Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Педагогическая инсталляция // «Открытый урок» в школе N 109

Дата: 28 января 2011 в 07:12 Категория: Общество

В центре образования N 109, более известном как школа Евгения Ямбурга, проходит выставка «Открытый урок», сделанная Юрием Самодуровым и Мариной Звягинцевой на высоком художественном и дидактическом уровне. Современное искусство, рассредоточившееся по всей школе — от учительской до столовой, вместе с лицами среднего и старшего школьного возраста разыскивала АННА ТОЛСТОВА. В работе над «Открытым уроком» сошлись трое энтузиастов, полагающих, что современное искусство с его общественным темпераментом не следует содержать в музейном заключении. Бывший директор Сахаровского центра Юрий Самодуров, убежденный в том, что современное искусство надо показывать в публичных местах — школах, библиотеках, больницах, на предприятиях и в военных частях. Художница Марина Звягинцева, идеолог долгоиграющего проекта «Спальный район», несущего современное искусство на окраины Москвы: то в роддом, то просто на улицу. И Евгений Ямбург, в школе которого современное искусство давно стало важной педагогической технологией. Никакой школьной самодеятельности — это полноценный художественный проект: имена первого ряда, около сотни работ всех видов современного искусства — от реди-мейдов до видеоарта, тонкая экспозиция, остроумно вписанная в контекст школы, отчего центр образования N 109 стал похож на тотальную инсталляцию. Памятник Булату Окуджаве перед входом в школу окружила стая огромных деревянных грачей работы Николая Полисского и никола-ленивецкой артели. Одну из раздевалок согревает неугасимый «Очаг» Александра Бродского. В столовой угощают «Кухонным супрематизмом» «Синих носов» и «Комплексным обедом» Марии и Натальи Арендт. Посреди библиотеки стоит «Сталин» с медвежьей лапой Леонида Сокова, а вокруг «большого друга советских детей» в витринах — рисунки-шарады, которые присылал из лагеря своей маленькой дочке знаменитый метеоролог Алексей Вангенгейм (это проект Музея истории ГУЛАГа). В спортзале — еще один друг детей, издевательский «Гений дзюдо» Дмитрия Врубеля и Виктории Тимофеевой, изобразивших тогда еще президента Путина в спортивном кимоно. По стенам класса рисования среди учебных натюрмортов развешаны пересмеивающие разные художнические шаблоны «домики» Константина Звездочетова, по стенам класса литературы — улетучившаяся из футляра-урны «Книга беглецов» Петра Перевезенцева. В классе информатики висят фотопейзажи с руинами компьютерной техники группы ABC, в класс биологии заполз «Жук» Игоря Макаревича и Елены Елагиной и выложена кладка поющих и таинственно светящихся «Космических яиц» Татьяны Антошиной, возле класса физики — космические абстракции Юрия Злотникова. А в классе истории выставлены «Памятники-аллюзии» Леонида Сохранского с еле угадывающимся «Медным всадником» и другими монументами российским государям, неопределенность форм которых заставляет думать о неоднозначности исторических трактовок. В одном коридоре, словно азбука, висят рельефы с «Десятью русскими междометиями» Игоря Шелковского, которые, как и любые слова, могут быть и полными смысла, и совершенно бессмысленными, в другом — можно изучать английский по плакатам «Propagandablus» Леонида Тишкова, в третьем — ряд таблиц по истории архитектурных стилей продолжают урбанистические картины-объекты с типовыми новостройками Витаса Стасюнаса. А одно из окон закрывает бумажная занавесочка, сшитая Игнатом Данильцевым из собственных рисуночков, сделанных в школьные годы прямо в тетрадях. Впрочем, самое большое удовольствие на выставке получаешь не от работ, а от зрительской реакции на них. От речи директора — ничего подобного, к сожалению, не услышишь на вернисажах в Третьяковке, оказывается, доктору педагогических наук роль современного искусства в обществе понятнее, чем докторам искусствоведения. От разговора с учительницей истории старших классов Тамарой Жигаловой, убежденной, что «искусство имеет право быть всяким и позволяет видеть мир многоцветным и разным», и рассказавшей, как ее ученики, заинтересовавшись математическим триптихом Александра Панкина «Мнимость черного квадрата», вывешенным в классе математики, полезли в интернет выяснять, кто такой Казимир Малевич и что же он хотел сказать. От того, как девочка лет пятнадцати сосредоточенно изучала работу «Урок рисования» Виктории Ломаско, которая преподает рисунок в детской колонии малолетним грабителям, убийцам, скинхедам и выставила педагогические портреты своих учеников вместе с их собственными работами. Здесь вообще восторжествовала интерактивность: одни художники делали искусство вместе с детьми, работы других стимулировали к проявлению собственных творческих возможностей. Явно насмотревшись на славные ассамбляжи из школьных принадлежностей и фотографий группы «Пульсарт» или инсталляцию «Шепот» Игоря Чиркина и Алексея Подкидышева, устлавших пол одной из рекреаций сотнями раскрытых книг, несколько учеников школы тоже решили освоить язык современного искусства и соорудили объекты, включенные в экспозицию на равных с опусами мэтров. Особенно преуспели ученики 10-го класса Павел Пухно и Василий Кармазин, украсившие решетки лестниц вопросом «Зачем?» в лучших традициях концептуализма. Ведь современное искусство — это, в сущности, искусство задавать актуальные вопросы, чтобы вместо тупо идущих вместе получались идущие своим путем.

По сообщению сайта Коммерсантъ