Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Тунис даст пример не только странам Магриба

Дата: 31 января 2011 в 06:30

БАКУ, 29 янв. 2011 – Гюльнара Инандж, Новости-Азербайджан

Революционные события, захлестнувшие страны Магриба, в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует редактор крупнейшего сайта centrasia.ru, эксперт по международным вопросам Виталий Хлюпин:
— Из своих туристических впечатлений двухлетней давности могу отметить, что Тунис производил впечатление едва ли не самой стабильной страны не только в Магрибе, но и во всем арабо-мусульманском мире. А главное – уровень социальной напряженности и противоречий не сравнить с Египетским или Ливанским. Причем, значительная часть населения, пожалуй большинство, с симпатией и уважением отзывались о действующем лидере бен Али. Стремительная эскалация конфликта, и именно в форме «восстания масс», а не обычного для тех мест военного переворота, доказывает, что ситуация в подобных, якобы, стабильных восточных патриархально-наследственных «демократиях» может развиваться совершенно реактивно и без какого-либо мощного толчка, без разницы – извне или изнутри. Да, экономическая ситуация ухудшалась, да, росли цены, да, бронзовел и наглел семейный клан правителя, но где этого нет? Я согласен и не согласен с тезисом, что нынешний взрыв зрел долго. Поясню, протестный потенциал накапливался, но не факт, что какие-либо внутри — и внешне-политические силы готовили свержение режима в такой «уличной форме». Скорее это прорвалась наружу растущая арабская пассионарность, стихия толпы и народного гнева. Безусловно, подогретая исламской и демократической оппозицией, но не более чем. Политологам пора теоретически и практически изучать феномен революций нового типа – «восстания восточной толпы». Похожие явления были присущи средневековью – «соляные», «медные» и прочие бунты в той же Московии, но, казалось, никак не современному обществу. История выдала любопытный кульбит.
— Буквально вслед за Тунисом начались выступления против власти в Египте и Йемене. Тунисские ли события стали катализатором неповиновения в соседних странах?
— Арабо-мусульманский мир гораздо в большей степени чувствует свою общность, чем европейские, христианские страны. Здесь все очень взаимосвязано. Да, Тунис дал пример и Йемену, и Египту, и другим странам.
— Политическая активность горожан естественна в условиях современных технологий. Как можно расценить проявление политической активности и оппонирование против властей почти у всех слоев населения?
— Жестко делить восточное общество на крестьян, горожан и интеллигентов, как в Европе, нельзя, слишком сильны не профессиональные, а иные системы социальных связей – семейно-родственные, клановые, региональные и т.п. Плюс – фактор городского рынка, где всегда присутствует сельская стихия. Недовольство режимом охватило все общество, это не крестьянские или городские бунты. Ядро «восставшей толпы» – молодежь, сельская, люмпенизированная, городская, и даже вполне благополучные с виду учащиеся школ и лицеев. Все они – в едином строю камнеметчиков.
— И в Тунисе, и в Египте население протестует против диктатуры, многолетнего единоличного правления страной одной семьи. Можно сказать, местные власти не учитывают этнопсихологию своего народа, забывая, что за восточным долготерпением приходит взрыв.
— В восточных обществах появляется новый тренд, примерно, как в конце 60-х в Западной Европе, молодежь неожиданно порвала с буржуазными ценностями и резко подалась в «сексуальную революцию», в «хиппи», в левых радикалов и Парижскую весну 1968 года. Это была культурная, ментальная подвижка. Европейская молодежь восстала против старых порядков и бузила на улицах во всех возможных видах и формах. Сейчас, похоже, настает время арабской молодой волны. Старые, полупрогнившие режимы, погрязшие в бессменных и безальтернативных – кумовстве и коррупции – естественным образом аккумулируют на себя все потоки ненависти. Почему первым пал Тунис – на мой взгляд, не столько из-за собственно социальных противоречий, как в результате мягкости самого режима, который явно упустил «улицу» в первые, решающие дни «молодого бунта». Бен Али слишком расслабился и расслабил силовые структуры, в других похожих странах столь мягкий сценарий вряд ли пройдет малой кровью.
— Являются ли события в Тунисе и Египте частью построения демократического Большого Ближнего Востока? То есть, не являются ли эти события очередными революциями Запада?
— Нет, Запад может подстрекать и подкармливать, провоцировать и подогревать ориентированные на себя части элиты, но не управлять стихией бунта. К подлинной демократии эти процессы не имеют никакого отношения. Тем более что результатом подобной революционной смены элит окажется только замена одной правящей династии или родоплеменной группировки на другую, может только чуть более симпатичную.
— Ожидать ли восстание в Сирии вслед за Египтом, Йеменом, или у вас другие предположения?
— В Египте, Сирии, Ливане, Алжире – без разницы. Природа режима там везде одинаковая, и сценарий развития будет, полагаю, похожим.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировка Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, именно диктатура сдерживала расползание терроризма в этих странах? К чему приведет уход этих властей?
— Я не думаю, что следует ожидать именно «погружения в хаос» по типу иракского или сомалийского. На мой взгляд, все таки совсем пессимистического развития событий не будет, и дело закончится не всемирной исламской революцией, как ожидали многие аналитики в конце 70-х, после иранской революции аятолл, а банальным основанием новых демократических династий, чуть более симпатичных, не таких откровенно самодурных, как сейчас.
— Вероятно, Запад, в частности США, не способные расправиться с Ираном, решили заняться соседними странами, чем сужают кольцо вокруг главного врага?
— Я не думаю, что Западу это выгодно. Даже кратковременный хаос в арабских нефтемонархиях чреват экономическими последствиями для самого Запада. Поэтому там умеют дружить и находить общий язык и интересы и с Каддафи, и с Туркменбаши Вторым, и с Исламом Каримовым Первым. Западу нужна стабильность и покой нефтекачалок. Окружать Иран поясом хаоса – это игра с огнем. Реальные прагматики этого не допустят.
— Может ли Турция оказаться очередной страной волнений?
— Может, несколько больший налет «европейскости» лишь скорлупа, внутри – пусть не арабский, но похожий менталитет. Другое дело – в Турции традиционно сильны армия и спецслужбы, и я считаю, что они постараются быстро и жестко подавить «тунисский синдром» в зародыше первых уличных толп.
— По мнению экспертов, волна прокатится и в Центральную Азию.
— Абсолютно согласен с этим тезисом. На мой взгляд, наиболее слабые звенья центразийской цепи – это Таджикистан, Узбекистан и итак полуанархическая Киргизия.

По сообщению сайта Nomad.su