Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

К 100-летию со дня рождения советской «Екатерины Третьей» вышла книга воспоминаний о ней

Дата: 27 января 2011 в 21:00

К 100-летию со дня рождения бывшего министра культуры СССР, члена ЦК КПСС Екатерины Фурцевой (1910-1974) на прилавках книжных магазинов Москвы появилась книга о ней. Презентация состоится в пятницу, 28 января, в Центральном Доме литераторов.

Авторы сборника воспоминаний «Неизвестная Фурцева. Взлеты и падения советской королевы» — известный историк-музыковед Нами Микоян и журналист Феликс Медведев, сообщает ИТАР-ТАСС.

«Я познакомилась с Екатериной Алексеевной в 1950 году, когда мы вместе отдыхали в Сочи, — рассказала Нами Артемьевна. — И после этого у нас остались добрые отношения». Она также напомнила, что ее второй муж Василий Кухарский долгие годы был заместителем Фурцевой и знал ее очень близко. В книгу включены и его дневники, в которых он вспоминает о Екатерине Алексеевне.

Споры о бывшем министре культуры СССР не утихают до сих пор. Многие называли ее «Екатериной Третьей», для кого-то она была благодетельницей, для кого-то тираном. К примеру, Фурцева очень опекала Святослава Рихтера, Давида Ойстраха, Мстислава Ростроповича, вдову знаменитого французского художника Фернана Леже — Надю Леже.

В Советском Союзе не было женщины, достигшей таких политических высот, как Екатерина Алексеевна Фурцева. Она у нескольких поколений осталась в памяти, как министр культуры времен хрущевской оттепели. Порой казалось, что она единственный член правительства с человеческим лицом. Но в ее деятельности было слишком много непоследовательного, непродуманного, неумного. И в среде советской интеллигенции ее зачастую воспринимали только как чиновника и необходимое зло.

»...Бывало соберет она всю «культуру» в большом зале – и ну ее пропесочивать, ну пальчиком «культуре» грозить: такие вы, сякие, разэтакие! – вспоминает актер и режиссер Михаил Казаков – И не то вы, дескать, пишите, и не то малюете, и не то вы играете, и не туда смотрите, куда вам положено. А я вот женщина – и то смыслю больше вашего!..»

Но именно ей советские люди обязаны возрождением Московского кинофестиваля и проведением первого Конкурса им.Чайковского, на котором к тому же победил иностранец — Ван Клиберн. Многие отмечают ее заслуги в появлении театров «Современник», «Таганка»; при ней Марк Захаров получил «Ленком», а Олег Ефремов – «Мхат». Она подарила СССР французское кино и приезд Ла Скала, организовала гастроли Большого театра за рубежом. При ней привезли в Москву «Мону Лизу».

Уникальная и умнейшая женщина Ирина Антонова, директор Музея изобразительных искусств им.Пушкина, много работавшая с Фурцевой, вспоминает: «У нее была страсть к масштабным проектам. Вывезти шедевры Эрмитажа, Третьяковки, Русского и Пушкинского музеев в Японию без страховки под личную ответственность — она умела рисковать...»

Ее настроение менялось молниеносно, она была заложником своего личного мнения и пробелов в своем образовании, а собственное восприятие было для окончательным аргументом.

Композитор Микаэл Таривердиев называл ее «человеком трогательной безграмотности в области культуры», не способной отличить симфонию от оперы.

Знаменитая певица Галина Вишневская называда ее «запойной пьяницей», которая «ни черта не смыслит».

Она читала запрещенную книгу Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и прикрывала Мстислава Ростроповича, который поселил у себя на даче автора книги.

В 1961 году, уже будучи министром культуры, Фурцева попыталась вскрыть себе вены. В те дни шел XXII съезд КПСС, на котором ее не избрали секретарем ЦК. Она была слишком эмоциональным человеком.

«Сильно подвыпив с горя, — пишет Сергей Хрущев, — а Екатерина Алексеевна злоупотребляла алкоголем, она попыталась вскрыть себе вены. Но рука дрогнула, и самоубийство не удалось. Возможно, она и не собиралась расставаться с жизнью, а просто по-женски пыталась таким образом привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, но ее поступок произвел противоположный эффект». Тогда врачи спасли министра, а Хрущев при членах ЦК вынес приговор: что поделаешь — женщина, климакс.

Когда 24 октября 1974 года Фурцева внезапно скончалась, то вновь заговорили о самоубийстве. Что именно произошло в тот вечер, когда министр вернулась домой, неизвестно. Они с мужем, замминистра иностранных дел Николаем Фирюбиным, жили на улице Алексея Толстого. Кто-то говорит, что в тот день Фурцева узнала о предстоящей пенсии, кто-то — что муж признался, что встретил другую. Но врачи назвали причиной смерти острую сердечную недостаточность.

Выдуманные и невыдуманные истории из жизни министра культуры СССР

Интересно, что большинство анекдотов про Екатерину Фурцеву связано именно с отсутствием каких-либо знаний в области, которое курировало ее ведомство. Но министр сама признавала за собой этот недостаток и всегда окружала себя истинными специалистами, историками, библиофилами.

***

Министр культуры СССР Екатерина Фурцева раздраженно выговаривала конферансье, историку, библиофилу Смирнову-Сокольникову:
— Что у вас твориться на эстраде? У Райкина, Утесова огромные заработки. Я министр культуры, а получаю гораздо меньше.
— В том-то и дело, — ответил Николай Павлович, — Вы получаете, а мы — зарабатываем.

***

Ведет Фурцева заседание коллегии Министерства культуры. Обсуждается финансирование хоровых коллективов. С председательского места Фурцева громко сетует:
— «Хор кубанских казаков, донских, яицких – что ж так много?! А нельзя ли их всех как-нибудь объединить?».
На что выдающийся артист эстрады, историк Смирнов-Сокольский ей ответил: — Ничего не выйдет, барышня. До Вас это уже пробовали в 1919 году. Не вышло — Да? И кто же это был?
— Деникин...

***

Известный режиссер Николай Акимов был очень остроумным и, по тем временам, отважным человеком. Однажды на совещании у министра культуры Фурцевой для выступающих был установлен очень жесткий регламент, а Фурцева без конца перебивала ораторов и отнимала у них время. Тогда Акимов предложил:
«Давайте, Екатерина Алексеевна, поставим часы, как у шахматистов: вот ваше время, а вот — наше».
Фурцева смутилась и больше не перебивала ораторов.

***

Париж. Художественная выставка в Лувре. На входе стоит охранник и проверяет у прибывающих гостей приглашения. Идет Пабло Пикассо.
Охранник: Ваше приглашение...?
Пикассо: Я забыл... Но я великий Пикассо!
Охранник: Тогда докажите это! Нарисуйте что-нибудь!
Пикассо быстро рисует на стеле белую голубку. Охранник извиняется и пропускает художника. Идет Фурцева...
Охранник: Ваше приглашение...?
Фурцева: Так это... забыла я... Но я министр культуры СССР, не кто-нибудь там!
Охранник: Докажите!
Фурцева: А как я тебе докажу, родной?
Охранник: Ну, вот только что шел Пикассо — тоже пропуск забыл. Так он голубку нарисовал — сразу узнали!
Фурцева: А кто такой этот Пикассо?
Охранник: Проходите, товарищ Фурцева!

***

Хрущев отправил Жукова с визитом в Югославию и Албанию. Провожали его с помпой, а когда маршал вернулся на родину, то встречал его лишь полковник Генерального штаба.
— Товарищ маршал Советского Союза, решением пленума ЦК КПСС вы освобождены с поста министра обороны.
— Кого назначили?
— Малиновского.
— Ну, слава Богу, что не Фурцеву.

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com