.

 

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

«Молодежь теперь взрослеет позже»

Поначалу главные герои трагедии показались мне странными. В смысле нетипичными представителями современной молодежи. Какими-то инфантильными, что ли. Парням по 21 году, а живут на иждивении. Сочиняют опасные небылицы, идут на неоправданный риск. Взять того же Кольцова — зачем одному выступать против толпы кавказцев? В такой ситуации разумнее, наверное, было бы струсить. И, возможно, будь на месте ребят другая компания, все закончилось бы не так плачевно.

— А возможно, так же, — говорит кандидат психологических наук, преподаватель Института психологии им. Выготского РГГУ Жанна Шопина. — Они как раз таки типичные представители последнего поколения, которое достаточно инфантильно. Молодые люди взрослеют медленнее, что я отмечаю, наблюдая за своими студентами. Учится на втором курсе, а сознание на уровне десятого класса.

Западные психологи, изучая современную 20-летнюю молодежь, пришли к выводу, что в развитии людей появился новый период, который они окрестили «ранней взрослостью». Этот срок охватывает возраст от 20 до 28 лет. Еще в советское время человек за этот период должен был пройти такие этапы, как получение образования, устройство на работу, создание семьи, рождение ребенка. На каждом этапе человек брал на себя больше обязательств и, как следствие, становился взрослее. Теперь все по-другому: можно не торопиться, смаковать «ощущения возможностей», чем молодежь и занимается. Но не проходя обязательные этапы, люди медленнее взрослеют. Как следствие, по мнению психологов, современные 20-летние зачастую не понимают правил игры, инфантильны, не в меру идеалистичны, эмоции у них по-прежнему первичны, а логика вторична.

По сообщению сайта Zakon.kz