Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Тяга к эфемерному

Дата: 28 января 2011 в 16:10

Жанар Секербаева
Азиз Бейшеналиев — один из самых интеллигентных и обаятельных современных актеров, который снимается и в Казахстане, и в России. На экране, даже если он играет злодея — внушает доверие и симпатию искренностью игры, открытостью характера.
Казахстанскому зрителю актер особенно запомнился по фильмам «Мустафа Шокай», «Райские птицы», «Кочевник».
В 2011 году в прокат выйдут еще две картины с его участием

В отношении ролей
я всеяден
— В конце прошлого года состоялась премьера фильма «Одно звено» с Вашим участием. Его снял молодой режиссер Алексей Горлов. Вы часто соглашаетесь на проекты, которые снимают авторы, делающие первые шаги в кинематографе?
— Не в этом критерий моего выбора. Имеет значение, понравился мне сценарий или нет. Я говорю не о каких-то технических или драматургических недостатках и достоинствах, таким образом оценивать сценарий не умею. Оцениваю с точки зрения того, насколько захватывает история персонажа, его биография.
— В каких фильмах Вы закончили сниматься?
— «Ликвидатор» Ахана Сатаева и «Меч победы» Аси Сулеевой. Последний будет готов к лету. Это детское кино, которое, судя по ситуации с жанром, давно ждали.
— Вы чем-то увлекаетесь помимо кино?
— У меня нет хобби. Есть работа, семья и друзья. Вне рабочей жизни я не такой активный: не хожу на тусовки, не занимаюсь каким-либо видом спорта. Люди привыкли считать, что у актера обязательно должна быть внерабочая жизнь, не похожая на обычную. Ничего подобного. Актер такой же человек. Просто сведения о его жизни почему-то приобретают звездно-богемный оттенок для зрителей, читателей. Вот пишут, что у актрисы N появилась кошка, что же тут такого?! Это нормальное событие, не нужно придавать ему странного контекста. В этом отношении актер — обычный человек, просто профессия у него такая, что он все время на виду.
— У Вас есть заветная роль, которую Вы хотели бы сыграть? Алла Демидова некогда хотела сыграть Гамлета и сделала это.
— Я в этом отношении очень примитивен и всеяден. Между Аллой Демидовой и мной есть большая разница, хотя бы в уровне дарования и профессионализма, не говоря уже о гендерной дифференциации. У меня нет заветной мечты сыграть ту или иную роль. Не знаю, о чем это говорит: о всеядности, примитивности, безразличии. Мне просто нравится моя работа и все, что приходится играть, будь то Отелло или Ленин.
— Приглашают играть в театр?
— Нет, и я сам не хожу по московским театрам с самопредложением, потому что мне в принципе не нравится ситуация — ходить и предлагать себя. Сейчас это нормально, когда актер ходит по театрам, делает показы, просит партнеров подыграть ему, упрашивает худрука посмотреть в надежде на то, что его возьмут в труппу. Наверное, я пока не нужен театрам, поэтому работаю в кино.
— Появился ли за Вами шлейф ролей? К примеру, когда режиссеры видят в Вас образ героя — человека, который меняет ситуацию в фильме и заставляет нас размышлять, расширяет понимание о предмете, событии?
— Насколько я знаю, героическое начало — одно из основных понятий драматургии. Действие, совершаемое персонажем, в результате которого меняется сюжет, ситуация, атмосфера, внутренний мир героя и вместе с этим что-то внутри у зрителя, испытывающего катарсис. Очищение души через сострадание трагическому персонажу. Другое дело, что невозможно такие высокие требования предъявлять к каждому произведению драматургии или кинодраматургии.
— Вы не хотели стать режиссером? Часто у актеров появляется такое желание.
— Нет, никогда. Дело в том, что я учился на режиссерском отделении в студии при Русском драмтеатре в Ташкенте, и у меня не было шанса поступить, если бы поступал на актера с моим восточным типажом. Поэтому схитрил и поступил на отделение режиссуры. Я знал, что учиться студенты будут вместе и многие дисциплины будут общими. Так оно и было, и если до этого времени были сомнения, а не стать ли мне режиссером, за время учебы понял, что мой путь — учеба на актера. Не представляю, что такое режиссер, видение пьесы или сценария, я не режиссер по природе своей и никогда этим заниматься не буду.
— А в роли сценариста?
— Если бы правильно умел оценивать сценарий, как сказал вначале, охватывая взглядом целиком недостатки и достоинства, может быть, и думал бы о том, чтобы попробовать этому научиться. Сценарий оцениваю узко-актерски, имея в виду конкретного персонажа, которого предложили.

О неопределенности
кино
— Приходилось ли Вам жалеть о ролях, от которых Вы отказывались, когда не было времени?
— Однажды Баходыр Юлдашев в 2005 году звал меня на свою картину «Шима» («Остров»). Картина о японском солдате, одном из всего гарнизона, который остался в 1945 году оборонять необитаемый остров. И герою фильма просто не сообщили о конце войны, и он оборонял этот остров до 1974-го. Бахадыр предложил мне главную роль журналиста, который попадает на остров и пытается объяснить солдату, что войны уже нет. Мне пришлось отказаться, потому что я был занят на съемках «Параграфа 78» и я об этом, конечно, очень сильно жалею.
Потом спустя два года, когда Баходыр показал картину, у меня появились дополнительные поводы сожалеть о своем отказе, но в тот момент я ничего другого не мог сделать.
— Ваши родные являются вашими зрителями, критиками?
— Они не задаются целью собрать полное собрание сочинений своего мужа и отца. Думаю, семья немного потеряла. Мой младший сын, посмотрев сериал «История летчика», где я играл бандита, прошлым летом на отдыхе с бабушкой в пансионате, во время завтрака, сидя в столовой, очень громко заявил, что папа работает террористом. И родители, и дети, сидевшие с ними за одним столом, больше обедать с моими родными не садились.
— Над чем работаете сейчас?
— Знаете, в кино не бывает ничего, в чем можно быть уверенным. Это одно из самых ненадежных, а для актеров, людей зависимых в плане работы, видов искусства и профессиональной деятельности вообще. В кино все эфемерно. Я, например, считаю, что нельзя говорить о фильме, пока он не закончен. Могут быть сотни причин, по которым даже начатая работа никогда не выйдет на экран.
— Это заставляет быть всегда наготове?
— Да, откладывает отпечаток и на мышление, и на мировоззрение, и на восприятие себя и мира. Есть неопределенность. С одной стороны, ты ждешь, с другой — понимаешь, что надеяться нельзя, чтобы потом сильно не разочаровываться. Либо ты становишься более черствым, закрытым, сдержанным, чтобы обезопасить себя от наплыва отрицательных эмоций, либо есть вероятность срыва: многие люди не выдерживают такой ритм и уходят в запой или что-то еще. Это один из факторов профессионального риска. Любая профессия связана с какими-то минусами, но бывает и хуже. Например, один из видов обязанности военного — необходимость рисковать своей жизнью.

Досье «НП»
Азиз Бейшеналиев родился 15 марта 1971 года.
В 1990-1992 годах учился на Восточном факультете Ташкентского государственного университета на отделении китайской филологии. Затем поступил на режиссерское отделение при студии Русского драмтеатра в Ташкенте.
Сын известного кыргызского актера Болота Бейшеналиева.
Фильмография:
2011. «Ликвидатор», «Лектор».
2010. «Дворик».
2009. «Семин», «Прыжок Афалины», «Осведомленный источник в Москве» (документальный), «История летчика», «Дом на Озерной».
2008. Мустафа Шокай», «Махамбет».
2007. «Сыщик Путилин», «Параграф 78: пункт 2», «Параграф 78», «На пути к сердцу».
2006. «Райские птицы», «Кочевник».
2004. «Богатство».
2002. «Трио», «Дронго».
1996. «Буюк Амир Темур».

По сообщению сайта Новое поколение