Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Кобыз — лекарство для души

Дата: 27 января 2011 в 16:30

Единственный в мире кобызотерапевт живет и работает в Павлодаре! Кумысжан Мукашева — практикующий психолог и народный целитель. Она — первая из ученых, решила дать научное обоснование древнейшему методу лечения с помощью звуков кобыза, который более тысячи лет практикуют тюркские баксы, определив его как метод психогигиены личности

— Кумысжан, кто первым стал использовать музыку кобыза в лечебных целях?
— Коркыт-ата, который жил в VII-VIII веках. Это был легендарный мудрец, прорицатель и музыкант. Все тюркские народы считают его своим предком. По преданиям, именно он изобрел кобыз и именно он стал первым баксы. Могила Коркыта находится в Кызылординской области рядом с одноименной железнодорожной станцией. Казахи знают, что Коркыт жил, творил и умер здесь, на берегах Сырдарьи.
— Когда Вы впервые познакомились с кобызом?
— В детстве во сне я часто слышала какие-то мелодии, но не знала, на каком инструменте они сыграны. У нас в селе Коктобе Майского района была музыкальная школа, там открылся класс прима-кобыза. Услышав его звучание, поняла, что это музыка из моих снов. Моя первая учительница Сулушаш Жунусбековна мне много рассказывала о тайнах наших предков, связанных с кобызом, о том, как его музыка влияет на человеческую жизнь. Однажды она показала мне синяки на теле, которые вдруг сами появились у нее за одну ночь в наказание за то, что она взяла кобыз грязными руками. Она считала кобыз священным.
— Каким был Ваш первый инструмент?
— После девятого класса по настоянию директора музыкальной школы я поступила в Павлодарское музыкальное училище и поселилась в общежитии. Вечером ко мне в комнату постучала незнакомая студентка-старшекурсница и предложила купить ее кобыз. У этой девушки были серьезно больны руки, она сказала, что учиться больше не сможет. Я, не торгуясь, отдала ей все свои деньги и взяла инструмент. Он был сделан в виде птенца лебедя. Вместо глаз у него были прозрачные камешки. Только одного глазика не было. Видимо, выпал, потерялся.
— Как Вы узнали, что можете лечить людей музыкой кобыза?
— Родители мне рассказывали, что наши предки раньше занимались целительством. Этот дар передавался из поколения в поколение, от отца к сыну. Но на моем шестом прадеде, которого звали Елеу-ата, эта связь прервалась. В нашей родовой книге «Шежире» написано, что Елеу-ата обладал сверхъестественной силой, которой управлял с помощью кобыза. Легенды гласят, что когда он брал в руки кобыз и напевал свой сарын (лечебное песнопение. — Авт.), больные исцелялись от безумия, слепоты или бесплодия.
Наш родственник, народный целитель Есен-ага, сообщил мне, что дар от Елеу-ата передался мне. В доказательство он пересказал мои детские сны, в которых я слышала кобыз и пение сарына. У меня как будто глаза открылись.
Сама собой стала меняться манера моей игры. Не задумываясь, я начала играть свои мелодии на двух струнах с правой стороны на прима-кобызе. Позже я узнала, что древние кыл-кобызы являлись двухструнными. Пять лет назад я играла на могиле Машхур Жусупа в день памяти. Как вдруг на моем прима-кобызе лопнули струны. Муж мне сказал: в Павлодаре есть мастер Нурбек-ага, он сможет отремонтировать кобыз. Нурбек-ага, когда увидел мой инструмент в виде птенца лебедя, растрогался. Оказывается, это он сделал его много лет назад. Нурбек-ага поблагодарил меня за то, что я бережно храню его работу, и сделал мне двухструнный кыл-кобыз — «инструмент зрелости». Кыл-кобыз в форме взрослого лебедя. Издревле казахи, живущие в северных краях, изготавливали кобызы в форме лебедя, так как они считались священными птицами.
— Как проходит сеанс кобызотерапии?
— Приходит пациент. Я начинаю ему играть на кобызе. Мы погружаемся в транс. Я импровизирую, сходу сочиняю сарын на древнем казахском языке. Слова и музыка приходят сами. Иногда пою вслух, иногда про себя. По музыке я узнаю, что человека беспокоит или что у него болит. Вхожу в унисон с его душой. Если музыка звучит нечистая, с каждым новым ее повтором я ее вычищаю, улучшаю. Вместе с музыкой очищаются и мысли человека, ему становится легче. Для каждого человека у меня рождается его индивидуальный сарын и его личная мелодия. В таком состоянии я могу считывать информацию о прошлом этого человека, перечислить его предков, их имена, называть их род занятий. Открываются большие возможности. Я их изучаю.
— Что удается вылечить игрой на кобызе?
— В основном я лечу душу. Провожу профилактику личности. Избавляю от депрессий, суицидальных настроений, посттравматических стрессов, горя по умершим или ушедшим. Все мои клиенты заполняют специальные протоколы, в которых мы фиксируем и отслеживаем их психологическое состояние до сеанса и после. Одной женщине врачи ставили диагноз — шизофрения. А с помощью музыки я определила, что это травма. Пять лет назад она упала и произошло защемление нерва. Это вылилось в расстройство. Мой диагноз оказался точнее.
Беседовал Федор Ковалев Павлодар

По сообщению сайта Новое поколение