Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Руководитель должен быть как стальной клинок – ...

Дата: 28 января 2011 в 15:01

Чтобы обеспечить успех делу, необходимо его любить. В этом уверен директор ТОО «Лига» Виктор Жаворонков, являющийся финалистом казахстанского этапа международного конкурса «Предприниматель года – 2010», организуемого компанией «Эрнст энд Янг». Бизнесмен из Петропавловска известен тем, что он – один из немногих в Казахстане, кто разгадал секрет дамасской стали. Сегодня его предприятие особое внимание уделяет выпуску казахского национального холодного оружия, что является вкладом фирмы в реализацию государственной программы «Культурное наследие».

– Я имею три высших образования, по первому я инженер-технолог по металлообработке. Кандидатскую диссертацию защищал в Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве. В детстве очень хотел стать инженером. И судьба пошла мне навстречу. Так и получилось, что моим первым местом работы стал Омский завод подъемных машин, где я трудился инженером-технологом.

ТОО «Лига» не первое предприятие, которое я создал. Но здесь я учел все сложности, возникающие в работе предприятия. Как экономист, понимал, что в непростое время особенно важно найти свою нишу в экономике. И предприятие начало свою деятельность с проведения аукционов по продаже автотранспортной техники. Это уже потом мы наладили производство кованых изделий, дамасской стали, сувенирного и коллекционного оружия, открыв собственные кузнечные и оружейные цеха. Многие не верили, что мы сможем освоить производство холодного оружия, ведь никогда раньше частные предприятия этим не занимались. Особенно не верили, что нам удастся наладить производство дамасской стали, потому что по сложившемуся стереотипу рецепт ее производства утерян, найти его и возродить уникальное производство практически невозможно. Самая большая сложность, с которой я столкнулся на первоначальном этапе, – подбор сотрудников. Но тут все решалось просто – оставались только те, кто подходил по деловым качествам. Очень помог имеющийся опыт работы с кадрами, который я приобрел, когда был первым секретарем горкома комсомола и райкома партии.

– Виктор Павлович, кто-нибудь в Казахстане еще занимается изготовлением дамасской стали?

– Полагаю, что да. Однако нигде, в том числе в СМИ, никакой информации об этом не встречал.

Кстати, не так давно в Талгаре, Алматинской области, были найдены следы производства дамасской стали в XI-XII вв. И в этом нет ничего удивительного, поскольку на территории современного Казахстана проживали многочисленные народы – саки, скифы, тюрки, кыпчаки, имевшие богатую материальную культуру, о чем свидетельствуют такие уникальные находки, как Золотой человек.

– К какой из трех гипотез вы больше склоняетесь: прилагательное «дамасский» произошло от арабского слова «дамас» («вода»), либо от названия города Дамаск, где выковывались мечи, либо от имени кузнеца Дамаскуя? Может, у вас есть своя версия?

– Я сторонник теории, согласно которой «дамасский» является производным от слова «струйный». Вода по-арабски – «дамас», и дамасские клинки часто описываются как имеющие водообразный рисунок на поверхности. Сегодня о дамасской стали написано немало. В Европе эта сталь была известна уже в II-III вв. н.э. Затем римляне перенесли эту технологию в страны Балтийского бассейна и в Сирию. На территории современной России дамасская сталь известна с V-IV веков до н.э. Дамасские клинки производились в Средней Азии, на Балканах, Кавказе.

– По мнению западных ученых, при производстве дамаска применялись углеродные наноструктуры, подобные современным. Получается, что нанотехнологии существовали еще в древности?

– В истории многое повторяется. Как говорится, новое – это хорошо забытое старое. По поводу использования нанотехнологий при производстве дамасской стали – это тема для круглого стола.

– Вы наделяете оружие мистическими свойствами?

– Нет. Все мои изделия, а их более 40, соответствуют своим историческим описаниям. На каждое изделие составляется подробная аннотация, а уже его владельцу предлагается самостоятельно решать судьбу своего приобретения.

– Рентабельность вашего бизнеса, по оценкам некоторых экспертов, достигает 40%, а ежегодный рост рынка – не менее 5%. Вы выбрали производство казахского национального холодного и сувенирного оружия в качестве приоритетного направления деятельности из экономических соображений?

– Убежден, что национальное оружие необходимо выпускать именно у нас в стране, а не везти казахское оружие, например, из Златоуста, так как там не знают традиций, обычаев казахского народа.

Конечно, я выбрал этот бизнес еще и потому, что, по оценкам специалистов, он высокодоходный и рентабельный. Это действительно так, все экономически обосновано. Уникальные изделия ручной работы всегда очень дорого стоят, достаточно вспомнить изделия Фаберже. Кризис практически не повлиял на работу предприятия, уровень продаж не снизился. Помогает, по моему мнению, и правильная ценовая политика предприятия, и индивидуальный подход к покупателям. Так, за все время нашей работы мы ни разу не применили практику предпраздничных распродаж по сниженным ценам.

– И какова динамика спроса на эти виды изделий?

– Спрос в Казахстане на коллекционное холодное и сувенирное оружие вырос на треть в последние три года. Но независимо от этого стоимость его в последние годы практически не меняется и соотносится только с уровнем инфляции. В этом и прошлом году цены на оружие оставались на прежнем уровне.

– Насколько востребован самый дорогостоящий ваш товар – сабля Зульфикар пророка Мухаммеда?

– К ее изготовлению я приступил только после трех лет сбора необходимых сведений, знакомства с историческим материалом. Это изделие очень востребовано, производится в очень ограниченных количествах, так как изготовление его очень трудоемкое. Моими клиентами являются, как правило, интересные, известные и увлеченные люди. По традиции оружейников я никогда не называю их имен, за исключением тех, кому дарили оружие публично.

– Я слышала, вы работаете над дамским оружием… Что это будет – веер с острым наконечником или смертоносные шпильки?

– Мы пока производим только дамский кинжал. Собрано очень много интересного материала по женскому оружию, но приступить к его изготовлению пока не могу из-за нехватки времени. Я никогда не выдаю желаемое за действительное, поэтому назвать изделия могу, только когда они готовы на 90%.

– У вас есть конкуренты в сфере оружейного бизнеса? Может, это братья Кулменовы?

– Я очень рад, что в республике имеются такие интересные и талантливые люди, как оружейники братья Кулменовы (Кулментеги). Но конкурентами я их не считаю – у нас разные направления в оружейном деле. Был искренне рад, когда узнал, что всем трем братьям за их труд, творческий подход к делу аким Алматы вручил ключи от квартир. В нашем регионе о такой оценке деятельности можно только мечтать.

Как экономист, прекрасно знаю, что без конкуренции производство нормально развиваться не может – наступит стагнация, застой. Других оружейников в Казахстане не знаю, ни на одной из престижных выставок встречаться ни с кем не приходилось.

В принципе, особых проблем в развитии своего бизнеса я не ощущаю, а если они возникают, то решаю их самостоятельно, используя имеющийся опыт работы. Вместе с тем считаю, что поддержка государства, осуществляемая посредством госзаказов, может оказать значительную помощь в развитии оружейного дела в Казахстане. Большим подспорьем в развитии оружейного дела могут стать заказы от музеев.

– Что вы думаете по поводу создания в Казахстане настоящей оружейной палаты? Осуществима ли эта идея и делается ли что-нибудь в этом направлении?

– Мне известно, что братья Кулментеги мечтают о создании особого музея старинного военного снаряжения – об оружейной палате Востока. На мой взгляд, очень интересная идея. Я рассматриваю этот вопрос несколько шире. Хотелось бы, чтобы в этом музее были представлены образцы холодного оружия народов из разных стран мира. Кстати, в этом году в Санкт-Петербурге открылся первый частный музей клинкового оружия. В средствах массовой информации я неоднократно поднимал вопрос об открытии музея оружия в Астане или, по крайней мере, об открытии в Северо-Казахстанском областном историко-краеведческом музее экспозиции холодного оружия, на которой будут представлены экспонаты из моей коллекции, насчитывающей более 40 наименований. К сожалению, эта идея имеет лишь моральную поддержку, но я не теряю надежды. Оружие – это неотъемлемая часть культуры народа, однако для большинства граждан нашей республики она остается неизвестной страницей.

– Если в оружейном деле у вас нет конкурентов, то в сфере производства кованых изделий ситуация наверняка обратная? Как вы оцениваете спрос на кованые изделия?

– Конкуренты появляются, это закономерно. Но количество заказчиков кованых изделий уменьшается. Повлиял на это не только кризис, но и появление кованых изделий, изготовленных на автоматах.

Наиболее популярными среди кованых изделий остаются ограждения и оконные решетки. Это связано с желанием владельцев магазинов и коттеджей – тех, кто в основном приобретает эти изделия, – выглядеть солидно и привлекательно: театр, как известно, начинается с вешалки.

– Все-таки к производству кованых изделий, оружия, дамаска вы относитесь как к хобби или как к делу, приносящему прибыль? Как, по-вашему, вообще нужно относиться к работе, чтобы она доставляла удовольствие?

– Для того чтобы работа приносила удовольствие, надо любить ее и ценить. У меня это, к счастью, получается. Мне очень приятно доставлять покупателям радость, интересно на выставках часами рассказывать о своих изделиях.

Но хобби у меня, наверное, другое. С 1991 года я стал преподавать, стал доцентом, профессором, завкафедрой экономических дисциплин в различных вузах Петропавловска. Довольно долго являлся председателем Государственной аттестационной комиссии Северо-Казахстанского государственного университета. Горжусь, что многие из моих учеников работают на ответственных должностях в различных организациях. Наивысшим признанием заслуг своей производственной деятельности считаю включение в Национальный совет Республики Казахстан – консультативно-совещательный орган при Президенте РК.

– В своей управленческой политике вы так же непреклонны, как стальной клинок?

– Как руководитель, я забочусь о том, чтобы сотрудники добросовестно выполняли свою работу, пополняли свои знания, навыки. Руководитель должен быть в своей работе как стальной клинок – не только непреклонный, но и достаточно гибкий.

– Сейчас среди предпринимателей стало модным выпускать книги. Не хотите написать пособие, в котором были бы изложены ваши методики и способы производства дамасской стали, холодного оружия и т.п.?

– Я горжусь тем, что являюсь кандидатом экономических наук. У меня достаточно интересного материала, которого вполне хватит на докторскую диссертацию. Однако времени не хватает на написание пособия или книги, да и, по правде говоря, нет особого желания. Впрочем, в будущем может что-то измениться.

– Как говорится, мы сами кузнецы своего счастья. Вы довольны тем, что имеете?

– Да. Вместе с тем считаю свой потенциал использованным не более чем на 50%. Как оружейник, признаю девиз крестоносцев: «Делай как должно, и будь что будет». В бизнесе всегда преследую одну цель – не останавливаться на достигнутом, постигать следующие ступени.

– Ваши планы на 2011 год?

– Работать как и прежде, но только лучше. Наверное, хотелось бы побольше удачи, но это категория не экономическая, а в чудеса я не верю. Всего надо добиваться самому.

Сауле Ынтыкбаева

№2-28.01.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть