Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Россия вступает в эпоху «террористов-одиночек»

Дата: 27 января 2011 в 13:20 Категория: Происшествия

Россия вступает в эпоху «террористов-одиночек»

Россия вступает в эпоху «террористов-одиночек»

 

Версии о причинах теракта в московском аэропорту Домодедово 24 января и того, как он был допущен, в России сильно политизированы и нацелены на предвыборную борьбу. Это и являлось одной из целей теракта, и это показывает высокую вероятность их повторения в ходе электорального цикла, уверены эксперты. Без создания новой системы безопасности, утверждают они, избежать террористических актов стране не удастся.

 

Кто заказал?

 

События в Домодедово российские власти стараются пока не связывать напрямую с кавказским фактором. Но некоторые депутаты Госдумы уже прямо указали на наличие в этих трагических событиях «кавказского следа». Если эта версия подтвердится, то становится очевидным, что мы вступаем в эпоху «террористов-одиночек», которые в чем-то даже более опасны, нежели исполнители терактов, организованных из единого центра, опасается директор центра исследований общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.

— Их сложнее вычислить, спецслужбам труднее получать информацию об их подготовке и действовать на опережение, — пояснил российский эксперт в интервью «Кворум.kz». — Я бы назвал события в Домодедово неизбежным эхом событий на Северном Кавказе. Это уже не системное противостояние федеральной власти, а скорее акты отчаяния, но они не становятся от этого менее кровавыми и психологически крайне негативно воздействуют на состояние общества. Тотального страха нет, но после событий на Манежной площади каждое действие, связанное с кавказским фактором, может вызывать крайне негативный эффект.

Национальная тема, действительно, «раскручивается» в России, причем не только за счет СМИ, но и за счет «постановки» событий. Активизация произошла во второй половине 2010 года (Зеленокумск, Манежная площадь, Киевский вокзал плюс Останкино и др.), что, вкупе с особым вниманием СМИ к теме, дает основания подозревать предвыборный характер этой темы.

— Причем версия, что теракт укладывается в эту схему событий, как минимум, не является единственной. К примеру, есть версия о том, что это ответ одного из джамаатов, с которыми ведется точечная борьба в республиках Северного Кавказа (называется, в частности, Ногайский). Если посмотреть на хронологию терактов в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Ставропольском крае и др. регионах в 2010 г., то взрыв в Москве, скорее, «вписывается» в эту линию, — прокомментировал «Кворум.kz» заместитель гендиректора Центра Анализа Рисков Дмитрий Пикуль.

Однако, отмечает эксперт, ситуация в информационном поле показывает, что версии о причинах теракта и того, как он был допущен, сильно политизированы и «нацелены» на предвыборную борьбу. Это и являлось одной из целей теракта, и это показывает высокую вероятность их повторения в ходе электорального цикла.

По его словам, последний раз теракты, связанные с Домодедово, произошли в 2004 г. (взрыв в воздухе ТУ-134, следовавшего рейсом №: 1303 Москва-Волгоград, и ТУ-154, рейс №: 1047 Москва-Сочи). Тогда следствие пришло к выводу именно о «кавказском следе». Кроме того, признает он, большинство громких терактов в России действительно совершались, так или иначе, в связи с Кавказом.

— Поэтому не удивительно, что кавказский след и в случае теракта 24 января 2011 г., является для следствия основным. Но любой теракт — это вина тех служб, которые должны их предотвращать, — подчеркнул Д. Пикуль.

 

Кто виноват?

 

То, что причина в системных сбоях — сейчас уже очевидно многим. Аэропорт — потенциально самый привлекательный инфраструктурный объект для терроризма, а Домодедово — самый крупный аэропорт в России и в Восточной Европе. Тем не менее, здесь раз в 5 лет происходят теракты, а декабрьский коллапс выявил тот факт, что объект не обеспечен базовыми материальными ресурсами: резервным электричеством, системами оповещения и размещения пассажиров и т.д.

— Государство сейчас может списывать вину на аэропорт, но не секрет, что управляющая им группа «Ист-Лайн» тесно взаимодействует с государственными структурами, и без их помощи не могла бы добиться нынешнего положения аэропорта. После терактов в московском метро 29 марта 2010 г. президент Дмитрий Медведев подписал указ о создании комплексной системы безопасности на транспорте. Новый теракт показывает, что этой системы нет или она не работает. Не работают спецслужбы, милиция, частные компании, контрольные государственные органы — речь идет о системной проблеме, — сетует Д. Пикуль.

По мнению А. Власова, в сложившейся ситуации гораздо сложнее «вычислять» исполнителей на стадии предупреждения теракта.

— Так что бросать камни в адрес силовиков, конечно, можно, но едва ли можно сейчас гарантировать 100% результат, — считает он. — Другой вопрос — меры безопасности на стратегических объектах. Я постоянно летаю в Астану самолетами Трансаэро из Домодедово и давно обратил внимание, что служба контроля на входе «заточена» под мигрантов — узбеков и таджиков с киргизами. Идет борьба с нелегальными трудовыми мигрантами. Дело, безусловно, важное, но какое-то уж слишком избирательное. Систему тотальной проверки на входе включили только после взрыва. А, кстати, в Астане ведь тоже самое. Только с началом Азиады или под саммит. Это нормально?

 

Кто ответит?

 

В любом случае есть люди, которые по должности обязаны прогнозировать возможности, сценарии терактов и их предотвращения — это аналитики спецслужб, опирающиеся на данные полевых работников.

— Они либо не смогли предвидеть, либо не смогли предотвратить. Оба варианта негативны и для них, и для страны, — резюмирует заместитель гендиректора Центра Анализа Рисков. — Если говорить более масштабно, речь идет о системном сбое управления жизнеобеспечением страны. Во-первых, в стране старая инфраструктура (аэропорты, вокзалы, жилье, транспорт, учреждения соцсферы и т.д.), которая не заменяется и даже не ремонтируется нужными темпами. Во вторых, в стране старые системы обеспечения этой инфраструктуры, которые, постоянно реформируясь, не меняются (армия, милиция, МЧС, спецслужбы, госаппарат, госкомпании и т.д.).

В этой ситуации не могут не быть сформулированы претензии к политическому руководству. Как заметил Д. Пикуль, оно действует реакционно, то есть реагирует только на возникающие проблемы: вслед за терактами подписывается указ о системе безопасности; после расстрела мирных граждан милиционером, объявляется о реформе милиции; после пожаров задумываются над решением вопроса с торфяниками; после ледяного дождя решают, как наладить энергоснабжение и т.д.

— Власть реагирует на события, но пока не видно системного плана, который бы реформировал старую инфраструктуру страны, по сути — старую страну, и который работал бы на профилактику проблем, — заключил эксперт.

 

Что дальше?

 

Самым опасным сценарием будет нарастание числа терактов в предвыборный год, т.к. они получат больший резонанс и смогут сильнее расшатать и накалить общественные настроения, считают эксперты. Однако не менее тяжелыми с этой точки зрения будут и следующие годы, когда России предстоит проводить саммит АТЭС, Универсиаду, Олимпиаду, чемпионат мира по футболу.

Без создания новой системы безопасности, отмечает Д. Пикуль, есть большой риск того, что не удастся и далее избежать терактов. По всей видимости, полагает он, необходимо значительное кадровое усиление спецслужб и милиции, а, по большому счету, полное изменение их кадровой политики. Также необходимо их переобучение, а не просто переоснащение, учитывая, что деньги на него могут быть и бывают просто разворованы.

— России необходимо не только закупать зарубежное вооружение, но и приглашать иностранных специалистов обучать нас современным методам борьбы с терроризмом. Не исключено, что рано или поздно потребуется режим особого президентского правления на Северном Кавказе. Это опасно для имиджа, т.к. все ошибки будут списаны именно на президента, но все иные формы — госкомиссии, спецпредставители, полпреды и пр. — показали свою неэффективность. В 2004 г. после теракта в Беслане были отменены губернаторские выборы во всей стране, однако логичным ответом была бы отмена выборов и прямое президентское правление именно в тех регионах, которые являются проблемными. Не во всех — т.к. с недовольством всего Кавказа московское руководство просто не справилось бы, а в отдельных и поочередно, — пояснил Д. Пикуль.

По словам эксперта, такой механизм в законодательстве есть, однако он не освоен. Цель его использования — отстранение от власти кланов и возврат республик в систему государственного управления и государственной политики и экономики, возврат их в государство вообще.

— На данный момент некоторые представители этих республик воспринимают Россию как чужое государство, как противостоящую нацию. Это и есть одна из причин и самых ярких проявлений той самой национальной проблемы, — обозначил эксперт.

— Прежде всего, общество должно сплотиться, — предлагает А. Власов. — Северный Кавказ — часть России, нельзя позволить террористам достичь их цели — расколоть наше общество на своих и чужих — кавказцев. Это будет для России смертельно. Ну и, конечно, реформу силовых структур надо переводить из области пиар-проектов в плоскость реального наполнения. Профессионалы еще не перевелись. Дайте возможность им нормально работать.

Сегодня нет недостатка в жестких оценках действий российских силовых структур, и повторять их нет смысла, большинство из них обоснованны. Стоит обратить внимание на то, что использование смертников — одна из самых эффективных, если не самая эффективная технология совершения террористических актов, и полностью противостоять ей пока не научилась ни одна спецслужба в мире. Но это, заключает Д. Пикуль, не только не снимает ответственности с российских силовиков, а усиливает ее: они знают, что должны работать против смертников, против самой серьезной угрозы, но при этом допускают системные сбои в работе.

По сообщению сайта Zakon.kz